Доступность ссылки

«Опер-уполномоченная» по правам человека: чего ждать крымчанам от нового российского омбудсмена


Татьяна Москалькова
Татьяна Москалькова

Утром в эфире Радио Крым.Реалии обсуждают недавний визит на полуостров новой уполномоченной по правам человека в России Татьяны Москальковой. Российские правозащитники уже в шутку называют Москалькову «опер-уполномоченной», ведь она – бывший силовик, генерал-майор МВД. Одним из предложений омбудсмена стало государственное регулирование цен на продукты в Крыму. Причина – якобы имеющий место сговор между производителями. О необходимости ценового регулирования и прочих предложениях омбудсмена ведущий Максим Кошелев говорит с директором российского Института прав человека – Валентином Гефтером и координатором Крымской правозащитной группы – Ольгой Скрипник.

Радио Крым.Реалии/ Высокие цены нарушают прав человека – российский омбудсмен
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:47 0:00

– С нами на связи координатор Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник. Ольга, согласны ли вы с приоритетами в проблемах с нарушении прав человека в Крыму, которые расставила в рамках своего визита Ольга Москалькова? Ведь цены на продукты для нее явно важнее, чем политические права и свободы.

Ольга Скрипник
Ольга Скрипник

Скрипник: Да, в приоритет она поставила в основном социальные права, причем из них выделила именно цены на продукты. Это говорит о нынешних тенденциях в Российской Федерации – фундаментальные гражданские и политические права не являются, увы, приоритетом. А решение Конституционного суда России о том, что в некоторых случаях можно не соблюдать положения Европейской конвенции по правам человека. Москалькова делает упор на социальные вопросы и уводит внимание от кричащих проблем в сфере свободы слова, в частности, препятствования работе журналистов. Да, она в двух словах говорит об обысках, но лишь с точки зрения российского законодательства. Если честно, рассматривать ее как омбудсмена сложно. Она человек системы, причем российской правоохранительной системы, и государство для нее важнее, чем права человека.

– Насколько корректно делать высокопоставленного силовика омбудсменом? Способна ли она будет отстаивать права тех, кто обычно жалуется на действия силовиков?

Права человека – это и есть взаимоотношения государства и человека, они призваны защитить нас от произвола государства. И когда омбудсменом делают силовика – это четкий сигнал: эта должность фиктивна
Ольга Скрипник

Скрипник: Права человека – это и есть взаимоотношения государства и человека, они призваны защитить нас от произвола государства. И когда омбудсменом делают силовика – это четкий сигнал: эта должность фиктивна. Взять даже предыдущего омбудсмена Панфилову: у нее был совершенно другой опыт, и даже в российских условиях она пыталась работать, понимала, что такое права человека. Силовик же априори будет стоять на позициях государства. Посмотрите, какие законопроекты и предложения вносила раньше Москалькова. Они все были связаны с усилением контроля государства и сужением прав человека в России. Например, она хотела дать правоохранительным органам больше полномочий в применении оружия и спецсредств для разгона демонстраций. Несколько ее проектов были связаны с расширением полномочий полиции и силовых структур вообще.

– Насколько остры для Крыма социальные вопросы, на которые делает упор Москалькова?

Скрипник: Мы не скрываем – в Крыму есть проблемы в социальной сфере. Одна из важнейших – это здравоохранение, уровень резко упал. Конечно, люди жалуются на рост цен. Еще одна острая проблема – коммунальные услуги. Рост цен и, по сути, рейдерский захват ЖЭКов – они нелегально переходят в российские компании и в два-три раза повышают цены для людей. Так было в Ялте, Керчи. В Ялте Липецкая фирма взяла под контроль ЖЭКи. Они ликвидированы, счета за коммунальные услуги выставляет посредник, и люди платят еще и за посредника.

– Москалькова подозревает, что в Крыму есть сговор торговых сетей – отсюда и рост цен на продукты. Может, дело просто в изменившейся логистике поставок на полуостров?

Скрипник: Это однозначно влияет – простые законы рынка. Продукты, поступавшие с материковой Украины, конечно, были дешевле. И нельзя говорить просто о цене на конкретный продукт – нужно говорить о цене в соответствии с зарплатой. И вторая проблема – бюджетные зарплаты. Они сейчас крайне низкие – кроме силовых структур. По сравнению с 2014 годом так называемая мотивирующая, третья часть не выплачивается, и зарплаты гораздо ниже. Так что, если мы сравним доходы людей и цены, цены растут еще больше.

– Под правами человека обычно подразумеваются политические права, но ведь эта социальная составляющая тоже важна.

Скрипник: Права человека фундаментальны. Если нет свободы слова – все будут сидеть в СИЗО. Если вы бесправны перед полицией, которая вас избивает, то уже все равно, какая у вас зарплата. Так что есть фундаментальные права, права человека, а дальше уже социальная сфера. Она во многом зависит от государства, которое контролирует территорию. Если говорить о ценах, то во многом убит местный бизнес и сельскохозяйственное производство. Это большая проблема – по сути, нет местного производителя, это тоже влияет на цены.

– Мы помним и ситуацию с якобы вспышками инфекций скота.

Скрипник: Да, особенно в Северном Крыму.

– Вы упомянули также о проблемах с медициной. В чем они заключаются? Очереди, недоступность диагностики, отсутствие оборудования?

В Крыму есть проблемы с доступом к лекарствам – в том числе онкологическим и инсулину
Ольга Скрипник

Скрипник: Все, что вы назвали. Плюс есть проблемы с доступом к лекарствам – в том числе онкологическим и инсулину. Это началось еще в 2014, так же, как и сложности в положении наркозависимых людей в связи с отсутствием метадоновой программы в России. Это бюрократия, которая пришла в медучреждения – даже врачи со станций «скорой помощи» говорят, что по нескольку часов после вызова тратят на заполнение документов. Какая же это «скорая помощь»? Все это ухудшает качество услуг. Уровень зарплат упал, это привело к росту коррупции. Также вопросы социального обеспечения через страховые полисы. Есть категория людей, которые не имеют российских паспортов. Например, граждане Украины, которые не приняли российское гражданство, дискриминируются, они не могут получить нормальную помощь – от них требуют полис, а получить его без российского паспорта невозможно. Остается обращаться в платные клиники, а не все могут себе это позволить.

– А как обстоит с образованием на родных языках?

Скрипник: С образованием на украинском языке ситуация резко изменилась: большинство украинских школ были закрыты. Почти в 6 раз сократилось количество украинских классов в школах. Это преподносят как то, что люди якобы резко отказались от украинского языка. Например, в ялтинской украинской гимназии был случай в 2014: родители собрались на собрание, и работник гороно запугивал их, чтобы они отказались от украинского языка. Таких случаев довольно много. Директора, чтобы сохранить место, закрывают украинские классы. Сохраняются школы с обучением на крымскотатарском, хотя члены Меджлиса говорят, что есть сложности. Крымскотатарские школы, увы, используются в политических целях в России. Например, как было с Хыдырлезом в Симферополе: просто вышел приказ, что все обязаны явиться на мероприятии, организованном местной властью, в том числе дети. А это нарушение свободы собраний. Вообще во многом сейчас цель образования в Крыму – не дать знания, а подмять детей под пропагандистскую машину. Например, во многих школах дети по утрам поют гимн России. Это манипуляция и зомбирование.

– С нами на связи из России директор Института прав человека Валентин Гефтер. Валентин, как вы оцениваете приоритеты работы нового омбудсмена Татьяны Москальковой в Крыму?

Валентин Гефтер
Валентин Гефтер

Гефтер: Мне трудно судить, я не работаю в Крыму. Мнения Москальковой быть не может, у тех, кто политически и граждански озабочен , на первом месте всегда проблемы этого свойства, а у рядового обывателя, может, и социально-экономические. Но то, что Татьяна Николаевна напирает на социально-экономическую сферу, исходит из того, чем она занималась и что она вообще подразумевает под правами человека. Не стоит удивляться, нужно просто искать общий язык и с обывателями, и с активистами, а также украинской стороной – в частности, с уполномоченной по правам человека, госпожой Валерией Лутковской. Омбудсмены должны быть выше политического уровня. Я давно не общаюсь с Москальковой, но мне кажется, она могла бы позволить себе такой подход.

– Нет ли опасений, что бывший силовик в спорных ситуациях будет на стороне бывших коллег, а не тех, кто страдает от их действий?

Гефтер: Безусловно, есть. Она зависима от своего предыдущего опыта. Но здесь важнее добрая воля. Пусть есть расхождение во мнении касательно свободы прессы и мнений, крымских татар, политических свобод – это возможно, я не ожидаю, что мы с ней сойдемся в этом. Но это не значит, что не нужно обсуждать эти проблемы. Очень важно рассматривать и эти жгучие, политизированные проблемы.

– Какие проблемы вы считаете приоритетными в Крыму – социально-экономические или общественно-политические?

Гефтер: Я против такого разделения. Фундаментальны, конечно, личностные права – право на жизнь, неприкосновенность, потом уже гражданские и все основные. Но в Крыму не стоит разделять. Возьмем крымских татар – эта группа тоже неоднородна, людей волнуют разные вещи. С разными группами надо работать по разныим правам.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG