Доступность ссылки

Меджлис объявили «экстремистским». Что дальше?


Политическая карикатура Евгении Олейник

Решение контролируемой Россией прокуратуры Крыма приостановить деятельность Меджлиса крымскотатарского народа будет иметь юридические последствия для членов этого органа самоуправления.

Российская прокуратура Крыма не дождалась решения российского Верховного суда полуострова о запрете Меджлиса как экстремистской организации. Своим решением Наталья Поклонская, назначенный Россией прокурор Крыма, приостановила деятельность органа самоуправления крымскотатарского народа, без заключения экспертизы признав его «экстремистской» общественной организацией. Ни одного аргумента в пользу такого решения ведомство Поклонской не привело. Тем не менее, Министерство юстиции России внесло Меджлис в список экстремистских организаций.

Кого в России считают «экстремистами»?

По состоянию на 18 апреля 2016 года на сайте российского Минюста было 47 организаций, признанных «экстремистскими»

По состоянию на 18 апреля 2016 года на сайте российского Минюста было 47 организаций, признанных «экстремистскими». Среди них украинские: «Братство», «Правый сектор», «Тризуб имени Степана Бандеры», «Украинская национальная ассамблея – Украинская национальная самооборона» (УНА – УНСО). Три из них были признаны таковыми в ноябре 2014 года. Есть и в списке международные религиозные организации, например «Таблиги джамаат» – организация странствующих проповедников Ислама. Немало в списке региональных организаций российских мусульман, есть объединения свидетелей Иеговы и русских язычников-националистов. Есть и политические организации – праворадикальное «Русское национальное единство» и «Движение против нелегальной иммиграции», леворадикальная Национал-большевистская партия.

В списке экстремистских организаций минюста под номером 7 – международное религиозное объединение «Нурджулар». Решение о его запрете в 2008 году принял Верховный Суд России. Российские эксперты-религиоведы и сами мусульмане, изучающие труды турецкого богослова Саида Нурси, неоднократно подчеркивали, что никогда не создавали никаких организаций, но власти России решили, что такое объединение существует, и запретили его. Меджлис крымскотатарского народа не является общественной организацией, настаивают его лидеры. По их мнению, Меджлис, который сформирован Курултаем – национальным съездом (собранием), – это орган национального самоуправления. На этом настаивал в суде и за его пределами первый заместитель главы Меджлиса Нариман Джелял.

История с запретом в России несуществующего объединения «Нурджулар» свидетельствует, что неопределенный статус Меджлиса и отсутствие у него официальной регистрации не могут быть препятствием для запрета

История с запретом в России несуществующего объединения «Нурджулар» свидетельствует, что неопределенный статус Меджлиса и отсутствие у него официальной регистрации не могут быть препятствием для запрета. Впрочем, в России есть опыт разгрома и ликвидации неугодных общественных организаций без внесения в список «экстремистских».

Вынужденно проживающий за пределами России лидер Национальной организации русских мусульман (НОРМ) Харун Сидоров считает, что для полномасштабных репрессий силовикам вовсе не обязательно решение прокуратуры, суда или Минюста.

«Надо понимать, что официальный список далеко не полный. Например, когда одному русскому мусульманину подбросили оружие, местный ЦПЭ (центр противодействия экстремизму – подразделение министерства внутренних дел России – КР) предоставил в суд справку, что он член НОРМ, которая была охарактеризована как экстремистская организация. Хотя формально НОРМ в этом списке нет. Так что, помимо открытых списков, у них есть еще и закрытые – как на организации, так и на людей», – сказал Сидоров Крым.Реалии. Он отметил, что четких критериев для квалификации организаций как «экстремистских» не существует. «Вносят всех, на кого имеет зуб либо власть с РПЦ, либо местные силовики», – добавил лидер НОРМ.

Последствия запрета для Меджлиса

Руководитель информационно-аналитического центра «Сова» (Москва) Александр Верховский отмечает, что решение российской прокуратуры Крыма приостановить деятельность Меджлиса его членам угрожает административной ответственностью.

Сейчас это означает, что любой человек, действующий от имени Меджлиса, может быть привлечен к административной ответственности по ст. 20.28 КоАП России. А когда его запретят, то уже к уголовной по ст. 282.2 российского УК
Александр Верховский

«Сейчас это означает, что любой человек, действующий от имени Меджлиса, может быть привлечен к административной ответственности по статье 20.28 КоАП (кодекса об административных правонарушениях – КР). А когда его запретят, то уже к уголовной по статье 282.2 УК (уголовного кодекса – КР)», – сказал он Крым.Реалии. Названная правозащитником статья кодекса об административных правонарушениях предполагает штраф для организаторов от одной до двух тысяч рублей, а для участников – от пятисот до одной тысячи рублей. То есть представители Меджлиса в российском Верховном Суде Крыма могут быть подвергнуты административному наказанию только за сам факт своего членства в Меджлисе.

Несмотря на это, представители Меджлиса не намерены оставлять попытки доказать в суде, что Меджлис избран Курултаем крымских татар, то есть, фактически, всем народом, а также опровергнуть обвинения Натальи Поклонской в «экстремизме». «Пока будем на свободе, будем ходить (на заседания суда – КР)! Если Аллах дает нам испытания, он даст нам и сил их достойно пройти!», – сказал Крым.Реалии глава центрального избирательного комитета Курултая Заир Смедляев.

Следующим этапом репрессий против Меджлиса прогнозировано станет его судебный запрет. В этом случае, отметил руководитель международного правозащитного центра «Агора» Павел Чиков, члены Меджлиса могут получить сроки заключения, а все средства массовой информации будут обязаны упоминать, что его деятельность запрещена в России. «Есть широкая судебная практика в том числе реальных сроков (3-4 года лишения свободы) за участие в деятельности экстремистской организации, грубо говоря, это объявление организации и всех ее нынешних и будущих участников вне закона», – сказал Чиков Крым.Реалии.

Украинские политики, Министерство иностранных дел Украины и ряд международных организаций выразили протест против усиления преследований Меджлиса

Украинские политики, Министерство иностранных дел Украины и ряд международных организаций выразили протест против усиления преследований органа самоуправления крымских татар, но о реальных шагах для сдерживания репрессий политики пока говорят крайне осторожно. А глава Меджлиса Рефат Чубаров отметил тревожную тенденцию: западные политики не обсуждают возможности усиления санкций против России в ответ на преследование крымских татар.

Мне французские и немецкие политики самого высокого уровня сказали: «Из-за Крыма никто с Россией воевать не будет. Выводы делайте сами
Борис Захаров

Украинский правозащитник Борис Захаров отмечает инерционность международной бюрократии и нежелание западных политиков обострять противостояние с Россией. «Мы поднимаем вопросы на международном уровне, как на официальном уровне, так и в кулуарах. Делаем официальные заявления вместе с международными организациями, будем подавать жалобы в в международные суды. Но есть одно «но» – Васька слушает да ест… Мне французские и немецкие политики самого высокого уровня сказали: «Из-за Крыма никто с Россией воевать не будет. Выводы делайте сами», – сказал Захаров Крым.Реалии.

Он считает, что поддержка крымским татарам со стороны Евросоюза возможна в форме официального признания Меджлиса представительским органом народа, а также согласием открыть офис Меджлиса в Брюсселе. Захаров также считает возможным предоставление грантов Меджлису. «Таким образом, европейцы будут покупать себе индульгенцию за трусость и бездеятельность», – добавил Захаров.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG