Доступность ссылки

«Провести скрытую подготовительную работу по выселению татарского населения»


Крым в период германской оккупации. Вид на Судак с Генуэзской крепости

В наше время уже немало известно о депортации крымскотатарского народа, однако в этой истории остается еще немало белых пятен. Ответы на многие вопросы дают свидетели тех событий и, разумеется, ранее «строго секретные» документы, которые становятся доступны только сегодня.

Важность проведения дальнейших исследований истории депортации вызвана как болью тех, кто потерял в депортации своих близких, так и важностью проблемы восстановления прав крымскотатарского народа в Украинском государстве и признания факта геноцида в мировом масштабе.

12 ноября 2015 года Верховная Рада Украины признала депортацию крымских татар 1944 года геноцидом. А несколько дней назад, 11 мая 2016 года украинский парламент принял обращение к ООН, Европейскому парламенту, ПАСЕ, ОБСЕ и мировым лидерам по чествованию памяти жертв геноцида крымскотатарского народа и осуждению нарушений Россией прав и свобод крымскотатарского народа.

Правда о депортации выступала приговором советскому режиму, который вплоть до конца 1980-х годов удерживал людей в местах изгнания

Это безусловно серьезные шаги Украинского государства на пути к политической и моральной реабилитации народа, испытавшего геноцид и сегодня вновь ставшего объектом дискриминации уже на своей исторической родине в Крыму.

В наши дни уже сложно представить, что всего три десятилетия назад в СССР мало что было известно о таких ужасных страницах истории, как депортации народов, в том числе крымскотатарского. Власть не только скрывала правду, но и безжалостно наказывала тех, кто осмеливался говорить правду о совершенных ею преступлениях.

Иначе и быть не могло: правда о депортации выступала приговором советскому режиму, который вплоть до конца 1980-х годов удерживал людей в местах изгнания. Вот почему даже документ о депортации – Приказ Государственного Комитета Обороны «О крымских татарах» от 11 мая 1944 года – был рассекречен только в 1990 году.

Некоторое время назад в ходе архивных исследований в Российском государственном военном архиве я обнаружила комплекс материалов, целиком посвященный депортации крымских татар из Судакского региона Крыма.

В то время когда советские солдаты, в том числе крымские татары, сражались на фронтах, миллионами оставаясь навечно на полях сражений, Сталин и его окружение вело войну с собственными гражданами

Здесь хранится солидный массив документов, в которых тщательно и очень скрупулезно прописана «военно-чекистская операция по выселению спецконтингента» из Крыма. Здесь есть и данные о численности крымскотатарского населения в каждой деревне этого региона, и планы расчета сил и средств, и карты оцепления населенных пунктов, и маршруты следования машин.

Поразительно: в то время когда советские солдаты, в том числе крымские татары, сражались на фронтах, миллионами оставаясь навечно на полях сражений, Сталин и его окружение вело войну с собственными гражданами, осуществляя на всем протяжении войны выселение целых народов и этнических групп из мест их исконного проживания. Тех, кто не отвечал сталинскому представлению о благонадежности, оказалось немало – по данным исследователя Павла Поляна, только депортационных операций было по меньшей мере 52...

Вчитаемся в сухие строчки военных документов: подробно подсчитан «спецконтингент» по деревням, детально расписаны время выселения, маршруты и пути следования машин с людьми…

Схема движения автоколонн во время выселения. Архив автора
Схема движения автоколонн во время выселения. Архив автора

Вот, к примеру, что говорится в приказе «по оперативному району НКВД, НКГБ СССР Судакского района Крымской АССР» от 13 мая 1944 года – то есть за пять дней до депортации. Его тема – «О занятии гарнизонов оперативными группами по Судакскому району Крымской АССР».

Под «гарнизонами» в данном случае имеются в виду населенные пункты Судакского района. Согласно приказу, «к исходу дня 13.05.44 г. по Судакскому району занять следующие гарнизоны» – Козы, Токлук, Шелен, Ворон, Айсерез, Капсихор, Отузы, Арпат, Кутлак, Судак, Малый Таракташ, Большой Таракташ, Суук-Су.

Задачи военных и чекистов расписаны в документе до мельчайших деталей:

«Провести скрытую подготовительную работу по выселению татарского населения, для чего:

а) провести глубокую рекогносцировку всех селений, в которых предстоит выселение;

б) соответственно с количеством выселяемого контингента ставить весь личный состав из расчета 10 семей на одного оперработника и 3-4 человека личного состава воинских подразделений;

в) подразделениям подобрать за окраинами селений площади для сосредоточения выселяемых и отправить и организовать соответствующую охрану;

г) организовать рекогносцировку маршрутов конвоирования и составить план охраны в пути следования;

д) провести, согласно особым указаниям, необходимые оперативные мероприятия;

Подробные указания о времени, о дополнительных средствах усиления и транспорта будут даны дополнительно.

2. Начальникам гарнизонов составить списки выселяемых, расстановки личного состава для проведения операции, схемы расстановки личного состава с указанием пункта сосредоточения, схемы маршрута и схему оцепления и предоставить нарочным в штаб оперативного района к исходу дня 14.5.44 года.

3. Предупредить весь личный состав о строжайшем соблюдении военной тайны.

Начальникам гарнизонов с получением настоящего приказа озадачить подчиненных и оперативных работников и личный состав войсковых подразделений, что последние прибыли в данный населенный пункт для маневров. Основную задачу довести только по получении соответствующего приказа.

4. Предупредить строгой ответственностью весь личный состав опергрупп и войсковые подразделения о недопущении случаев мародерства, пьянства и других аморальных явлений, порочащих высокое звание чекиста.

5. При проведении операции личный обыск выселяемых и помещений выселяемых строго обязателен, т.к. у населения имеется большое количество оружия.

6. Начальником переброски спецконтингента назначаю зам. командира 261 ОСП майора Туруева.

7. Немедленно приступить к отбору оружия у всех партизан и бригадмильцах».

Промежуточный отчет в центр о ходе выполнения операции по выселению крымских татар. Архив автора
Промежуточный отчет в центр о ходе выполнения операции по выселению крымских татар. Архив автора

И вот уже отправляются в Центр победные реляции об успешном завершении чекистско-войсковой операции: «Несмотря на короткий подготовительный период (3 дня) и отсутствие необходимого времени для тщательного учета и изучения переселяемого спецконтинента, местности и населенных пунктов в сжатые сроки для проведения самой операции, а также привлечение с хода 298 СП, армянского и грузинского пограничных отрядов к операции, части дивизии с поставленными перед ними задачей справились».

Фрагмент документа о проведении чекистско-войсковой операции по выселению. Архив автора
Фрагмент документа о проведении чекистско-войсковой операции по выселению. Архив автора

А дальше – огромный список благодарностей (в том числе денежных) – «за высокую дисциплинированность, организованность, бдительность, чекистскую смекалку и умение хранить военную тайну». И – ни строчки о том, что «спецконтингент» – это женщины, дети, старики – граждане Страны Советов; отныне и навсегда они – изменники Родины…

В этих документах немало фамилий тех, кто осуществлял выселение тысяч ни в чем не повинных людей. Никто из них не понес наказание за содеянное, и лишь единицы осознали свою вину и публично раскаялись…

Тех, кто пытался бежать, расстреливали. Расстреляли и жителей близлежащего аула, села, окрестных хуторов

Один из немногих – генерал-полковник Степан Кашурко. Он рассказал об акциях геноцида в чеченском ауле Хайбах, осуществленных комиссаром ГБ 3-го ранга Гвишиани.

Будучи не в состоянии обеспечить транспортировку жителей этого аула во время депортации чеченцев в феврале 1944 года, внутренние войска согнали людей в колхозную конюшню и подожгли. Тех, кто пытался бежать, расстреливали. Расстреляли и жителей близлежащего аула, села, окрестных хуторов. Многие подробности этой трагедии удалось восстановить благодаря генерал-полковнику Степану Кашурко. В свое время Кашурко сам участвовал в депортационных мероприятиях в Эстонии, но ему хватило мужества признать свою вину, а в 1960-е годы, еще в советское время, заняться расследованием геноцида в Хайбахе…

Хочется верить, что признание Украинским государством и мировым сообществом депортации крымских татар как геноцида инициирует новый «Нюрнбергский процесс», который не только назовет имена идеологов, соучастников и исполнителей геноцида, но и призовет преступников к ответу. Многие из них уже покинули этот мир – но это нужно не мертвым, а живым – чтобы подобные преступления власти против людей и целых народов не повторялись вновь и вновь…

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG