Доступность ссылки

Убийственное импортозамещение: в России пациентам отказывают в иностранных лекарствах


Жизнь Оксаны хранится в холодильнике. В коробке со шприцами. У женщины уже 15 лет рассеянный склероз.

"Это заболевание – приговор. Человек через 2-3 года становится глубоким инвалидом, а через 7-10 уходит из жизни", – рассказывает Оксана Душак.

Но, несмотря на диагноз, Оксана живет, занимается хозяйством и воспитывает 11-летнюю дочь. И все 15 лет колет себе иностранный препарат, который держит ее на ногах. Раньше Оксане его бесплатно давало государство, но в мае все изменилось.

Говорят, Минздрав не закупил должное количество препарата. Денег нет в государстве, финансовый кризис
Оксана Душак

"Говорят, Минздрав не закупил должное количество препарата. Денег нет в государстве, финансовый кризис", – рассказывает Оксана.

Лекарство ей пришлось купить самой – 30 тысяч рублей за упаковку. А уже в следующем году, по словам Оксаны, таких пациентов, как она будут переводить на российские лекарства в рамках программы импортозамещения. Но отечественных препаратов многие пациенты просто боятся.

"Я знаю истории, когда отказываются, потому что очень тяжелый побочный эффект, очень токсичные препараты!" – говорит Оксана Душак.

*****

Страшно звучит, но выбор – "иностранный препарат или мучения" – обычен для России
Алексей Кащеев

Страшно звучит, но выбор – "иностранный препарат или мучения" – обычен для России, говорит нейрохирург Алексей Кащеев. Он напоминает, что тяжелые заболевания у жителей России есть, а хороших отечественных лекарств – нет.

"Например, известная проблема лечения детской эпилепсии в России заключается в том, что у нас нет ректальных форм Реланиума, который можно ввести ребенку. Этот препарат есть в Белоруссии, например. Все мамы таких детей знают, что препарат можно оттуда привозить. И они это делают – засовывают таблетки, как наркотики, в трусы себе, в вещи, в багаже, и провозят", – рассказывает Кащеев.

По словам врача, даже самые процветающие страны не пытаются замещать лекарственный импорт. Но у России – свой путь, по крайней мере, на словах.

"На самом деле импортозамещение – это декларируемое событие, – подчеркивает Кащеев. – Его на самом деле не происходит, а происходит периодический отказ от каких-то лекарств. Причина этого отказа понятна – нет денег. Они, условно говоря, ушли на ракеты. А врачи и пациенты оказываются заложниками такой ситуации".

****

Татьяна Филимонова – одна из таких заложниц, Полгода назад у нее нашли рак легких в четвертой стадии. Единственный препарат, благодаря которому она все еще живет, делают в Германии.

"Представляете, я его пью 13-й день, и у меня полностью пропал кашель! А я кашляла, начиная с января, непрерывно", – говорит Татьяна.

Таблетки стоят очень дорого, и выписывают их не всем. Татьяне врачи тоже предложили подождать.

Даже несколько дней были важны! А надо было ждать месяц. Мне пришлось покупать за собственные деньги препарат, который на месяц стоит около 100 тысяч рублей!
Татьяна Филимонова

"Даже несколько дней были важны! А надо было ждать месяц. Мне пришлось покупать за собственные деньги препарат, который на месяц стоит около 100 тысяч рублей!" – рассказывает Филимонова.

Деньги на препарат ей собрали через православное сообщество в Сети. А врачи до сих пор разводят руками и вместо лекарства выдают Татьяне лишь бумажки. По словам больной, даже сами врачи в шоке от новой системы обеспечения лекарствами в России.

Пока в России идут споры о лекарственном импортозамещении, пациенты продолжают мучиться, потому что замещать привозное все еще нечем. До светлых времен расцвета отечественной фармацевтики многие из нынешних больных просто не доживут.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG