Доступность ссылки

«В особо крупных размерах». Россия продолжает хищение украинского имущества


Иллюстрационное фото

С 16 на 17 июля Россия отбуксировала захваченную при аннексии Крыма украинскую буровую установку «Сиваш» на Голицынское месторождение, находящееся в исключительной морской экономической зоне Украины. В то время как Россия спокойно продолжает разрабатывать месторождения, де-юре принадлежащие Украине, в Киеве обещают оспорить происходящее в международных судах. Кому на самом деле принадлежат недра и полезные ископаемые в акватории вокруг полуострова? Имеет ли судебное разбирательство какие-либо перспективы? Об этом говорим с президентом Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Михаилом Гончаром и главой программы энергетических исследований совета внешней политики «Украинская призма» Андреем Чубиком.

Госпогранслужба Украины заявила о нарушении Россией международного морского законодательства в Черном море. По данным пограничников, в минувшие выходные, с 16 на 17 июля, Россия отбуксировала захваченную при аннексии Крыма буровую установку «Сиваш» на Голицынское месторождение. Это – экономическая зона Украины. Украинские пограничники сообщили экипажам буксира и установки о фиксации нарушений. Министерство иностранных дел готовит ноту, которая будет официально направлена российской стороне. Подобные случаи не единичны: в декабре прошлого года национализированная Россией компания «Черноморнефтегаз» переместила 2 буровые установки с Одесского газового месторождения в территориальные воды России. Тогда власти заявили, что так называемые вышки Бойко будут работать на благо крымчан.

Подконтрольный Кремлю глава предприятия Игорь Шабанов утверждал, что действия компании законны. На момент аннексии, помимо многомилионного оборудования, в запасах предприятия оставалось порядка 2 миллиардов кубометров газа, которые также национализировала Россия. «Черноморнефтегаз» продолжает работу и сейчас. Об этом в феврале сказал директор по правовым вопросам Национальной акционерной компании «Нафтогаз Украины» Ярослав Теклюк. По его словам, происходят попытки перерегистрации кораблей, чтобы они могли ходить под российским флагом. «Черноморнефтегаз» входит в состав компании «Нафтогаз Украины» и специализируется на разведке и добыче нефти и газа в акватории Черного и Азовского морей. На момент аннексии на балансе предприятия находилось около 17 месторождений, из которых 11 газовых, 4 газоконденсатных и 2 нефтяных.

– С нами на связи президент Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Михаил Гончар. Михаил, насколько сильны потери Украины в сфере энергетики и добычи газа в результате аннексии Крыма?

Гончар: Если говорить об объемах, которые добывались на мелководном шельфе Черного моря, то это не слишком ощутимые потери для Украины, поскольку этот газ не поступал на континентальную часть. Естественно, в рамках перспективных проектов, которые предполагались в разведке и добыче, это существенные потери. Это касается как извлекаемых запасов в недрах на шельфе, так и имущества, которое было украдено у государственной компании «Нафтогаз Украины». Все утверждения, что буровые и добычные платформы являются собственностью «Черноморнефтегаза», не соответствуют действительности. С формальной точки зрения это так, но инвестиции были сделаны НАК «Нафтогаз Украины».

– Насколько я помню, за две новые вышки кредит выплачивался еще и после аннексии?

С точки зрения международного морского права, никаких российских территориальных вод тут не существует. Место, где ведутся буровые работы на шельфе – исключительная морская экономическая зона Украины
Михаил Гончар

Гончар: Все это деньги «Нафтогаза Украины». Потому что всех годовых оборотов «Черноморнефтегаза» за несколько лет не хватило бы, чтобы купить хоть одну такую буровую платформу. Переживания российской стороны связаны с тем, что они чудесно понимают, что это – ворованное, и рано или поздно оно будет возвращено. А, если соответствующая процедура пройдет через международные судебные инстанции и будет игнорирована российской стороной, то санкции могут дойти вплоть до ареста имущества Российской Федерации за рубежом. Пока об этом говорить рано. Все, что может сделать морская пограничная служба – зафиксировать нарушение Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года и делать ноты. Что касается отбуксирования платформ. С точки зрения международного морского права, никаких российских территориальных вод тут не существует. Место, где ведутся буровые работы на шельфе – исключительная морская экономическая зона Украины. А в районе 12-мильной зоны – территориальные воды, опять же, Украины. И мы имеем хищение имущества украинского государства в особо крупных размерах.

– В 2015 «Черноморнефтегаз» снизил добычу по сравнению с 2014 годом и практически не бурил новых скважин. Сейчас они снова выдвинули платформу «Сиваш». С чем может быть связано это возобновление интереса? Ведь на континенте запасы у России намного больше.

Гончар: Это связано с энергетической блокадой Крыма. Если в следующем году будут вводиться в эксплуатацию дополнительные энергоблоки существующих тепловых электростанций – о чем громогласно объявлено, хотя есть сомнения, что это будет сделано в срок – то понадобятся дополнительные ресурсы газа. Добыть больше газа они не могут, это все заделы, сделанные еще до оккупации Крыма «Нафтогазом Украины». Нужны инвестиции, ведь это все недешевое удовольствие – я молчу о разведочном бурении. Да, чего-то там наскребли по сусекам, чтобы что-то сделать с помощью старой платформы, выполнить недорогие работы, потому что на новую самоподъемную буровую платформу, более дорогую в эксплуатации, денег нет. «Газпром» или «Роснефть» могли бы раскошелиться, но они держатся от этого подальше, потому что рискуют автоматически подпасть под санкции. Видимо, речь идет о небольших деньгах, которые были заведены на предприятие, именующее себя «Черноморнефтегазом», чтобы все же что-то дополнительно пробурить и получить дополнительные объемы газа. Но это не решит проблему.

– С нами на связи руководитель программы энергетических исследований совета внешней политики «Украинская призма» Андрей Чубик. Андрей, Россия с вооруженной охраной ставит ранее захваченную украинскую буровую установку и начинает какие-то работы. Украинские пограничники это фиксируют. Что дальше? Что Украина может реально сделать?

Силовой сценарий был бы самоубийством для украинской стороны
Андрей Чубик

Чубик: Есть две возможности. Одна – правовая, касающаяся выполнения международных норм, позволяющих фиксировать правонарушение и потом подавать соответствующие иски. Вторая возможность – силовая, но нужно учитывать разные возможности наших вооруженных сил, особенно морских. Силовой сценарий был бы самоубийством для украинской стороны.

– Есть ли шансы получить компенсацию за имущество «Черноморнефтегаза» или вернуть это «национализированное» имущество? Озвученная Кабмином сумма потерь Украины – до триллиона долларов

Чубик: Россия ведет себя как средневековая держава, которая не считается с международным порядком и правом и действует исключительно с позиций грубой силы. Увы, это влияет на восприятие ситуации международными структурами и лидерами. Они боятся прямо признать угрозу международному правопорядку и настаивают на «продолжении диалога».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG