Доступность ссылки

«Россия тотально игнорирует закон» – Рефат Чубаров


В среду, 13 апреля, подконтрольный Кремлю крымский прокурор Наталья Поклонская приняла решение о приостановлении деятельности Меджлиса крымскотатарского народа. Решение действует до того момента, пока не вступит в силу вердикт Верховного Суда Крыма, тоже подконтрольного России. Министерство юстиции России, в свою очередь, включает Меджлис в перечень экстремистских организаций. Ситуацию вокруг Меджлиса обсуждаем с главой Меджлиса крымскотатарского народа – Рефатом Чубаровым и юристом правозащитного центра «Мемориал» – Татьяной Глушковой.

– С нами на связи председаталь Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. Рефат-ага, есть ли у Меджлиса, ныне действующего на территории материковой Украины, план защиты людей, которые находятся в структуре Меджлиса в Крыму?

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

Чубаров: Разумеется, мы продумали разные варианты в ситуации, когда может быть принято решение о признании деятельности Меджлиса крымскотатарского народа экстремистской. Несмотря на то, что любые решения, которые принимаются оккупационными судами, являются абсолютно неправомерными, российская оккупационная власть в состоянии их реализовывать на территории Крыма. Соответственно, вся международная деятельность, которая максимально активизировалась, направлена на то, чтобы предостеречь Россию как страну-оккупанта от применения жесткого индивидуального воздействия на членов Меджлиса. Пока еще не совсем понятно, насколько Россия будет следовать этим призывам, требованиям и предупреждениям. Но то, что она сейчас очень внимательно фиксирует обращения лидеров государств и международных организаций – факт. Вчера Государственный Департамент США также выступил с требованием прекратить преследование Меджлиса. Россия все это фиксирует и анализирует. Кроме того, мы имеем решение, которое обязательно будет запущено после некоторых этапов в Крыму. Пока я не могу говорить об этом решении.

Радио Крым.Реалии/ Минюст России против Меджлиса. Что дальше?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:46 0:00

– Я уточню вопрос. Решение о приостановлении деятельности Меджлиса принималось тогда, когда ваши заместители Нариман Джелял и Ильми Умеров находились вне Крыма на разных международных мероприятиях, в том числе заседании исполнительного совета Всемирного конгресса крымских татар в Вильнюсе. Рассматривали ли возможность, чтобы они больше не въезжали в Крым? Насколько я знаю, после этого решения они вернулись на полуостров.

Сейчас главной, определяющей поведение каждого крымского татарина в оккупированном Крыму, является позиция «живи в Крыму»
Рефат Чубаров

Чубаров: Сейчас главной, определяющей поведение каждого крымского татарина в оккупированном Крыму, является позиция «живи в Крыму». Мы исходим из того, что каждый крымский татарин должен предпринимать максимальные меры для того, чтобы находиться в Крыму, быть вместе со своим народом. Мы слишком долго возвращались после сталинского изгнания, чтобы, не дай Бог, опять так легко потерять свою землю. И, когда народ исходит из этого принципа, ни один член Меджлиса, проживающий сегодня в оккупированном Крыму, не может принять решение, чтобы кто-то, кто еще имеет возможность въезжать в Крым, не делал этого по своей доброй воле. Сегодня утром в Крым вернулся Нариман Джелял – об этом я узнал из его поста в Фейсбуке.

– В последнее время появилась информация, что Меджлис собирается открыть представительства в Вашингтоне и Брюсселе. Что первично? Давление на Меджлис началось после того, как Россия узнала об этом, или же открытие представительств связано с усилением давления в Крыму?

Чубаров: Ни то, ни другое. Создавать представительство действительно необходимо, мы планировали это больше года назад. В эти два года с момента оккупации Крыма Россией основные площадки нашей деятельности находятся в столицах некоторых государств, где сосредоточены основные международные организации, их штаб-квартиры – в частности, в Брюсселе. Я думаю, с открытием нового политического сезона, то есть осенью 2016 года, мы все же сможем открыть представительство в Брюсселе. Есть вопросы кадрового и финансового обеспечения, мы их решаем. То же самое с Вашингтоном.

– Какой статус будут иметь эти представительства?

Чубаров: Это будут представительства Меджлиса крымскотатарского народа. В Брюсселе есть офисы ряда международных организаций, в частности, Европарламента, НАТО и других. Возможно, наши коллеги, которые будут работать в офисе Меджлиса, будут опекать и некоторые другие международные организации, находящиеся в других столицах. Это рабочий инструмент для Меджлиса, площадки, где будет сосредоточена рутинная ежедневная работа с международными организациями.

– С нами на связи юрист правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова. Татьяна, расскажите, в каком случае людям, которые находятся в структурах Меджлиса, грозит административная ответственность, а в каком – уголовная?

Татьяна Глушкова
Татьяна Глушкова

Глушкова: В настоящий момент Наталья Поклонская приостановила деятельность Меджлиса крымскотатарского народа в связи с тем, что, по ее мнению, организация нарушает конституционные права и свободы граждан, и так далее. Если это решение не будет отменено, то пока что людям, которые организуют и участвуют в деятельности Меджлиса, грозит административная ответственность. Она предусматривает небольшой штраф. Организация – от 1000 до 2000 тысяч рублей, участие – от 500 до 1000 рублей. Что касается уголовной ответственности за организацию деятельности или участие в ней, она возможна только тогда, когда Верховный Суд Крыма вынесет решение о признании Меджлиса экстремистской организацией, и это решение будет подтверждено в Верховном Суде РФ, поскольку решение еще может быть обжаловано.

– То есть то, что российский Минюст внес Меджлис в число экстремистских организаций, пока не будет иметь последствий для членов Меджлиса?

За организацию деятельности Меджлиса или участие в его деятельности людям грозит штраф
Татьяна Глушкова

Глушкова: Минюст включил Меджлис не в список экстремистских организаций, а в список организаций, деятельность которых приостановлена в связи с осуществлением экстремистской деятельности. Это разные списки. В данный момент за организацию деятельности Меджлиса или участие в его деятельности людям грозит штраф.

– Ответчиком по делу в Крыму назначили первого заместителя председателя Меджлиса Наримана Джеляля. Заканчивается суд. В общем, нет сомнений, каким будет его решение. Нариману Джелялу и всем, кто публично избран и есть в списках Меджлиса, будет выставлен штраф?

Глушкова: Речь идет не об ответственности за то, что вы являетесь членом или участником организации до приостановления или запрета ее деятельности. Речь идет о продолжении деятельности. Теоретически, если все члены Меджлиса прекратят какую-либо деятельность, связанную с ним, то ответственность наступать не будет. Но, исходя из практики привлечения к уголовной ответственности, могу сказать, что даже очень небольшие действия с употреблением слова «Меджлис» могут быть признаны организацией деятельности запрещенной организации.

– Но, видимо, в России известно, что на крымскотатарском языке слово «меджлис» означает «собрание». Любое собрание трех и более человек можно назвать меджлисом. То есть само слово будет запрещено, его нужно будет удалить из лексикона?

Глушкова: Хороший вопрос. Я затрудняюсь сказать, как будет организовано правоприменение этой статьи. Думаю, речь все же не идет о запрете самого слова «меджлис», а о запрете деятельности организаций Меджлиса, которые действуют в настоящее время. Естественно, само слово из языка изымать не будут. Но, если говорить именно о деятельности, то заявление, выпущенное от имени Меджлиса, какая-то публикация, даже совершенно мирного характера, не угрожающая территориальной целостности России, может быть рассмотрено как организация деятельности Меджлиса.

– В последнее время деятельность Меджлиса на полуострове и так была блокирована – почти два года назад у организации отобрали здание, запрещались все акции, которые предлагал Меджлис. Допустим, у Ильми Умерова дома собираются Нариман Джелял и председатель Курултая Заир Смедляев. Это будет считаться собранием и деятельностью Меджлиса?

Глушкова: Я думаю, что собрания людей дома под уголовную ответственность подпадать не будет.

– А как же дело «Хизб ут-Тахрир»? Люди собирались дома и не вели никакой деятельности, хотя когда-то были симпатиками определенной партии.

Сдавать отчетность за членов Меджлиса или «Хизб ут-Тахрир» за то, что они собирались и вели какую-то экстремистскую деятельность, гораздо проще, чем ловить реальных преступников
Татьяна Глушкова

Глушкова: Да. Но дело в том, что у российских следственных органов есть такая вещь, как отчетность. Сдавать отчетность за членов Меджлиса или «Хизб ут-Тахрир» за то, что они собирались и вели какую-то экстремистскую деятельность, гораздо проще, чем ловить реальных преступников. Потому исключать преследований, конечно, нельзя.

– Напомню, с нами на связи председатель крымскотатарского народа Рефат Чубаров. Рефат-бей, в этом деле не идет речь о Курултае. На ваш взгляд, Курултай будет сохраняться, его делегатов не будут преследовать?

Чубаров: Начнем с того, что сохраняться будет все – и Меджлис, и Курултай. Будет объявлен некий запрет со стороны оккупационной власти, но запрет собственно людей, которые составляют Меджлис или являются делегатами Курултая, не может быть реализован сам по себе. А реализация принятого решения может быть настолько разной, настолько абсурдной – вот и юрист может ответить на вопросы по этому поводу лишь предположительно. Как себя поведут оккупационные власти – покажет практика. Мне представляется, что тогда вообще нужно напрягаться всем странам, у которых представительные органы носят название «Меджлис». При сегодняшнем поведении нынешней правительственной верхушки России запрета самого слова в русском лексиконе исключать нельзя. Тогда уж вопрос – а что тогда Туркменистан, Казахстан, Турция, Иран? Я не могу сказать, насколько абсурдными будут дальнейшие действия российских властей в Крыму.

– Обвинение меджлиса в суде полностью поддерживает председатель подконтрольного России Госкомитета по делам межнациональных отношений депортированных граждан Заур Смирнов. Насколько помню, он до сих пор остается членом Меджлиса. Предлагаю послушать его речь.

МНЕНИЕ

Смирнов: Будем полностью поддерживать сторону обвинения, готовим все материалы. Считаю, что Меджлис утратил право называться крымскотатарским. Действия по блокаде Крыма, организации вооруженных формирований, незаконных экстремистских организаций, которые происходят в Украине при непосредственной организации Меджлиса и его участии, конечно же, давно уже перестали давать ему право называться крымскотатарским. Я уверен, что такая организация в Крыму и Российской Федерации должна быть запрещена, и мы будем это отстаивать в суде.

– Рефат-бей, шла речь о том, что некоторые функции Курултая может взять на себя Всемирный конгресс крымских татар. Есть ли некое решение по этому поводу, как и по поводу избавления от тех членов, которые ныне сотрудничают с российской властью?

В Крыму сейчас происходит расправа над высшим представительным органом крымскотатарского народа
Рефат Чубаров

Чубаров: В Крыму сейчас происходит расправа над высшим представительным органом крымскотатарского народа. Разумеется, мы готовы к разным вариантам развития событий, и у нас есть некие решения. Детали я пока не могу комментировать.

– Легитимизация Меджлиса в нынешнем законодательном поле Украины защитила бы его от давления и преследования со стороны России? Или это уже не имело бы значения?

Чубаров: Два года оккупации Крыма и поведения оккупантов в Крыму говорят о том, что никакая легитимизация и правовое закрепление статуса не защитили ни одну структуру, ни один орган государственной власти и ни одного человека, который был в составе этих органов. Россия тотально игнорирует закон.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG