Доступность ссылки

Правозащитница: Участие Медведчука в освобождении «узников Кремля» – скользкая дорожка


Виктор Медведчук

В эти дни в российском Ростове-на-Дону продолжаются судебные разбирательства по так называемому делу «крымских мусульман», которых обвиняют в терроризме. На суд отправилась правозащитница «Центра гражданских свобод» Мария Томак. Она говорит, что украинцы должны поддержать заключенных крымских татар, а государство – принимать непосредственное участие в освобождении политзаключенных. О том, почему оживление в переговорах по освобождению украинцев происходит именно сейчас и об особенностях освобождения украинских пленников Мария Томак рассказала в интервью Радіо Свобода.

– В Ростове продолжаются судебные разбирательства по делу крымчан Руслана Зейтуллаева, Ферата Сайфуллаева, Нури Примова и Рустема Ваитова. Расскажите, пожалуйста, в чем обвиняют этих людей и как могут развиваться события по их возврату в Украину?

– Здесь действительно очень интересная, символическая ситуация, потому что, собственно говоря, эту четверку судят в Северокавказском военном окружном суде, в том самом, где рассматривалось дело Сенцова и Кольченко. И их также обвиняют в терроризме, но по другой статье, она относительно новая в российском уголовном законодательстве. Обвинение содержит очень хитрую формулировку, согласно которой лицо может быть признано террористом, если оно является участником так называемой террористической группы, и может быть осуждено от 5 до 10 лет, если оно является сообщником – от 15 до 20 лет.

Эти четыре человека обвиняются просто в том, что они являются участниками организации «Хизб ут-Тахрир», которая запрещена в России и признана экстремисткой и террористической. Во всех материалах дела, в обвинительном заключении (я имела возможность ознакомиться с бумагами), речь не идет о каких-то насильственных действиях. То есть им инкриминируется то, что они говорили о чем-то, что-то обсуждали, распространяли литературу, периодическую печать, которая до аннексии Крыму не была запрещена, и эти издания были официально зарегистрированы. То есть изначально эти дела довольно манипулятивные.

Мария Томак
Мария Томак

И также здесь есть, конечно, мотив личный, так как, по меньшей мере, двое из этих граждан были очень активными общественными активистами, и они были не согласны с тем, как Россия себе вела в Крыму, осуществив аннексию. Я думаю, что это стало одним из мотивов возбуждения дела. И очень важно сказать, что этим людям также нужна поддержка.

15 июня у Руслана Зейтуллаева день рождения, ему инкриминируют функцию организатора. Мы попробуем через адвоката передать маленькую открытку. Но внимания действительно мало, мне кажется, для Украины это стратегическая тема, потому что, если сейчас страна, гражданское общество не поддержит тех крымских татар, которые сидят, то это очень усложнит в будущем возвращение Крыма.

– Можно ли говорить, что при решении вопроса об обмене помилование лиц из списка, которых около 30, Россией будет использован так называемый выборочный принцип, по именам, которые больше на слуху?

– Мы, правозащитная компания «LetMyPeopleGo», говорим о едином списке, независимо от обвинений, которые выдвигаются этим лицам. Если мы замечаем политический мотив, а в данном случае он есть, по многим причинам. Даже по элементарной причине, что люди незаконно были вывезены с оккупированной территории на территорию государства-оккупанта. Это нарушение международного гуманитарного права, это военное преступление. Я уже не говорю о других нарушениях и о самом деле.

Мы активно сотрудничаем, в том числе с МИД, передаем эти списки и спецслужбам, и в принципе эти цифры озвучиваются государственными институтами. Мы, конечно, будем со своей стороны делать все до тех пор, пока не вернется последний человек. Эта тема не была закрыта, потому что есть люди, которые нуждаются, возможно, в первоначальном внимании – Геннадий Афанасьев и Юрий Солошенко, которые, к счастью уже освобождены, а также Станислав Клых, который находится в очень тяжелом психическом состоянии и также требует немедленного возвращения в Украину.

Здесь могут быть разные пути: кого-то, возможно, обменяют через помилование, кого-то – по конвенции

Подчеркиваю, мы будем настаивать на том, чтобы все эти лица были возвращены в Украину. Здесь могут быть разные пути: кого-то, возможно, обменяют через помилование, кого-то – по конвенции. Здесь могут быть разные механизмы, но, конечно, все эти люди должны быть дома.

– Как Вы думаете, почему такое оживление в переговорах по обмену наступило именно сейчас? И причины, которые могут затормозить этот процесс?

– Здесь воспользовались, очевидно, переговорным ресурсом в виде лиц, находящихся в Украине, но приближенных к Владимиру Путину, я имею в виду Виктора Медведчука. Но мне кажется, что это скользкая дорожка, я об этом все время говорю. Мне просто тревожно как гражданину за эти вещи и кажется, что именно поэтому инициативу все же должно брать на себя государство, то есть должна быть сформирована определенная группа, которая будет вести переговоры. Возможно, я какие-то вещи не понимаю и фантазирую сейчас, но мне кажется, критически важно, чтобы о гражданах Украины вело переговоры именно государство, а не какие-то третьи лица, которые затем с непонятной целью воспользуются полученными от этого политическими дивидендами. Поэтому я бы не хотела на этом, конечно спекулировать, и я не знаю, почему так произошло, почему именно сейчас. Важно, что все-таки этот процесс есть, что он возможен. Но, подчеркиваю, важно также, чтобы ответственность на себя брало государство.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG