Доступность ссылки

Мог ли ЕС предотвратить войну России против Украины?


Победа свободы над авторитарным режимом – так обозреватели оценивают желание азербайджанской журналистки продолжать свои расследования, после того, как ее выпустили из азербайджанской тюрьмы. Роль ЕС в решении конфликта в Украине – расхождение во мнениях от того, что ЕС делает очень мало и не осознает сути конфликта и его последствий, до того, что ЕС продолжают обвинять в «империализме» и настаивать, что конфликт возник по его вине. Это темы, которые обсуждают в западных СМИ.

Проведя 537 дней в тюрьме и выйдя на свободу, азербайджанская журналистка-расследователь Хадиджа Исмаилова заявила, что не прекратит своего дела и продолжит заниматься разоблачением коррупции на высшем уровне. «Я продолжу заниматься своими расследованиями, я не могу дождаться, когда возьмусь за «Панамские документы». Это – мое любимое дело», – сказала корреспондент Азербайджанской редакции Радіо Свобода в своем первом публичном заявлении.

Об этом сообщает газета Washington Post, восхищаясь мужеством и стойкостью азербайджанской журналистки. «Авторитарные правители могут отказать людям в свободе, но не могут на самом деле забрать ее у них. Можно заставить замолчать телевидение и радио, закрыть газеты, отключить интернет, посадить журналистов и выпустить страх на улицы, но что невозможно уничтожить, так это отвагу и решимость личности», – отмечает обозреватель Washington Post, замечая, что Хадиджа Исмаилова является лучом надежды для всех, кто разделяет это убеждение.

Единственное, что остается непонятным, так это причина, по которой президент Азербайджана Ильгам Алиев выпускает таких заключенных, но, вероятно, международное давление все-таки сыграло свою роль.

Jackson Diehl – автор редакционных статей и статей на международные темы в The Washington Post

Публикация Атлантического Совета поставила вопрос санкций против России, которые будет обсуждать Европейский союз в июне. Скорее всего, они останутся в силе, но даже сам факт их обсуждения свидетельствует о нежелании европейцев осознать новую реальность в сфере безопасности, перед лицом которой оказался континент.

«Многим внутри ЕС трудно признать, что медовый месяц европейского мира и благополучия длиной в 25 лет, длился с 1991 года, истек. Они не оставляют желания вернуться в прежнее состояние и делать бизнес, как всегда, и верить в то, что агрессия России – это дело только ее непосредственных соседей. Эта политика свидетельствует не только о моральном банкротстве, – считает автор комментария Питер Дикинсон, – но также побуждает Кремль к эскалации гибридной войны, что бы обратить в противоположные последствия холодной войны и расколоть Европейский союз».

По его мнению, все началось с аннексии Крыма, но ЕС продолжал высказывать «глубокую обеспокоенность» и призвать к диалогу тогда, когда необходимы были решительные действия. И только смерть почти 300 человек на борту малазийского самолета рейса MH17 вырвала ЕС из летаргии. Однако и санкций, наложенных тогда, было недостаточно для того, чтобы Россия изменила свою политику, гибридная война продолжается. А тем временем Германия увеличивает зависимость от российских энергоносителей, Испания обслуживает российские военные корабли, а Греция принимает президента Владимира Путина с имперской помпой. «Неудивительно, что в этой ситуации Кремль воспринимает сплоченные ряды ЕС, как временное явление, предполагая, что это только вопрос времени, когда ситуация изменится в пользу Москвы», – считает обозреватель.

Питер Дикинсон предупреждает, что Кремль воспринимает любые намеки на компромисс как признак слабости. Москва предполагает, что современные европейцы не имеют мужества для политической конфронтации с ним и будут отступать, если им придется платить цену за свои принципы. Украинцы эту цену уже платят ежедневно. Если европейцы не заплатят хотя бы части этого счета, последствия для всего континента могут оказаться плачевными.

Peter Dickinson Европа до сих пор отказывается видеть, что Россия открыла эпоху гибридной вражды

Многие люди, по мнению другого аналитика Центра европейских реформ, обвиняют ЕС в том, что это Европа запустила спусковой механизм войны в Украине. Но то, что в ЕС не смогли предсказать действий России, по мнению Чарльза Гранта, еще не делает европейцев ответственными за них.

Этот аргумент используют, например, сторонники выхода Британии из ЕС, которые обвиняют ЕС в «имперских амбициях», за его попытки «втянуть» Украину в Соглашение об ассоциации, ведь вмешательство в российскую сферу интересов не могло не вызвать раздражающей реакции российского медведя.

Сами россияне обвиняют ЕС в самом факте существования восточной политики, что противоречит их контролю над Восточной Европой. Но поскольку соглашение об ассоциации стало причиной народного восстания против режима президента Виктора Януковича, который отказался его подписывать, по мнению автора, было бы хорошо посмотреть на ее историю.

Переговоры о торговом соглашении начались еще в 2008 году и, несмотря на настояния президентов в Киеве, ЕС никогда не обещал Украине членства в Евросоюзе. Несмотря на возражения россиян, ЕС действительно пытался консультироваться с ними о деталях сделки. Об этом шла речь на российско-европейских саммитах, но россияне упорно отказывались от предложений ЕС. Более того, президент России Владимир Путин даже приветствовал в течение какого-то времени перспективу членства Украины в ЕС. НАТО, конечно, это было другое дело.

Все изменилось после того, как Путин вернулся на третий срок и начал продвигать свою идею Таможенного союза. Никто среди экспертов на Западе не понял, насколько важна для Кремля была эта идея. Никто до сих пор не может сказать с уверенностью, что Путин сказал Януковичу, чтобы тот не подписывал соглашение с ЕС после нескольких лет переговоров об этом соглашении, это было шоком и для европейцев, и для американцев. Подобным шоком было и народное восстание в Украине для самого Януковича и Путина.

Далее уже Путин шокировал мир тем, что захватил Крым. «Западные правительства и не подозревали, что Путин может осуществить столь наглый и незаконный акт. К апрелю антикиевские боевики при поддержке российских специальных сил захватили часть Донбасса, что привело к войне, которая унесла около 10 тысяч жизней», – напоминает аналитик.

Какую же ответственность за это несет ЕС, если европейцы пытались обсуждать украинское соглашение с русскими, а те отказывались? Ее имплементацию отложили на год, но и это не помогло. ЕС можно критиковать за то, что европейская бюрократия очень увлекается технической стороной процесса. Но Еврокомиссия выполняет волю европейских правительств.

Должен ли был президент Баррозо сказать украинцам: «Извините, но Путин против, и мы не хотим его провоцировать, поэтому можете забыть об усилении вашего экономического развития через расширение торговли»? Если так называемые реалисты, которые разделяют подход Генри Киссинджера, могли бы с этим согласиться, то их взгляды не слишком отличаются от подходов России или Китая, которые считают, что большие государства имеют свои сферы влияния. Но такой подход несовместим с принципом самоопределения, который исповедуют на Западе. Потому что если вы верите в самоопределение, вы согласитесь, что Украина, как суверенная страна имеет право на определение своей внешнеполитической ориентации.

ЕС можно критиковать, но он не виноват в том, что Россия захватила Крым, или часть Донбасса, считает аналитик, а кроме того Европейский Союз заслуживает хотя бы немного похвалы за то, как он отреагировал на конфликт.

Евродепутат от Польши Яцек Сариуш-Вольтський:

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG