Доступность ссылки

Оккупированный Крым. Когда есть стратегия и когда ее нет


По Конституции, Крым (АРК и Севастополь) является составной частью Украины. Фактически же с так называемой «русской весны» 2014 года – нет. Исходя из этого факта, в настоящее время существует только две последовательные тенденции в отношении к потере Крыма Украиной (все остальное – эклектичная смесь этих двух). Первая в своей основе имеет стремление сделать все необходимые выводы из того, что произошло, проанализировать действия и бездействие украинской власти на крымском направлении, понять специфику тактики и стратегии России в 2014 году (и не только тогда, но и до этого, и после этого), сформировать украинскую программу деоккупации утраченных территорий. Вторая тенденция заключается в том, чтобы отказаться от всех рефлексий по этому поводу, мол, потеряли и потеряли и не стоит углубляться в этот вопрос, проехали, надо заниматься делами...

Однако штука в том, что многое из крымского арсенала «русской весны» было использовано на Донбассе, в Одессе, в Харькове (к счастью, в двух последних городах – неудачно) и еще может быть использовано в других регионах Украины. В Крыму Россия продемонстрировала, что формируется в ее геополитических «лабораториях», показала, как все работает в «полевых условиях», как функционируют схемы, в которые годами вкладывались деньги, интеллектуальные и кадровые ресурсы, почему предоставлялась мощная информационная и идеологическая поддержка.

Российская стратегия и украинская тактика

Весь период независимости Украина в отношениях с Российской Федерацией преимущественно проигрывала, потому что действовала только тактически, не имея стратегии, долгосрочной перспективы, работая только «здесь и сейчас». Зато Россия действовала стратегически, точно зная, для чего и зачем она тратит каждый рубль, занимается населением юго-востока Украины, вкладывает финансы в различные совместные с Украиной культурно-гуманитарные программы и чем вся эта «интеграция» должна наконец-то завершиться.

В отличие от украинской верхушки, интересы которой не выходили за пределы «купи-продай», российский истеблишмент сохранил опыт пяти веков хищной имперской государственности, геополитической похоти, безудержной экспансии и тому подобное. А в Украине господствовала система тотальной борьбы за контроль над денежными потоками, содержание личной и клановой власти любой ценой, за распределение государственного бюджета в партикулярных интересах. Этим горизонт абсолютного большинства украинских политиков ограничивался.

Российская верхушка еще более вороватая и коррупционная, чем украинская, но 500 лет государственных традиций – это не шутки

Российская верхушка еще более вороватая и коррупционная, чем украинская, но 500 лет государственных традиций – это не шутки... В Украине же, по точному определению известного социолога Евгения Головахи, господствовала «моментократия», то есть стремление жить интересами одного дня, ближайшей перспективы как в направлении будущего, так и в направлении прошлого. Все это делало Украину объектом и жертвой европейской и мировой политики...

Плоды длительной подготовки

Захват Крыма произошел для Российской Федерации так фантастически легко не только благодаря трусости и психологическому параличу постмайданной власти в Киеве, пришедшей на Печерские холмы не бороться за национальные интересы, а наслаждаться жизнью, но и благодаря 22 годам тщательной и всеобъемлющей подготовки. Не надо обманывать себя – мол, это был экспромт Путина, который захотел использовать благоприятный момент. Нет, Россия начала готовиться к реколонизации Крыма и всей Украины еще в 1991 году, уже тогда активно формируя стратегию своего победного возвращения.

Все, что Россия в этот период делала на Крымском полуострове, было направлено на достижение стратегической цели – присоединение этой территории к Российской Федерации. Экономика, политика, культура, информация, образование – все, чего касалась Москва, все усилия России в Севастополе и Крыму были подчинены этому великому плану.

Это только глупые завсегдатаи Печерских холмов в Киеве наивно и безответственно видели в бешеной активности России на украинском юге исключительно «дружбу, братство, жвачку»

Это только глупые завсегдатаи Печерских холмов в Киеве наивно и безответственно видели в бешеной активности России на украинском юге исключительно «дружбу, братство, жвачку» и еще совместный с ними, дорогими бизнес.

Сейчас эйфорически празднуя победу, реколонизаторы Крыма радостно оговариваются и открыто признают (а кого стесняться?), для чего все эти годы россияне и их крымская креатура делали то, что делали. По сообщениям СМИ, депутат от Севастополя Татьяна Щербакова, выступая в Ливадии на Южном берегу Крыма на конференции «Русский мир: проблемы и перспективы», заявила: «Вложение средств Российской Федерацией в образование и культуру Севастополя сыграло большую роль в присоединении Крыма к России». Ей нельзя возразить. Для того и вкладывали при абсолютном равнодушии, даже более дружественном нейтралитете официального Киева, политика которого на крымском направлении была контрпродуктивной и самоубийственной как при Кучме, так и при Ющенко, не говоря уже о Януковиче.

Конечно, не из-за бескорыстной любви к науке и искусству вкладывались сотни миллионов в создание в Крыму филиалов российских вузов (только в Севастополе, городе с населением 370 тысяч, таких открыли более десятка!), телеканалов-рупоров Москвы, большого количества антиукраинских газет и тому подобное. Фабрика зачистки мозгов работала более 20 лет с максимальным напряжением. Официальный Киев даже не пытался ей мешать, а патриотическая общественность в противостоянии идеологическому нашествию не могла заменить собой силу государственных структур, имея крайне ограниченные ресурсы. И количество патриотов росло не такими темпами, как должно: Киев за все время не смог открыть в Севастополе ни одной (!) украинской школы...

Россияне на полуострове не придумали ничего экстра-коварного, они просто имели подкрепленную ресурсами стратегию, эффективно сработавшую.

Какие же выводы?

Имея любые контакты с Россией, надо всегда учитывать ее стратегию, в основном существенно отличающуюся от официальных заявлений. В то же время надо обязательно иметь собственную стратегию и жестко воплощать ее в жизнь, не боясь говорить «нет», не боясь демаршей и провокаций с российской стороны. Например, культурно-образовательную и информационную оккупацию Крыма с 1991 до 2014 года можно было не допустить, просто не позволяя создавать в Крыму российские центры влияния, потому что, например, все филиалы российских университетов на полуострове имели официальные киевские лицензии, без таких лицензий они не могли работать. А предоставив такие лицензии и получив московского взятки, киевские чиновники звонили в Севастополь и очень критиковали тамошнего начальника управления образования за то, что он, мол, позволил работать российским вузам... Это еще одно подтверждение того, что коррупция является, кроме всего прочего, геополитической угрозой Украине. Сейчас мы видим «уши» этого явления в «странной» и довольно неудачной для нас войне на востоке...

Коррумпированное государство и коррумпированная власть не способны вести правильную политику, направленную на защиту национальных интересов. Поэтому невозможно освободить Крым и Донбасс, не освободив Киев, Днепр, Одессу, а вместе с ними и всю Украину от коррупционных банд предателей и воров на всех уровнях управления государством. Именно они являются наиболее опасными для Украины союзниками Путина внутри страны. А уже новой честной и патриотической власти будет смысл говорить о стратегии и тактике. Сейчас же это все глас вопиющего в пустыне...

Игорь Лосев, кандидат философских наук, доцент кафедры культурологии НаУКМА

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации –​ на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG