Доступность ссылки

Преступники без приговора. В Крыму продолжается суд по запрету Меджлиса


Верховный суд Республики Крым, судебное заседание по иску о признании Меджлиса крымскотатарского народа экстремистской организацией. 3 марта 2016 года

На процессе по запрету Меджлиса крымские татары держат оборону от российского Минюста, Госкомитета России по делам национальностей, а подчас и от председательствующей судьи Натальи Терентьевой. Тон суду задает прокуратура, представители которой уже заявили, что, если дело заведено, значит –​ преступление было. Репортаж Крым.Реалии из зала суда.

За 40 минут до начала заседания обстановка у здания Верховного суда Крыма, контролируемого Кремлем, привычно оживленная. Несколько десятков крымских татар беседуют у ограждений.

– А что Россия войска из Сирии выведет – тоже фейк? – удивляется мужчина в национальном головном уборе.

– Конечно. Скажут: «Нас там нет». И продолжат бомбить, – улыбается парень лет 25. – Просто устали командировочные своим военным платить.

В коридоре суда очередь из желающих попасть на процесс. Маленький зал не вмещает всех. Заседание начинается с двадцатиминутным опозданием.

Не та подсудность?

Первым слово берет адвокат Джемиль Темишев, представляющий интересы Меджлиса крымскотатарского народа.

– Просим приобщить к материалам дела список, – он протягивает приставу распечатанные скриншоты с сайта исполнительного органа Курултая. – Это информация о представителях меджлиса в районах Крыма, в иностранных государствах, а также в ООН и ПАСЕ.

Джемиль Темишев
Джемиль Темишев

Судья Наталья Терентьева поджимает губы:

– Что подтверждает это ходатайство? – интересуется она.

– Оно показывает, что меджлис работает не только в Крыму и не только в России, но и в Германии, Франции, Румынии, Польше, Литве, Украине. То есть является международной организацией. А это, в соответствии с ч. 5 ст. 51 Кодекса административного судопроизводства России, значит, что решать вопрос о признании его экстремистским может только Верховный суд России.

– Но пока вы не заявляете ходатайство о смене подсудности? Просто просите приобщить документы? – спрашивает судья.

– Да.

Адвокат Госкомнаца недовольно бурчит. Судья ходатайство удовлетворяет

Когда суд ставит вопрос об удовлетворении ходатайства на рассмотрение, прокуратура и Минюст возражают привычно сухо. Зато неожиданно эмоциональную речь произносит адвокат подконтрольного Москве Государственного комитета по делам национальностей (Госкомнаца) Александр Задков.

– Я категорически против, – говорит он. – Меджлис является незарегистрированной организацией. Абсолютно непонятно, достоверны ли те документы, которые они предоставляют, существуют ли те люди, которые в этих документах фигурируют.

Повисает молчание.

– Прошу заметить, что обвинение строится на скриншотах с официального сайта меджлиса, – замечает Джемиль Темишев. – Мы даем скриншоты с того же сайта. Если информация на них недостоверна, то недостоверна и информация в иске.

Адвокат Госкомнаца недовольно бурчит. Судья ходатайство удовлетворяет.

«Сколько человек назовут экстремистами?»

Заседание продолжается вопросом о масштабах обвинения.

– В исковом заявлении говорится, что Меджлис крымскотатарского народа имеет свыше 370 структурных подразделений, – говорит Джемиль Темишев. – Хотелось бы поинтересоваться, на чем основано это утверждение? Прошу суд истребовать данные доказательства.

Нариман Джелял
Нариман Джелял

– Это важный момент, – уточняет первый зампред Меджлиса Нариман Джелял, представляющий его интересы. – Мы не можем понять, предъявлен ли иск к Меджлису крымскотатарского народа, то есть к исполнительному органу Курултая и его 33 членам, либо – ко всем региональным меджлисам, в которых состоят тысячи человек. Если иск против всех меджлисов, включая региональные, то суд должен знать, что они, региональные меджлисы, от нас не зависят и являются самостоятельными организациями. И, соответственно, должны быть самостоятельными ответчиками в данном деле. Так на чем основано утверждение, что мы создали эти 370 меджлисов?

За прокурорским столиком, где в этот раз нет Натальи Поклонской, возникает замешательство. Прокуроры перебирают документы, но, не найдя нужных, решают отвечать без подготовки.

– Все доказательства представлены суду. Это и справки из ФСБ, и брошюры, изданные непосредственно Мустафой Джемилевым.

Непонятно, к кому предъявлен иск и сколько человек, в случае запрета меджлиса, могут быть объявлены экстремистами
Нариман Джелял

– Ваше ходатайство, – обращается судья Терентьева к представителям Меджлиса, – состоит в том, чтобы суд истребовал у прокуратуры доказательства?

Адвокат кивает.

– Судебная коллегия, посовещавшись на месте, постановила: в удовлетворении ходатайства отказать, – резюмирует суд.

– Тогда мы просим привлечь в качестве заинтересованных лиц 370 региональных и местных подразделений меджлиса, – Темишев пытается зайти с другой стороны. – Руководитель симферопольского местного меджлиса Юмар Юнусов, например, присутствует сейчас в зале. Он может дать подробные объяснения о том, как связаны Меджлис крымскотатарского народа и региональные меджлисы.

– Истец настаивает, что региональные меджлисы – это часть меджлиса основного, – подхватывает Нариман Джелял. – Но это не так. Вопрос надо решать, потому что непонятно, к кому предъявлен иск и сколько человек, в случае запрета меджлиса, могут быть объявлены экстремистами.

– Иск предъявлен к Меджлису крымскотатарского народа и ко всем его структурным подразделениям, – невозмутимо смотрит в сторону ответчиков прокурор.

– То есть вы утверждаете, что региональные меджлисы являются структурными подразделениями меджлиса основного? – Джелял с трудом сохраняет спокойствие.

– Да.

– Но…

Спор прерывает судья.

– Коллегия удаляется в совещательную комнату для принятия решения по данному ходатайству, – говорит она. Через полчаса судьи возвращаются и выносят определение: в просьбе адвоката отказано, допрашивать представителей местных меджлисов никто не будет.

Вопрос о количестве ответчиков остается открытым.

Крымские татары не коренной народ?

После перерыва сторона защиты начинает представлять свои возражения на требования прокуратуры.

– В своем административном иске вы утверждаете, что Меджлис – общественная организация, – говорит Джемиль Темишев. – На основании чего вы пришли к таким выводам? На наш взгляд, Меджлис нельзя назвать общественной организацией, потому что он является представительным органом Курултая.

На каком основании крымские татары считают себя коренным народом Крыма?
Александр Задков

Не успевает прокурор ответить, как в разговор вмешивается судья.

– Вы уверены, что эти вопросы не звучали на прошлом заседании? – обращается она к Темишеву.

– Да, но сторона Госкомнаца не участвовала в прошлом заседании и не знает полной картины.

– Давайте не будем затягивать процесс, – отрезает судья. – У новых участников есть все материалы дела, они со всем ознакомятся.

Представитель Госкомнаца берет слово с места:

– Я тут кое с чем уже ознакомился и могу сказать, что у меня много вопросов к ответчику, – Задков активно жестикулирует. – Например, на каком основании крымские татары считают себя коренным народом Крыма?

– Что здесь не так? – удивляется Джемиль Темишев.

– Да то, что если вы посмотрите понятие «коренной народ», как оно изложено в международном праве, то увидите, что речь идет о народах, территории которых были колонизированы. Если мы будем говорить о крымских татарах как о коренном народе, то придется говорить о какой-то колонизации, которой, как мы знаем, в Крыму не было.

В зале неожиданно раздается смех. Смеются татары. Это обстоятельство настолько выводит судью из себя, что она приподнимается с кресла.

– Еще один смешок – и всех выведут из зала. Приставы, проследите за этим! – кричит она.

– Вы тоже не считаете крымских татар коренным народом Крыма? – спрашивает Темишев у прокурора.

– Нет, – говорит тот. – И это факт, который зафиксирован в законодательстве. В списке малых коренных народов, проживающих на территории России, крымские татары не значатся.

– Вы вообще признаете международное законодательство? – напирает адвокат.

– Конечно, если оно не противоречит…

– Снимается вопрос. Не по теме, – в очередной раз обрывает спор судья.

Презумпция виновности

Заседание продолжается. Вопросы задает Нариман Джелял.

– В исковом заявлении говорится, что Меджлису крымскотатарского народа прокуратурой неоднократно выносились предупреждения о недопустимости осуществления экстремистской деятельности, – говорит он. – Однако мне лично известно лишь о предупреждениях в адрес председателя Меджлиса Рефата Чубарова. Поясните все-таки, кому выносились эти предписания: Чубарову или всему Меджлису?

– Меджлису в лице Чубарова, – невозмутимо замечает прокурор.

Рефат Чубаров – не только председатель Меджлиса, но и народный депутат Украины, и вообще очень публичное лицо. Не всегда можно понять, какие заявления он делает в качестве председателя Меджлиса, какие – в качестве депутата, а какие – как обычный гражданин Украины
Нариман Джелял

– Но вы понимаете, что Рефат Чубаров – не только председатель Меджлиса, но и народный депутат Украины, и вообще очень публичное лицо. Не всегда можно понять, какие заявления он делает в качестве председателя Меджлиса, какие – в качестве депутата, а какие – как обычный гражданин Украины. Вот в иске, например, говорится, что Меджлис организовал и осуществил энергетическую блокаду полуострова. Но чем это подтверждается?

– Действиями и словами организатора блокады Ленура Ислямова.

– Но вот еще одна ошибка: Ислямов не является членом Меджлиса и не может выступать от его имени.

– Хорошо. Но Рефат-то Чубаров может. А против него, например, возбуждено уголовное дело за призывы к нарушению территориальной целостности России.

– А наличие его вины чем подтверждается? – вступает в разговор Джемиль Темишев.

– Возбужденным уголовным делом, – бросает прокурор.

Секундная тишина.

– То есть вступивший в силу приговор суда вам уже не обязателен? – удивленно переспрашивает Темишев.

Прокурор сохраняет спокойствие.

– Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных оснований полагать, что конкретное лицо совершило преступление.

... Судья объявляет о продолжении слушания дела по запрету Меджлиса в пятницу, 8 апреля, в 09:30.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG