Доступность ссылки

Крымскотатарская проблема в СССР


Активисты национального движения. 1966 год. Архив акции «Хатыра»

Ровно 60 лет назад, 28 апреля 1956 года, был принят долгожданный Указ Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничений по спецпоселению с крымских татар, балкарцев, турок граждан СССР, курдов, хемшилов и членов их семей, выселенных в период Великой Отечественной войны».

Указ высшего органа власти отменил режим спецпоселений упомянутых народов и освободил их от административного надзора. Снятие ограничений, однако, не влекло «возвращения имущества, конфискованного при выселении», а также возвращения в места, откуда люди были выселены.

Паспорт спецпереселенки Теслиме Чунаковой с надписью «Разрешено жить только в пределах Узбекистана». Архив Асие Чалбаш
Паспорт спецпереселенки Теслиме Чунаковой с надписью «Разрешено жить только в пределах Узбекистана». Архив Асие Чалбаш

Случилось это спустя два месяца после ХХ съезда партии, где в докладе первого секретаря Центрального комитета (ЦК) КПСС Никиты Хрущева впервые было сказано о несправедливости, допущенной по отношению к депортированным народам СССР.

Еще при жизни Сталина среди крымских татар происходило обсуждение различных вариантов действий, которые должны были побудить власть вернуть их на родину. Мысль о том, что они останутся в местах изгнания навсегда – была абсолютно неприемлема…

«Мы считали себя там временными, никогда не думали, что все время там будем, все верили, что рано или поздно возвратимся, и никогда не было мысли, что там останемся», – вспоминает это время крымский татарин Дилявер Киковацкий.

Но массовое движение за возвращение в Крым стало возможно только после начала «оттепели».

Активисты национального движения в Москве. 1959 год. Архив Эдие Муслимовой
Активисты национального движения в Москве. 1959 год. Архив Эдие Муслимовой

В одном из первых обращений властям – письме пяти крымскотатарских коммунистов, адресованном членам Президиума ЦК КПСС и лично члену Президиума Михаилу Суслову, ставился вопрос о возвращении крымских татар на родину, восстановлении Крымской автономии в составе УССР, а также о возврате или компенсации за оставленное при выселении имущество. В связи с письмом пяти крымскотатарских коммунистов Отделом парторганов ЦК КПСС были даны поручения ЦК КП Узбекистана «провести дополнительную работу среди крымских татар, что снятие с них режима спецпоселений не дает права на возвращение в районы прежнего местожительства и конфискованное у них имущество», а также «необходимые разъяснения» для «бывших руководящих работников Крыма».

Уже в конце ноября 1956 года было принято Постановление Политбюро ЦК КПСС «О восстановлении национальных автономий калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов». В 1957 году началась репатриация этих народов. Крымские татары, немцы и турки-месхетинцы такой возможности не получили.

В «самой гуманной и справедливой стране» на свете крымские татары столкнулись с тем, что, как казалось, было присуще лишь странам дикого капитализма – с политикой репрессий и дискриминации.

Таковы были исторические предпосылки возникновения крымскотатарской проблемы в СССР.

Основные ее «пункты» были сформулированы уже в первых обращениях крымских татар, отправленных ими в высшие советские инстанции еще в середине 1950-х, таковыми они оставались на протяжении многих десятилетий. В них содержались требования о возвращении депортированного крымскотатарского народа на свою историческую родину, о восстановлении автономии – которую крымские татары резонно считали (и считают) национальной автономией, и, конечно, о политической и моральной реабилитации.

Число обращений и писем, которые были написаны крымскими татарами в 1950-1980-х годах – о своем бесправном положении, об уничтоженной культуре и исчезающем языке, о заветной мечте вернуться на родину – вряд ли подлежит даже приблизительному подсчету.

Одно из «писем во власть» – десятиклассника Эбазера Сейтвапова – заканчивалось словами: «В Узбекистане нам говорят: убирайтесь отсюда прочь. В Севастополе то же самое. Насриддинова упрекает, что мы едим узбекский хлеб, в Крыму нас считают разбойниками и лентяями. Куда нам деваться?!! На Луну?».

В чем-то наивные, но безусловно справедливые строки из письма юного крымского татарина (вот уж поистине «устами младенца...»), несомненно, отразили всю сложность и конфликтность проблемы. Никогда за многовековую историю крымских татар известная поговорка «Куда податься бедному татарину» не обретала такую силу закона, как начиная с середины 1950-х годов ХХ века. Крымские татары так и не стали своими на чужбине, но еще более чужими они были на своей исторической родине.

«Когда хотят уничтожить народ, его сначала лишают памяти», – написал знаменитый чешский писатель Милан Кундера.

Крымских татар пытались лишить истории, памяти и даже имени. Они были вычеркнуты из энциклопедий, лишены имени (с конца 1950-х этноним «крымские татары» выпадает из переписей населения, научной и популярной литературы, культурного обихода, историографии, национальной литературы). Это произошло практически мгновенно, в одночасье. Однако директивным путем лишить народ памяти властям не удалось, как не удалось заставить людей забыть свои истоки и свою родину – все то, что складывается столетиями и составляет глубинные основы духовной жизни народа.

Крымскотатарская проблема имела шанс разрешиться в 1956, 1967, 1972 и 1974 годах – в эти годы были изданы Указы высшего органа власти – Президиума Верховного Совета СССР. Однако эти указы так и не стали «работающими».

Указ от 5 сентября 1967 года, симптоматично названный «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму», отменял решения государственных органов в части, содержавшей огульные обвинения в отношении «граждан татарской национальности, ранее проживавших в Крыму», но утверждал, что они «укоренились на территории Узбекской и других союзных республик». Указ снимал ограничения в выборе места жительства для крымских татар, однако, как выяснилось с приездом первых же крымскотатарских репатриантов, оговорка насчет паспортного режима была не случайной – практически никто их прибывших прописан в Крыму не был.

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму»
Указ Президиума Верховного Совета СССР «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму»

В 1967-1973 годах, по официальным данным, в Крыму поселилось только 3496 крымских татар, основная часть – в связи с кампанией по «организованному набору рабочей силы».

Не изменилась ситуация и с принятием в 1972 и 1974 годах новых указов Президиума Верховного Совета СССР, в которых вновь подтверждалось снятие ограничений в выборе места жительства для крымских татар. Эти документы не были обнародованы, а все это время власти оказывали ожесточенное сопротивление возвращению крымских татар в Крым.

В 1978 году было принято постановление №700 Совета Министров СССР, фактически «закрывшее» Крым от крымских татар.

Семья Муслимовых, вернувшаяся в Крым в 1969 году. Долгие годы их упорно не прописывали на родине, отказывали в работе, подвергали унижениям детей. Только в 1992 году они переехали в родное село главы семьи Солнечная Долина (Къоз) и построили там дом
Семья Муслимовых, вернувшаяся в Крым в 1969 году. Долгие годы их упорно не прописывали на родине, отказывали в работе, подвергали унижениям детей. Только в 1992 году они переехали в родное село главы семьи Солнечная Долина (Къоз) и построили там дом

По сути, все предлагаемые властью модели урегулирования крымскотатарской проблемы в 1950-80-х годах представляли собой не более чем форму государственного маневрирования, имитацию решения. Крымскотатарская проблема, словно хроническая болезнь, которую лечат бездарные эскулапы, усилиями советских властей была загнана в глубь, но так и не вылечена…

Окончание читайте здесь.

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG