Доступность ссылки

Российские варяги в Крыму


Сергей Меняйло на ралли советских автомобилей в Севастополе, 2 мая 2016 года

Специально для Крым.Реалии

Варягами на Руси принято было называть выходцев из Скандинавии, которые объединялись в вооруженные отряды, промышляя торговлей или разбоем. Князья Киевской Руси часто использовали их в своей борьбе за княжеский престол. Нынешние приезжие чиновники или силовики из России, по сути, являются теми же самыми варягами для Крыма – иноземцами, наделенными властными полномочиями.

В истории Крыма в составе независимой Украины варяги посещали Крым волнообразно. Первый набег случился во времена правления первого и последнего президента Крыма Юрия Мешкова, который пригласил из Москвы на пост вице-премьера Евгения Сабурова вместе с его командой. Но это нашествие продолжалось менее года.

Вторая атака оказалась куда более серьезной и длительной, тогда в Крыму высадился многочисленный «десант» из Макеевки под руководством Василия Джарты, который возглавил правительство Крыма в марте 2010 года после победы на президентских выборах в Украине Виктора Януковича. Не случайно с тех самых пор Крым начали называть «Автономная Республика Макеевка», а «смотрящие» от «донецких» стали контролировать абсолютно все сферы жизнедеятельность полуострова. Представители Донбасса в лице и.о. премьера Павла Бурлакова (несколько месяцев) и Анатолия Могилева правили Крымом до аннексии, чем вызвали массовое недовольство и местных политиков, и, в особенности, местного бизнеса, который в большей степени страдал от их бандитских методов руководства. Кстати, недовольство украинской властью в Крыму ассоциировалось, в том числе, и с засильем «донецких», хотя сами крымчане и обеспечили победу Виктору Януковичу, отдав за него 78,24% (больше проголосовало только в Донецкой и Луганской областях).

На первом этапе Крыму нужен был человек из местных, да и западные санкции не вызывали особого желания среди российских чиновников поработать в Крыму

Россияне, зайдя в Крым, решили на первом этапе не назначать человека из центра, а сделали ставку на маргинального крымского политика Сергея Аксенова. Это позволило решить несколько задач. Во-первых, поиграть в демократию и показать, что «уважает» самостоятельность региона, который получает в руководители местного чиновника. Во-вторых, на первом этапе Крыму нужен был человек из местных, да и западные санкции не вызывали особого желания среди российских чиновников поработать в Крыму.

Кандидатура Аксенова вполне соответствовала логике Кремля: во власти не был, то есть претензий к нему быть не могло, в отличие от уже многократно перетасованной крымской колоды. Криминальное прошлое тоже никого не смущало, а, наоборот, стало хорошим стимулом, который позволяет удерживать Аксенова на коротком поводке – ведь «дело» в любой момент можно достать из сейфа и дать ему ход, сыграв перед крымской аудиторией классический спектакль «какая ошибка, ай-ай-ай». Долги Аксенова перед украинскими банками подталкивали его к посту «премьера». Ну а для того, чтобы Аксенов не стал Кадыровым, на полуостров потянулись чиновники из центра, иногда с весьма сомнительным прошлым.

В результате получилась очень интересная картина. Среди «вице-премьеров» крымского правительства российскими варягами можно считать только двух – Олега Казурина, которого не так давно перевели из Севастополя, и постоянного представителя Крыма при президенте России Георгия Мурадова.

Варяги возглавили «министерства» ЖКХ, топлива и энергетики, сельского хозяйства и транспорта

Из 18 крымских министров (пост министра спорта пока остается вакантным) только четверо приехали из регионов России (Москвы и Санкт-Петербурга), что составляет 22%. Варяги возглавили «министерства» ЖКХ, топлива и энергетики, сельского хозяйства и транспорта.

Среди 62 «заместителей министров» – 14 выходцев из регионов России (опять-таки в основном из Москвы и Московской области), что составляет 23%. Правда, в данной ситуации есть один очень важный нюанс: из 5 замов «министра» ЖКХ Александра Жданова четверо приехали из России. Более того, двое из них работали в печально известной компании «Славянка», с которой связаны имена самого «министра» ЖКХ и нынешнего «вице-премьера» Олега Казурина. Добавим к этому еще двух представителей нынешней власти Севастополя, которые также связаны с данной управляющей компанией многоквартирных домов Минобороны России, и получим интересную картину: сферу ЖКХ в Крыму возглавили люди из компании, одно из отделений которой (в Московской области), по версии российского Следкома, провело махинаций на сумму в 40 миллионов рублей. При этом основная схема, которая применялась, была чрезвычайно проста: «Славянка» нанимала подрядчика, тот, в свою очередь, субподрядчика, который получал деньги, обналичивал их, но не выполнял работы или выполнял их некачественно.

В 2016 году в крымской сфере ЖКХ тоже стали происходить странные метаморфозы. Например, тендеры на уборку мусора и озеленение в Феодосии выиграли исключительно компании из России, которые предложили цену за свои услуги на 76% меньше, чем крымские. Конечно, можно порадоваться, что российские компании сэкономят деньги бюджета, только почему-то кажется, что они вовсе не будут убирать, как это уже было в Подмосковье. Кстати, тендер на обслуживание кладбищ в городе выиграла компания из Красноярска, а на уборку несанкционированных свалок – из Иваново.

«Госкомитеты» Крыма пока не представляют интереса для центра: из 8 только один возглавила чиновница из России, но зато самый хлебный – «комитет» по ценам и тарифам

Вполне логично, что Феодосия – это только начало, пилотный проект, который далее будет реализован в других городах Крыма при негласной поддержке министра ЖКХ.

«Госкомитеты» Крыма пока не представляют интереса для центра: из 8 только один возглавила чиновница из России, но зато самый хлебный – «комитет» по ценам и тарифам. Среди 24 «замов» глав комитетов только в кадастровом ведомстве два не крымских чиновника.

Севастополь разительно отличается от Крыма: здесь число варягов на порядок выше, начиная от самого «губернатора» Сергея Меняйло и заканчивая «главами» департаментов районов города. Так, из 5 «замов» губернатора только одного, да и то с большой натяжкой, можно связать с Крымом – после выхода в отставку со службы в Вооруженных силах России Александр Пушкарев работал до аннексии в представительстве Россотрудничества в Крыму. Все остальные в Крым приехали из других регионов.

В городских «департаментах» картина не лучше: из 19 руководителей приезжие составили 11 человек (63%). При этом, учитывая военный статус города и «губернатора», доля людей с военным образованием и отставных военнослужащих составляет 83% в руководстве города («губернатор» и его «замы») и 33% – среди «глав» департаментов. Вот уж где точно варяги – и в прямом, и в переносном смысле.

В «правительстве» Крыма людей с военным прошлым гораздо меньше: 30% среди «премьера и вице-премьеров» – Аксенов, его первый зам Михаил Шеремет и Олег Казурин

В «правительстве» Крыма людей с военным прошлым гораздо меньше: 30% среди «премьера и вице-премьеров» – Аксенов, его первый зам Михаил Шеремет и Олег Казурин. Из 18 крымских «министров» военное образование только у троих (17%), двое из них – приехали из России.

Помимо варягов в чиновничьих кабинетах, Кремль направил свои кадры на руководящие посты в силовые структуры. Хотя «глава» МВД и все три его «зама» – крымчане, в Севастополе «министерство внутренних дел» возглавил силовик из России.

Руководство «следственных комитетов» Крыма и Севастополя на 100% состоит из пришлых сотрудников. А вот в прокуратуре сложилась своеобразная ситуация: нынешние прокурор Крыма Наталья Поклонская и прокурор Севастополя Игорь Шевченко присягали Украине и служили в Крыму. А вот их заместители – трое из четверых в Крыму – и все три в Севастополе прибыли из регионов России. В частности, в Севастополь, видимо, погреться отправили тех, кто ранее работал в Томске, Кемерово и на Алтае.

Причем кадровые перестановки затронули не только органы власти и силовые ведомства: меняют всех и вся, руководствуясь формулой «незаменимых людей нет». При этом степень лояльности к власти уже не играет особой роли: если кто-то с материка присмотрел себе теплое местечко в Крыму, он его легко получит. Так случилось с директором музея «Героической обороны и освобождения Севастополя» Александром Рудометовым, которого, по его словам, вынудили написать заявление об уходе. Его место тут же занял бывший заместитель директора музея-заповедника «Сталинградская битва» из Волгограда Николай Мусиенко, кандидатура которого была согласована еще год назад.

Это общая тенденция, как вы знаете, поменять всех на людей с материка
Александр Рудометов

«Это общая тенденция, как вы знаете, поменять всех на людей с материка», – подытожил такие кадровые перестановки сам Рудометов.

И это только надводная часть огромного айсберга, которую можно легко обнаружить на основе официальной статистики. Подводная его часть – гораздо более масштабная, и ее можно оценить лишь по косвенным признакам. Например, по росту очереди в детские сады в Крыму из-за детей тех самых варягов, которые получают льготные места. В частности, еще в 2015 году в Симферополе приняли решение выделять до 40% мест льготникам, прежде всего, сотрудникам российских силовых ведомств. В результате очередь в детские сады Симферополя – главного места дислокации варягов в Крыму – уже достигла уже 15000 человек, что в почти в 5 раз выше показателей 2013 года.

Оценить масштабы варяжского нашествия можно и по количеству прибывших из других регионов. Эта цифра за два года составляет более 94 тысяч человек. Большинство из внешних мигрантов приехали в Крым и Севастополь из России. И количество приезжающих россиян возрастает. Если в 2014 году в Крым из России приехало 8,5 тыс. человек, то в 2015-м – уже 16,5 тысяч. По Севастополю показатели еще выше: за два года в город-герой переселилось 34734 человека, что составляет порядка 10% от численности населения в дооккупационный период. По Крыму общие показатели гораздо ниже, но, учитывая, что большая часть варягов оседает в Симферополе, то состав его населения также кардинально меняется.

Тотальная замена руководящих кадров (и не только) в Крыму и Севастополе на россиян позволяет решить массу задач: от размещения своих, лояльных (в отличие от крымчан, которые своими так и не стали и вряд ли станут) до четкого претворения в жизнь директив федерального центра. Если эта тенденция сохранится или даже усилится, через несколько лет мы будем иметь на полуострове уже не менее трети не крымского населения. А это значит, что нам гораздо сложнее будет возвращать Крым.

Елена Сергеева, крымский историк и политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG