Доступность ссылки

Антин Мухарский: «В Украине выросло поколение людей, которые требуют украинского продукта»


Электронная петиция на сайте президента Украины о закрытии украинского эфира для видео- и аудиотоваров из России пока набрала около 60% голосов. А премьер Арсений Яценюк дал поручение Кабмину рассмотреть идею запрета ввоза российских книг в Украину. Нацсовет запретил еще 14 российских каналов. В то же время, в маршрутках звучит русский шансон, в Почаевской лавре продают книги о так называемых «героях Новороссии», а группы поддерживающие аннексию Крыма, выступают в Киеве. Как к этому относится Антин Мухарский, он же «Орест Лютый»? Об этом он рассказал в программе «Молодежь плюс».

– Вы читаете русские книги?

– За последние два года не помню. Но в целом читаю, например, Дмитрия Быкова, Виктора Пелевина. В России, слава Богу, еще есть авторы, которые понимают, что они попали в ловушку путинского режима.

Я покупаю книги на украинских ярмарках, таких как Форум издателей во Львове, «Книжный арсенал», «Запорожская толока». Я видел там российские книги, из-за чего, кстати, случился ряд прецедентов. Местные активисты выступали за запрет российского продукта. Здесь есть серьезная дискуссионная платформа – какие именно книги запрещать.

Должна быть создана комиссия, которая определит издательства и книги, которые относятся к путинской пропаганде

По моему мнению, должна быть создана комиссия, которая определит издательства и книги, которые относятся к путинской пропаганде. Тогда можно говорить о сознательном и профессиональном подходе к этому делу.

– Большинство магазинов и издательств говорят, что к такому полному запрету они не готовы. Эксперты отмечают, что возникнет нехватка, прежде всего, научной литературы. Как Вы относитесь к идее полного запрета российских книг в Украине?

– Государство должно следовать примерам, которые уже есть в истории. Экспансия американской продукции на английский рынок приводила к тому, что убытки несли именно английские издатели, авторы и переводчики. Поэтому в Англии приняли закон о запрете американской литературы. Ту же ситуацию мы сейчас наблюдаем в Украине. Россияне имеют больше мощности, тиражи не сравнить с нашей страной, поэтому я считаю, что надо рубить с плеча, запретив российским издательствам участвовать в книгораспространении на украинском рынке. А если хотите прочитать книгу на русском языке, то пусть она выходит в украинском издательстве, а украинское издательство получает из этого материальную выгоду, вкладывает в свое производство. Я думаю, это будет правильная схема, которая хоть немного поднимет украинское книгопроизводство.

– Но где же все-таки эта грань между цензурой и оправданной защитой отечественного продукта? Нельзя ли будет назвать полный запрет российских книг в Украине недемократическим методом?

– Это вопрос сложный. Но мое субъективное мнение заключается в том, что должен быть четкий список авторов, принадлежащих к прокремлевской идеологической когорте. Должна быть комиссия, которая, понимая, что мы находимся в условиях войны, будет принимать решение об авторах, чьи произведения запрещены к изданию в Украине.

– Если говорить не только о книгах. Российского аудио- и видеопродукта у нас тоже очень много. Вы могли бы представить, чтобы его сразу ни стало?

– Нет, не мог бы. Однако, теоретически, в условиях политической воли это возможно. В телевизионном и радиоэфире должна звучать исключительно украинская речь. Маркировка страны начинается с языка. Поэтому закон о деоккупации украинского языкового информационного пространства позволит сделать к этому решительный шаг.

– Ваше творчество очень тесно связано с этой темой. Это и проекты «Суровая украинизация», «Ласковая украинизация». Как это работает, по Вашему мнению?

– Каждое поколение ищет свои маркеры, за которые оно может зацепиться, например, как украинец. Я родился в Киеве в русскоязычной семье. Помню, как вышла «Червона рута» – тогда начала появляться качественная украинская музыка. И именно благодаря ей я идентифицировал себя как украинец, который не хочет быть «совком». Затем был Андрухович, «Бу-Ба-Бу», различные театральные представления. Именно культура стала для меня тем маркером. Однако вскоре пришел Кучма, и Ренессанс начала 90-х, эта волна подъема сошла на нет, эфир заполонили российские исполнители, все снова поросло российской попсой. Группа «Руки вверх» одержала верх над украинской эстрадой. Если мы сейчас пропустим эту возможность, то я не знаю, когда мы снова сможем на такой уровень подняться.

Выросло поколение людей, которые не просто хотят, а требуют украинского продукта в украинском эфире. Россия понимает этот рычаг влияния, и как откровенно сказал патриарх Гундяев: «Там, где звучит русское слово, там русский мир». Эта ситуация очень опасна. Если мы не сделаем выводы и, действительно, не перекроем эти «хляби небесные», то снова будем выгребать, и не в Донецке и Луганске, а уже в Одессе, в Харькове, в Днепропетровске.

Акция под Госкино Украины против пропаганды России на украинском телевидении. Киев, сентябрь 2014 года
Акция под Госкино Украины против пропаганды России на украинском телевидении. Киев, сентябрь 2014 года

– Ваша анонсированная новая книга тоже связана с этой темой?

– Напрямую связана. Это большой артбук, который выйдет к «Книжному арсеналу» в конце апреля, называется «Сказки русского мира», иллюстрированный работами выдающегося украинского художника-жлобиста Ивана Семесюка. Это наша творческая коллаборация. Это книга, которая подрывает все имперские мифы и бьет по ценностям «русского мира». К работе присоединились издание «Люта справа», и мы надеемся, что это будет очень качественный продукт.

– Человек, который выступает за русский язык в Украине, за российский контент, русские книги. Если он возьмет Вашу книгу, или посмотрит Ваш клип, или послушает Ваши выступления, не вызовет ли это у него отторжения?

– Именно русского шовиниста так не убедишь. Наоборот. У меня много врагов, я знаю, что они меня ненавидят за мои творческие проекты и высказывания. Но это нормальная жизнь. Надо любить своих врагов, они дают вдохновение и талант творить. Еще более радикальное, еще более украинское искусство. Долгое время нам оставляли лишь «шаровары и глечики». А радикальных сильных художников, которые говорили «Прочь от Москвы», как Хвылевой, уничтожали.

Таких художников в украинской истории выкорчевали. А сейчас есть возможность показать, что Украинцы – это не «гречкосеи», не «холопы». Это совсем другая, новая формация людей, которая рождается на наших глазах. На смену «жлобской», постсоветской парадигме приходит совсем другая категория художников. Мы живем во время впечатляющей украинской ново-героики. И это надо констатировать, подчеркивать, над этим надо работать.

Мы долгие годы были хуторянами, которые жили между двух миров – европейского и азиатского, – не понимая, кто мы. Пришло время очеловечиваться и говорить, что мы имеем свой собственный путь. Степень свободы, которая сейчас есть в Украине, неизвестна ни Европе, ни России, ни даже Америке. Надо воспользоваться теми навыками, которые мы получили в процессе Майдана.

Когда спрашивают: что сделало государство, чтобы русских книг не было на полках? Вот увидели вы книгу Дугина, возьмите и этой книгой продавцу по голове. Это шутка. Но вызовите полицию и скажите: я прошу зафиксировать наличие сепаратистской литературы в той или иной палатке. По данному факту вы идете и подаете заявление. Палатку штрафуют и закрывают. Реальная гражданская позиция.

– Вам уже удавалось так сделать?

– Я планирую.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG