Доступность ссылки

«Тюрьма народов»: что в ней ждет крымских татар


Пикет в Москве на Лубянской площади у здания ФСБ. Москва, 30 апреля 2016 года

Объявив себя преемником Советского Союза, Россия вместе с материальными активами и долгами унаследовала проблемы, заложенные сталинской национальной политикой. А она предусматривала разделение народов на «сорта»: одни имели право на создание союзной республики – государствообразующего субъекта СССР, другие заслуживали только на автономии. Автономии имели собственную иерархию – республики, области, округа. По Конституции СССР, союзные республики формально имели право на выход из Союза. Но автономии, входившие в их состав, служили крючками, чтобы исключить или затруднить выход – он мог произойти лишь с согласия автономных образований. В новой политической системе функция автономий изменилась.

Сталинская национальная политика, которая качалась от коренизации и национального возрождения народов СССР в 20-е годы до массовых расстрелов национальной интеллигенции несколькими годами позже, фактически была продолжением имперской политики в отношении национальных меньшинств. Сталинский СССР депортировал вайнахов, крымских татар, карачаевцев и балкарцев, ногайцев, калмыков. Но политика депортации не коснулась адыгских народов. И тому есть логическое объяснение, считает черкесский активист Анзор Кабард, который сейчас живет в Соединенных Штатах. «При Джугашвили было завершена русская колонизация черкесского побережья, начатая при императоре Александре Втором... При нем же были уничтожены остатки черкесской аристократии, которая пережила царский прессинг и Гражданскую войну – несколько последовательных волн репрессий с интервалами в несколько лет», – рассказал Анзор Кабард Крым.Реалии. Активист напомнил, что в 19 веке адыгские народы подверглись физическому уничтожению, а те, кто уцелел, оставили родной край и убежали в Турцию. Уже при Сталине на территории так называемого Большого Сочи был ликвидирован Шапсугский национальный район. Шапсуги – один из адыгских этносов, истребляемых российскими властями в 19 веке.

После распада Союза бывшие автономные республики стали играть роль инструментов для удержания в орбите России союзных республик, ставших независимыми государствами. Так до сих пор в Азербайджане: Нагорно-Карабахская автономная область оккупирована Арменией и остается источником нестабильности. В Грузии подобная история случилась с бывшей Абхазской автономной республикой и Юго-Осетинской автономной областью. Они стали непризнанными государствами под неофициальным российским управлением.

Хотя в Украине на момент распада Союза автономий не было, с благословения опытного коммунистического чиновника Леонида Кравчука Крым стал автономной республикой, где жители – крымские татары, караимы и крымчаки – не могли влиять на решение собственных проблем.

«Новая» национальная политика России

В соответствии со статьей 5 Конституции России, бывшие автономии называются республиками, они вместе с краями, областями, городами федерального значения, автономными областями и округами является «равноправными субъектами федерации». В их пределах народы, населяющие Россию, по Конституции России, имеют право на самоопределение. Но реальность поражает: даже большие народы – татары Поволжья и башкиры – находятся под жесточайшим прессингом.

Татары являются крупнейшим меньшинством в России среди народов, традиционно проживающих на этой территории. Однако в самой республике Татарстан они составляют около половины населения. По словам активиста национального движения Нафиса Кашапова, который из-за угрозы преследования более десяти лет живет за пределами России, с тех пор, как президентом России стал Владимир Путин, возросло давление на национальное движение. «Были закрыты сотни школ с преподаванием на родном языке, несколько активистов были убиты, сотни арестованы», – сказал он Крым.Реалии. Активист отметил, что национальные формы самоуправления в нынешней России невозможны. «Милли Меджлис (народный совет) сегодня за пределами России, Татарский общественный центр (ТГЦ) – под постоянным давлением спецслужб, его председатель, писательница Фаузия Байрамова, получила условный срок заключения», – добавил Нафис Кашапов. Его брат-близнец Рафис Кашапов был осужден на три года заключения и отбывает наказание в колонии за публичный протест против российской аннексии Крыма и войны против Украины на Донбассе.

В Татарстане сегодня есть возможность изучать родной язык и литературу, классов и школ хватает, а вот высшее образование на татарском можно приобретать только по нескольким специальностям
Ильгиз Ахмадулин

Активист и сторонник межрелигиозного и межнационального диалога Ильгиз Ахмадулин говорит, что в Татарстане сегодня есть возможность изучать родной язык и литературу, классов и школ хватает, а вот высшее образование на татарском можно приобретать только по нескольким специальностям. Показное внедрение среднего образования на родном языке татар создало новую проблему. «В некоторых школах культура и язык вводились насильственным способом, вызывая большие протесты среди других языковых групп... А высшее образование невозможно получить на родном языке, кроме языкознания. Много вопросов относительно ассимиляции, много татар было русифицировано», – сказал Ильгиз Ахмадулин Крым.Реалии. И это при том, что Татарстан – крупнейшая национальная республика России. В этой стране более 5 млн поволжских татар, однако большинство из них проживает за пределами автономии.

В другой Поволжской республике Мордовия ситуация с правами национальных меньшинств существенно хуже, говорит активист национального движения народа эрзя Александр Болькин. По его словам, российские власти несколько сот лет назад искусственно объединили два народа финно-угорской языковой группы мокша и эрзя, назвав его мордвой. «Но нет «мордовского» языка, разница между этими двумя языками больше, чем между украинским и русским», – сказал Александр Болькин Крым.Реалии. По его словам, главной угрозой для эрзя является тотальная русификация, численность народа за сто лет сократилась в 2,5 раза.

После 370 лет запретов в 1999 году эрзя восстановили свой съезд-моление, который выбирает традиционный орган самоуправления под названием «Лава старейшин». «Были попытки закрыть национальные газеты, но эрзя отбились, выиграли два суда, когда на съезд приезжают эрзя из-за пределов автономии, их встречают сотрудники ФСБ», – добавил Александр Болькин. Он отметил, что в настоящее время родной язык школьники могут изучать только как факультатив после уроков.

Также как факультатив изучают родной язык лакцы – пятый по численности этнос Дагестана. «Есть уроки языка и литературы, и то лишь в горных районах, в городах уже на уровне кружков изучается», – сказал Крым.Реалии житель Махачкалы, который называет себя Али Магомедов. Он был свидетелем непродолжительного национального возрождения своего народа в 90-е годы. Тогда по инициативе представителей национальной интеллигенции было создано лакское движение «Кази Кумух». Его возглавил выдающийся национальный деятель Магомед Хачилаев, вспоминает Али Магомедов. Но после убийства лидера движение фактически прекратило свое существование.

Российские порядки для Крыма

По многочисленным свидетельствам крымских татар, проживающих на аннексированной территории, сегодня продолжается мощное давление на желающих обучать своих детей в крымских школах на родном языке. Несмотря на то, что в российской конституции Крыма крымскотатарский назван государственным, его пытаются вытеснить на факультативное изучение, под разными предлогами отказывая в создании национальных классов.

Желаемый Москве результат можно наблюдать в уже упомянутых Мордовии и Дагестане, где родной язык изучают факультативно. Такая политика может быть успешной, если нейтрализовать национальное движение. В подавлении национальных организаций спецслужбы России имеют успешный опыт. Активисты из автономий России сегодня констатируют тотальный контроль государственных институтов и спецслужб над официальными национальными объединениями. А сами объединения называют инструментом воздействия Москвы на национальные меньшинства. С ним согласен эксперт Украинского института национальной памяти Максим Майоров. Он отмечает декоративный характер российского федерализма. «Национальные республики служат не гарантией самобытного развития народов, а инструментом контроля над национальными элитами, через их инкорпорации в правящую клику. Структуры, находящиеся вне официальной политики (партии, национальные советы, джамааты) всячески преследуются и маргинализуются», – сказал он Крым.Реалии.

В российских условиях Меджлис крымских татар был обречен на запрет с момента аннексии Крыма
Али Магомедов

В российских условиях Меджлис крымских татар был обречен на запрет с момента аннексии Крыма, говорит лакец Али Магомедов. «Он в этой системе российской просто не мог существовать, потому что не вписывался в российские реалии, не отвечал целям тех, кто формирует национальную политику», – говорит Али Магомедов. Максим Майоров прогнозирует создание подконтрольного российской власти крымскотатарского движения, хотя и не исключает, что роль координатора российский политики в отношении крымских татар может быть возложена на Духовное управление мусульман Крыма и Севастополя. Между тем, уже более двадцати лет на Северном Кавказе идет обсуждение возможности объединения национальных движений в конфедерацию. Цель – ослабить давление Москвы на народы региона. Запрещенный Меджлис не был формализован ни в Украине, ни в России. Это дает ему гибкость и способность маневрировать. Еще одно преимущество Меджлиса – большинство его членов не успели интегрироваться в российскую систему власти. Пока официальный Киев говорит о предстоящем освобождении аннексированного полуострова, крымские татары могут стать катализатором объединительных процессов среди порабощенных Россией народов Причерноморья и Северного Кавказа.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG