Доступность ссылки

Май российских запретов в Крыму


Мустафа Джемилев, 3 мая 2014 года

Во всей череде событий так называемой «крымской весны» май 2014 года, пожалуй, наиболее запомнился крымским татарам. Этот месяц ознаменован рядом событий, положивших начало массовым репрессиям в отношении представителей крымскотатарского народа. Их последствия продолжаются и теперь, два года спустя.

Уже после того, как отзвучали многочисленные обещания российских властей и назначенных ими крымских чиновников о «лучшей жизни крымских татар на родной земле», последовали наглядные опровержения сказанному.

3 мая. Как это было

3 мая исполнится ровно два года с момента, когда около пяти тысяч крымских татар встречали своего лидера –​ Мустафу Джемилева – на административной границе с полуостровом. За неделю до этого, пересекая админграницу, он получил от российских силовиков «акт уведомления о неразрешении въезда в Российскую Федерацию» сроком на пять лет. В связи с тем, что в «документе» не было ни печати, ни подписи, это вызвало сомнения в его законности, поэтому Мустафа Джемилев отказался его подписать.

Обратно он пытался вернуться в Симферополь самолетом через Москву. Однако в аэропорту «Шереметьево» российские пограничники отказали ему в пропуске на территорию России. Это известие повлекло международный резонанс, а с требованием отмены этого запрета выступили как украинские власти, так и ряд международных организаций, европейские власти и политики.

Данный факт также вызвал недовольство и возмущение среди крымских татар, которые еще не забыли депортацию 1944 года и то, что именно Мустафа Джемилев способствовал их возвращению на родину.

3 мая лидер народа предпринял попытку вернуться в Крым. Такая необходимость была обусловлена, в том числе, подготовкой к главному весеннему празднику крымских татар — Хыдырлезу, который ежегодно отмечается на полуострове. Праздновать его без своего национального лидера представители крымскотатарского народа в 2014 году отказались. Многие стараются придерживаться этого принципа и сейчас.

Тысячи активистов, членов Меджлиса и других неравнодушных крымчан в тот день отправились встречать Мустафу Джемилева на пункт пропуска «Турецкий вал» у Армянска, выехав несколькими автоколоннами.

Чтобы встретиться с ним, людям пришлось прорвать живую цепь бойцов российского ОМОНа, которые были направлены на «Турецкий вал» для контролирования ситуации. Те пытались остановить колонны крымских татар несколькими выстрелами в воздух. Однако прорваться на контролируемую Украиной часть админграницы им все же удалось.

Таким образом, встреча крымских татар с национальным лидером состоялась. Но ненадолго. Дорога в Крым для Джемилева так и осталась закрытой. Кроме запрета на въезд, путь домой ему тогда преградили специально согнанными УРАЛами и БТРами. Лидеру крымских татар пришлось вернуться в Киев.

Уже теперь Мустафа Джемилев признался Крым.Реалии: на тот момент у него были сомнения, что ему удастся вернуться на полуостров. «Я тогда сомневался, что мне дадут вернуться, но надежда была. Акция, которая тогда состоялась там, на админгранице, показала единство крымских татар, в том числе, в борьбе против российских запретов», – говорит он.

Как акция стала уголовным делом

Последствия акции оказались неутешительными для ее организаторов и участников. Уже на следующий день подконтрольная России прокурор Крыма Наталья Поклонская обвинила их в экстремизме и направила постановления в Следственный комитет и ФСБ для возбуждения уголовного дела.

Акции в поддержку Мустафы Джемилева она квалифицировала как «незаконные экстремистские действия, связанные с массовыми беспорядками, перекрытием автотрасс, незаконным пересечением госграницы России в сочетании с препятствием законной деятельности государственных органов, а также применением насилия».

В рамках «дела 3 мая» к ответственности были привлечены более сотни крымских татар. В том числе, арестованы пять человек: Муса Абкеримов, Рустем Абдурахманов, Таир Смедляев, Эдем Эбулисов и Эдем Османов. Им пришлось отсидеть в следственном изоляторе несколько месяцев. Четырем из них присудили условные сроки заключения. Рассмотрение дела по обвинению Эдема Османова еще не завершено.

По данным Меджлиса, около сотни крымских татар, которые в знак солидарности со своими соотечественниками 3 мая 2014 года перекрыли несколько трасс в Крыму, впоследствии были оштрафованы судом на суммы от 10 до 40 тысяч российских рублей (от 3 до 13 тысяч гривен). Подробнее об этом Крым.Реалии писали в материале «Дело 3 мая»: четыре срока за встречу с Джемилевым.

Спустя две недели после акции 3 мая крымским татарам впервые после их возвращения в Крым запретили проводить мероприятия в память о депортации, которые проходили на протяжении многих лет в центре Симферополя. Собираться здесь они не могут и теперь.

Через два месяца после акции российские власти полуострова закрыли дорогу в Крым главе Меджлиса крымских татар Рефату Чубарову. Запрет на въезд в Россию, вынесенный российской прокуратурой Крыма, был зачитан ему на контрольном пункте пропуска «Чонгар», куда он возвращался из Геническа Херсонской области, где проходило заседание Меджлиса.

Впоследствии и Рефат Чубаров, и Мустафа Джемилев попытались оспорить эти запреты, чтобы иметь возможность добиться их рассмотрения в Европейском суде по правам человека.

Решений судов по этим апелляциям до сих пор нет. В середине апреля стало известно, что Мещанский суд Москвы передал иск Мустафы Джемилева в Московский городской суд. По словам адвоката Марка Фейгина, дело засекречено.

Спустя два года российские власти Крыма также добились судебного запрета Меджлиса крымских татар по обвинению его в экстремистской деятельности. Борьба за отмену этого решения тоже начнется в мае.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG