Доступность ссылки

Анвар Деркач: Предупреждение Аблаеву из Москвы


Эмирали Аблаев

Задержание и домашний арест пожилого московского имама Махмуда Велитова привлекло внимание даже в России, где репрессии против мусульман – дело привычное. Там обозреватели пытались связать действия силовиков с недавно принятым «антитеррористическим пакетом», названным именем одного из соавторов – одиозного депутата Госдумы Яровой. Подозрения в том, что дан старт использованию новых репрессивных законов, развеялись, когда стало известно: инкриминируют имаму слова, сказанные за три года до принятия законов Яровой.

История с Велитовым не типична для российской практики преследования верующих. Он сочувственно высказался об убитом активисте Гаппарове, которого в Дагестане неизвестные застрелили автоматной очередью. Убийству предшествовала история с задержанным кортежем машин на улицах города Кизляр. Автомобили были украшены флагами с шахадой – исламским символом веры. Российские спецслужбы считают такие флаги отличительным знаком партии «Хизб ут-Тахрир», которая в этой стране признана «террористической». Гаппаров пытался отстоять права своих друзей и единоверцев, на которых напали российские силовики из-за флагов с шахадой. Поговаривали, что у него была видеозапись неправомерных действий полицейских. И хотя в России, а особенно на Северном Кавказе, центральная власть дала силовикам карт-бланш на насилие в отношении мусульман, видеозапись могла осложнить жизнь людям в погонах. Вскоре Гаппарова убили. Он не был признан членом «Хизб ут-Тахрир» в установленном российским законом порядке. Он не был осужден как «экстремист» или «террорист» российским судом. Он был застрелен, а его убийц не нашли. И, тем не менее, доброе слово, сказанное московским имамом о погибшем активисте, стало поводом для возбуждения уголовного дела.

Для Аблаева и других, кто хотя бы словом готов поддержать обвиняемых в принадлежности к «Хизб ут-Тахрир», и затеяли процесс в Москве

До сих пор ни один из официальных лидеров российских мусульман не высказывался однозначно в поддержку «Хизб ут-Тахрир». Поначалу напряженные отношения складывались из-за разногласий в вероубеждении, а когда «хизб» в некоторых регионах собрал значительное число сторонников, официальные муфтии увидели конкурентов, а не единоверцев. Решение Верховного Суда России в 2003 году признать «Хизб ут-Тахрир» террористической организацией прошло без каких-либо протестов со стороны духовных лидеров. Единственный муфтий на подконтрольной России территории, на словах поддержавший обвиняемых в принадлежности к «Хизб ут-Тахрир», – Эмирали Аблаев. Он пытался подбодрить родственников арестованных крымских мусульман и обещал ходатайствовать за них перед властями. Что реально сделал глава Духовного управления мусульман Крыма и Севастополя для защиты соотечественников – не знает никто. Но такая смелость, пусть даже на словах, российским властям понравиться не могла. Для Аблаева и других, кто хотя бы словом готов поддержать обвиняемых в принадлежности к «Хизб ут-Тахрир», и затеяли процесс в Москве. И ничего, что дело высосано из пальца. Это тоже знак: избежать наказания не смогут даже невиновные! Российские юристы говорят, что московскому имаму Велитову угрожает 5 лет тюремного заключения. Не меньше может получить и Аблаев, если будет продолжать упорствовать в своей солидарности с назначенными ФСБ «террористами». Правда, российская Фемида все же отличает «террористов» от тех, кто их оправдывает: за принадлежность к «Хизб ут-Тахрир» уже был приговор в 17 лет заключения.

Анвар Деркач, журналист

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG