Доступность ссылки

Эрдоган и хулиган: почему турецкий президент не понял юмора немецкого сатирика


Реджеп Эрдоган (на портрете) и его обидчик Ян Бёмерман

В Германии начато расследование по иску турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана к немецкому сатирику и журналисту Яну Бёмерману. Эрдоган считает, что артист его публично оскорбил своим стихотворным выступлением в эфире. При этом Бёмермана хотят привлечь к ответственности по закону, принятому еще во времена кайзеровской Германии, не использовавшемуся много лет и в скором времени подлежащему отмене.

Главное в этой истории – решение канцлера Германии Ангелы Меркель, которая не встала на защиту свободы слова в этом деле и разрешила прокуратуре провести расследование по статье "Оскорбление органов и представителей иностранных государств", объявив при этом, что саму эту статью закона, оставшуюся от кайзеровских времен, правительство намерено упразднить к 2018 году. Многие удивлены: зачем же тогда допускать процесс по этой статье, про которую уже забыли, когда она применялась в последний раз?

Некоторые комментаторы советуют немецкому сатирику, ставшему теперь знаменитым не только в Германии, максимально затягивать судебный процесс, если он начнется, и, пройдя по всем инстанциям, дотянуть до отмены закона. Процесс, продолжающийся два года, для немецких судов – явление заурядное.

О сути дела судачат политики всех партий, журналисты, юмористы и сатирики. Говорит Антон Хофрайтер, глава фракции Партии зеленых в бундестаге:

Госпожа Меркель сама политизировала этот случай

– Госпожа Меркель сама виновата, так как она намеренно политизировала этот случай, вмешавшись в него. И теперь уже поздно говорить, что это просто дело юстиции. Зная, как Эрдоган вытирает в Турции ноги о права человека и свободу прессы, политический ответ из Германии мог быть, по моему мнению, только один: что правительство не приемлет иск Эрдогана. Так как госпожа Меркель сама политизировала этот случай, то после ее разрешения открыть следствие она должна считаться с тем, что услышит обвинения в умиротворении диктатора и пресмыкательстве перед авторитарным турецким властителем.

Генеральный секретарь правящего Христианско-демократического союза (партии самой Меркель) Петер Таубер попытался защитить канцлера:

Ангела Меркель и Ян Бёмерман
Ангела Меркель и Ян Бёмерман

– Наше правительство ни перед кем не пресмыкается, у нас правовое государство. И в Германии есть как хорошая традиция критики в адрес политиков, в том числе и сатирической критики, так и традиция восприятия этой критики. Эта традиция базируется на свободе мнений, и это прекрасно. Многие немецкие политики привыкли к различным уколам, а некоторые научились даже "набирать очки", публично смеясь над собой. Но в правовом государстве мы должны соблюдать все установленные правила и действующие законы. Один из них гласит: оскорбление глав иностранных государств является преступлением. И мы не можем просто сказать, что у нас есть такой закон, но нам он не интересен. Этот закон применим по отношению к любому критикуемому у нас главе любого государства. Было ли в конкретной критике оскорбление, должны решать независимые суды. Поэтому я советовал бы всем успокоиться по поводу этой истории и не нагнетать страсти.

И все же Меркель критикуют в прессе и в обществе за ее решение, принятое, как считают некоторые, в угоду Эрдогану, на встречу с которым канцлер полетит 23 апреля вместе с председателем Европейского совета Дональдом Туском, чтобы решать проблемы с беженцами. Эти европейские проблемы без помощи Эрдогана, с которым заключен соответствующий договор, разрешить невозможно, вот и пришлось Ангеле Меркель, как считают некоторые, "выкручиваться". Сказать Эрдогану, что для немецких политиков их публичное высмеивание и сравнения черт знает с кем – обычное дело, она не решилась. Рейтинг же главы правительства после этой истории стал еще ниже.

Вот так говорить о президенте нельзя, это было бы оскорблением

Но дело тут, конечно, в самом тексте. Немецкий сатирик, критикуя обращение Реджепа Эрдогана со СМИ в Турции, разыграл в телеэфире маленький спектакль, как бы сымпровизировав на тему того, чтó является недопустимым в СМИ по отношению к высшим должностным лицам. Предваряя импровизацию, которую он так и назвал "Оскорбительный стих", Ян Бёмерман заранее сказал, что публичное произнесение такого текста в Германии наказуемо по закону как оскорбление, в отличие от критики реальных действий и поступков политика. В "Оскорбительном стихе" Бёмермана и правда звучат грубые и унижающие Эрдогана псевдоутверждения в духе письма запорожцев турецкому султану, но под соусом "вот так вот говорить нельзя, да?".

Начав свой стих с обвинений Эрдогана в глупости и трусости и продолжив описанием якобы исходящего от него отвратительного запаха, сатирик в грубой форме описывает сексуальную жизнь турецкого президента, а также упоминает "оплеухи", которые, по его словам, Эрдоган раздает курдам и христианам. Бёмерман в непристойных выражениях поднимает на смех всё, вплоть до анатомии Эрдогана, не переставая в промежутках напоминать: "Вот так говорить о президенте нельзя, это было бы оскорблением, и в кодексе законов есть соответствующая статья". В самом конце, когда раздаются аплодисменты, Ян Бёмерман успевает крикнуть: "Не аплодировать! Нельзя!" Понятно, что эта абракадабра не говорилась всерьез, а была намеренным доведением дела до абсурда. Но Эрдоган принял все за чистую монету – или захотел принять. Он на всякий случай вчинил иск и как частное лицо.

Ангеле Меркель совсем не хочется ставить под угрозу отношения Берлина и Анкары из-за обидчивости Реджепа Эрдогана
Ангеле Меркель совсем не хочется ставить под угрозу отношения Берлина и Анкары из-за обидчивости Реджепа Эрдогана

Говорит еще один соратник Меркель по партии, депутат Европарламента Эльмар Брок:

– Ангела Меркель, как любой гражданин ФРГ, имеет право находить стихотворение плохим, даже если оно другим нравится. И в этом она выступала не за Эрдогана или за Бёмермана, а просто поставила под сомнение качество стихотворения. Прокуратура уже занялась этим случаем. Я верю объяснению Бёмермана, что стихотворение, хотя внешне и оскорбительное, не отражает его мысли и его мнение. Я верю в нашу юстицию и уверен, что не последует никакого осуждения Бёмермана в этом случае. Это надо объяснить и господину Эрдогану, хотя он, конечно, также имеет право на защиту репутации и личности.

Случай обсуждается, конечно, и в журналистской среде. Говорит Франк Юбералл, председатель объединения Союзов журналистов Германии (DJV):

Госпожа канцлер попала или, по мнению других, сама загнала себя в трудную ситуацию

– Такая дискуссия, какую мы сейчас ведем в СМИ и в обществе, в Турции непредставима, невозможна. Если посмотреть на состояние прессы в Турции, то перед нами предстанет печальная картина. Мы же здесь у нас не придерживаемся какого-то одного мнения и взгляда, и это прекрасно. Госпожа канцлер попала или, по мнению других, сама загнала себя в трудную ситуацию. Ее заявление, что она лично находит сатиру Бёмермана "намеренно ранящей", должно было, как ей казалось, привести к тому, что Эрдоган удовлетворился бы и передумал подавать свое заявление. Но произошло обратное, и правительство ФРГ оказалось в трудной ситуации, ибо в нормальной жизни оно не вмешивается в законодательную практику.

Между тем канцлер Меркель уже подала свежий личный пример президенту Эрдогану. Популярный в Германии сатирик, 80-летний Дитер Халлерворден, сочинил о Меркель песенку, в которой, критикуя ее за всегдашнюю тактику компромиссов и готовность иногда из тактических соображений сменить свою позицию на противоположную, напомнил о ее пионерском детстве в ГДР и постоянной готовности произнести "всегда готов" (по-немецки immer bereit):

Однако Ангела Меркель, конечно, не будет подавать на Халлервордена в суд. Тем временем министр юстиции Германии Хайко Маас (Heiko Maas) уже заявил, что работает над редакцией закона, чтобы немедленно исключить основания для рассмотрения иска Эрдогана.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG