Доступность ссылки

Ждет ли нас новая война на Черном море?


©Shutterstock

Специально для Крым.Реалии

С января этого года между Россией и НАТО начался очередной виток напряженности, в этот раз – вокруг Черного моря. Но если первые месяцы речь шла в прямом смысле слова лишь о громких речах сторон, то в начале лета стали происходить фактические подвижки. Стороны вооружаются – и, учитывая явно агрессивное поведение одной из них, – ничем хорошим это не закончится.

Аннексия Крыма не только существенно изменила политический контроль над береговой линией Черного моря, но и повлияла на баланс военно-морских сил в регионе. Украинский флот, и до того не самый сильный, практически прекратил свое существование. Россия, напротив, усилилась за счет захвата всей севастопольской инфраструктуры и получения новых кораблей. Кроме того, россияне теперь не связаны необходимостью оповещать Украину о действиях своего флота. Возникший дисбаланс НАТО пытался два года исправить за счет спорадических заходов в акваторию американских судов, но проблему это не решает. Согласно конвенции Монтре 1936 года, срок нахождения судов нечерноморских стран в море не может превышать 21 день. На Россию очевидно это ограничение не распространяется.

Черноморская флотилия НАТО

Единственный способ восстановить утраченное равновесие – это постоянная координация действий ВМС черноморских стран – членов НАТО: Болгарии, Румынии и Турции

Единственный способ восстановить утраченное равновесие – это постоянная координация действий ВМС черноморских стран – членов НАТО: Болгарии, Румынии и Турции. 16 января на сайте правительства Румынии появилось сообщение, что переговоры по созданию «Союзнической флотилии на Черном море» начнутся в феврале этого года во время встречи министров обороны НАТО в Брюсселе.

10 февраля во вступительном слове на упомянутой выше встрече генсек Альянса Йенс Столтенберг сделал важное заявление.

«НАТО уже усилил свое присутствие в Черном море, и мы внимательно следим за развитием событий в Черном море. Мы увеличили наше военно-морское присутствие…, а также возможности ведения разведки и переброске подкреплений в этот регион».

Разумеется, этому заявлению совершенно случайно предшествовала «внезапная проверка боеготовности Южного военного округа», в ходе которой 8-9 февраля осуществлялись ночные маневры Черноморского флота России.

21 апреля, в ходе визита в Румынию, украинский президент Петр Порошенко осудил «осуществляемую Российской Федерацией милитаризацию оккупированного Крыма», а также позитивно отозвался о румынском проекте: «Украина с удовольствием присоединится к этой инициативе после ее утверждения Альянсом».

На следующий день, выступая на Болгарской конференции по безопасности Черного моря в Софии, заместитель генсека НАТО Александр Вершбоу отметил следующее. «Незаконная аннексия Крыма в сочетании с крупной милитаризацией на оккупированном полуострове… серьезно дестабилизирует пространство безопасности. Мы должны рассматривать более устойчивое военное присутствие НАТО в регионе». Также Вершбоу дал понять, что окончательное решение о черноморской инициативе будет принято на саммите Альянса в Варшаве в июле.

Разумеется, российская сторона не могла промолчать. 21 апреля представитель Российской Федерации при НАТО Александр Грушко высказался против «попыток увеличить военное присутствие внерегиональных держав (читай – американских) в Черном море». Он заявил: «В НАТО не могут не понимать, что с нашей стороны будут предприняты все необходимые меры для нейтрализации возникающих угроз». Досталось и Украине: «Объединенной группировки НАТО на сегодняшний день в Черном море не существует. Присоединяться не к чему. Это типичный пример бега впереди паровоза».

Однако слова оставались только словами, потому что в разговоре в тот момент не принял участие ключевой черноморский игрок – Турция.

«Российское озеро»?

После распада Советского Союза турецкие ВМС естественно превратились в главную причерноморскую силу

В СССР у Черноморского флота была одна задача – штурм проливов Босфор и Дарданеллы с целью пробить водный коридор в Средиземноморье. Естественно, что флот Турции – единственной тогда страны НАТО в регионе – должен был быть в состоянии противостоять этой угрозе. После же распада Советского Союза турецкие ВМС естественно превратились в главную причерноморскую силу. По этой причине без согласия Анкары никакие проекты НАТО в Черном море не имеют смысла.

И вот, отмолчавшись в феврале и апреле, президент Турции Тайип Эрдоган подверг критике НАТО за недостаточное военное присутствие в Черном море. «Нужно сделать Черное море морем стабильности. Я говорил генеральному секретарю НАТО: вас в Черном море нет, поэтому оно стало почти российским озером», – заявил 11 мая Эрдоган, выступая на встрече начальников генштабов балканских стран в Стамбуле.

Через 2 дня Турции ответил глава комитета Госдумы по обороне адмирал Владимир Комоедов. «Хочу напомнить господину Эрдогану, что в начале христианской эры Черное море называлось Понт Эвксинский, а с IX века стало Русским морем, – порадовал нас знанием истории депутат. – Сегодня на берегах Черного моря базируются военно-морские силы шести стран, которые вполне могут при дружеском взаимодействии обеспечить безопасность в регионе».

Упомянутый выше Александр Грушко противопоставил концепции «русского озера» идею недопущения создания «натовского озера». 30 мая он заявил: «Недавно президент Турции заявил о том, что нельзя допустить превращения Черного моря в «российское озеро». Но в НАТО прекрасно понимают, что Черное море никогда не превратится в «натовское озеро».

Не словом, а делом

Наиболее опасной в смысле возможного противостояния России и НАТО является сфера специальных операций. С 13 по 30 апреля прошли совместные болгаро-американские учения, в которых приняли участие как минимум 70 «морских котиков». Поскольку отрабатывались именно десанты, то российские блогеры пришли к однозначному выводу. Раз все остальные побережья принадлежат дружественным Америке странам, десантироваться будут на российский берег, точнее – в Крыму. Дальше – больше. 20 мая новый американский посол в Болгарии Эрик Рубин пообещал: «Со следующего года мы ожидаем существенного увеличения не только совместных с Болгарией военных учений и тренингов, но и численности воинских подразделений, расквартированных в Болгарии, включая военнослужащих тактического подразделения «морских котиков» в регионе Черного моря». Также он выразил надежду на появление постоянных объектов (читай – морских баз) для совместных тренировок военнослужащих НАТО на Черном море.

Нельзя сказать, чтобы Москва вообще никак не отреагировала на американские шаги. Десять из десяти противодиверсионных катеров «Грачонок» ВМФ России находятся в составе Черноморского флота. Собственными средствами располагают и дислоцированные в Крыму части Росгвардии. Ну и собственно крымские бухты охраняет 102-й отдельный отряд борьбы с подводными диверсионными силами.

Ввиду значительного российского перевеса в сфере подводных диверсий, который будет сохраняться минимум до 2017 года, американская активность выглядит не очень вероятной

Впрочем, ввиду значительного российского перевеса в сфере подводных диверсий, который будет сохраняться минимум до 2017 года, американская активность выглядит не очень вероятной.

Перед бурей

15 июня начался последний этап дипломатических приготовлений перед возможным морским кризисом. Министр обороны Украины Степан Полторак на переговорах с НАТО в Брюсселе отметил: «Мы заинтересованы в сотрудничестве для поддержки безопасности в Черноморском регионе… Сейчас как никогда важно объединить наши усилия для борьбы с врагом, угрожающим безопасности всего региона». Враг не был назван по имени, но сомнений нет – это Россия. В ответном слове генсек Альянса Йенс Столтенберг пригласил для завершения переговоров президента Петра Порошенко в Варшаву на июльский саммит НАТО.

Александр Грушко прокомментировал выступление Полторака так: «Будем внимательно следить за военной активностью НАТО в этом регионе, включая возможное подтягивание к ним Украины и других стран. Понятно, что и это не останется без нашей реакции в целях надежного обеспечения безопасности на южных рубежах России».

Но по-настоящему дурные вести пришли из Болгарии. Страна – член ЕС и НАТО – последние три четверти века показывала себя верным сателлитом России. Кстати, болгарские предстоятели не принимают участия во Всеправославном соборе на Крите в эти дни. Итак, премьер-министр Бойко Борисов заявил буквально: «Я не позволю Болгарии участвовать в общем флоте против России».

«Я хочу в Черном море видеть парусники, яхты, туристов, мир и любовь. Не хочу, чтобы на курорте военные фрегаты ходили туда-сюда», – 16 июня сказал он.

В этот же день свой внезапный визит в Крым начал министр обороны России Сергей Шойгу. Формально он собрался наградить бригаду морской пехоты в Севастополе и осмотреть санаторий в Саках, захваченный россиянами в 2014 году, но синхронность его поездки с собранием коллег по НАТО в Брюсселе и болгарским демаршем настораживает.

Днем позже министр ВМС США Раймонд Мабус подчеркнул, что Америка будет поддерживать свое присутствие на Черном море, несмотря на возражения России.

Промежуточное заключение

Итак, очередной виток напряженности между Россией и НАТО на Черном море подошел к своей кульминации. Брюссель анонсировал расширение присутствия Альянса в регионе: от Черноморской флотилии до базы «морских котиков». Румыния и Турция подтвердили свое участие в будущем усилении НАТО, Украина намерена присоединиться к флотилии Альянса, Грузия также будет вовлечена в проект.

В ответ Россия перебрасывает в Черное море новые корабли (фрегат «Адмирал Григорович» – первый в своем классе за 35 лет) и катера, усиливает морскую авиацию в Крыму и вносит разлад в ряды противников. Болгария, скорее всего, не даст своего согласия на вхождение в новые структуры Альянса.

Момент истины наступит 8-9 июля в Варшаве на саммите НАТО, куда приглашен и Петр Порошенко

Момент истины наступит 8-9 июля в Варшаве на саммите НАТО, куда приглашен и Петр Порошенко. Если союзники сумеют договориться о создании пресловутой флотилии и строительства базы на Черном море, России не останется ничего другого, как усилить степень милитаризации собственных прибрежных территорий, в первую очередь – Крыма. И в этом случае гражданским обитателям «непотопляемого авианосца» вновь не позавидуешь.

Ждет ли нас в ближайшем будущем новая холодная война на Черном море – станет известно очень скоро.

Si vis pacem, para bellum (хочешь мира – готовься к войне – лат.).

Андрей Введенский, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG