Доступность ссылки

Дело крымских поджигателей: подозреваемых освобождают из СИЗО


Автомобили после поджога в марте 2016 года в Симеизе

Симферопольский суд выпустил из СИЗО трех ялтинцев, подозреваемых в поджогах автомобилей на Южном берегу Крыма. Среди них и житель Алупки Муеддин Аливапов, которого Меджлис крымскотатарского народа и его родственники считают политзаключенным. При этом потерпевшие по делу склоняются к тому, что он все-таки может быть причастен к поджогам и его преследование не является политически мотивированным.

Киевский районный суд Симферополя рассматривал меру пресечения фигурантам дела о поджогах машин 19 июля. В результате Муеддина Аливапова и еще двух подозреваемых по фамилии Кудряшев и Бутник выпустили из СИЗО под подписку о невыезде. По словам матери подозреваемого Заремы Аливаповой, следователь настаивал на продлении ареста, однако судья не удовлетворил его ходатайство.

«По российским законам, больше шести месяцев не имеют права задерживать, если преступление, в котором подозреваются лица, не является тяжким. А у него (Муеддина Аливапова – КР) считается средней степени тяжести. Поэтому адвокаты настояли, чтобы их отпустили через полгода, а по закону они не имеют права больше держать», – рассказала Аливапова.

Муеддин Аливапов
Муеддин Аливапов

Решение суда об изменении меры пресечения вступает в силу 23 июля, а до этого срока подозреваемые остаются под стражей. Зарема Аливапова опасается, что следователь подаст апелляцию и ее сын может так и не выйти на свободу.

По ее словам, следствие считает, что Муеддин вместе с двумя подельниками совершали поджоги автомобилей. Его мать говорит, что, по версии силовиков, ее сын получал за это деньги от неустановленного лица и передавал их двум другим фигурантам дела.

Мать Муеддина сообщила, что сразу после задержания он дал признательные показания, но сделал это, поскольку на него оказывалось психологическое давление. Потом от своих слов Аливапов отказался и заявил, что невиновен.

40 возгораний за 3 месяца

В период с 6 января по 3 марта в разных населенных пунктах Южного берега Крыма происходили массовые поджоги автомобилей. Сайту Крым.Реалии известно о 40 случаях. По информации владельцев авто, сначала поджигатели обливали машины горючей смесью, а со временем стали использовать взрывные устройства, напоминающие армейские взрывпакеты. Поджоги происходили в поселках Массандра, Нижняя Кутузовка, Партенит, Симеиз, Малый Маяк, а также в городах Алупка, Алушта и Ялта. В одном из случаев огонь от подожженного микроавтобуса перекинулся на здание кафе, которое в итоге также сгорело.

В период с 6 января по 17 января на ЮБК было совершено 13 поджогов. После этого силовики объявили виновными Аливапова, Кудряшева и Бутника, и суд отправил их в СИЗО. Однако после этого поджоги не только не прекратились, но и продолжились с новой силой. Это происходило до 3 марта. А через три дня после последнего поджога, 6 марта, крымский главк МВД России объявил о задержании нового подозреваемого – 42-летнего мужчины. Кроме возраста, силовики не сообщили о нем никакой информации. Но местные медиа со ссылкой на собственные источники передали, что задержанный является жителем Челябинска и пойман был в аэропорту, когда пытался попасть на рейс «Симферополь – Москва».

После его ареста поджоги прекратились. Однако потерпевшие утверждают, что в других регионах Крыма неизвестные продолжают уничтожать автомобили. Подтверждения этого из других источников отсутствуют.

Подавляющее большинство потерпевших жалуются на то, что следствие по этому делу ведется плохо

Подавляющее большинство потерпевших жалуются на то, что следствие по этому делу ведется плохо. По их словам, силовики делают некачественные экспертизы, не опрашивают свидетелей и не предпринимают другие действия для поимки поджигателей и привлечения их к ответственности. У многих владельцев подожженных автомобилей их обугленные авто до сих пор находятся возле домов, и следователи не забирают их для приобщения к делу в качестве вещдоков. Это вынудило потерпевших объединиться и вести свое параллельное расследование. По их словам, результаты своих поисков они передают следователям, но это не дает результата. Недавно с многих владельцев сгоревших автомобилей были взяты подписки о неразглашении материалов дела. Компенсацию ущерба за счет страховых компаний они также получить не могут, поскольку подобный случай уничтожения авто не был прописан в их страховых договорах.

Брат за брата

Меджлис крымскотатарского народа считает, что один из подозреваемых в поджогах Муеддин Аливапов на самом деле к ним не причастен и его преследуют по политическим мотивам. Такого же мнения придерживается его мать Зарема.

Зарема Альвапова об аресте ее сына Муедина Альвапова (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:00 0:00

Сам Муеддин не был до ареста политически активным. Но его старший брат, который в данный момент находится на материковой Украине, является активистом крымскотатарского национального движения.
Глава ЦИК Курултая Заир Смедляев считает, что арест Муеддина Аливапова может быть ответом российских силовиков на политическую активность его брата.

«Да, он был проукраинским активистом. Но, понимая, что будет зачистка, он уехал. Они пришли по его душу, а, по ходу, взяли другого. Для акции устрашения не имеет значения, кто будет той фигурой, которую выберут», – сказал он.

Крымский главк МВД России и другие силовые органы держат в секрете подробности расследования произошедших поджогов и отказываются комментировать это дело

Корреспонденту Крым.Реалии удалось связаться с братом Муеддина (по его просьбе, имя не указывается – КР). Он сообщил, что у него действительно были проблемы с российскими спецслужбами. По его словам, 18 мая 2015 года он участвовал в автопробеге в честь дня депортации крымскотатарского народа. Тогда он был задержан и оказался под наблюдением силовых органов.

«Я в Крыму был до последнего, выехал 16 января. Думал, не навсегда – на пару недель, чтобы машину переоформить», – рассказал брат Муеддина.

По его словам, 23 января, когда силовики пришли домой к его семье, они интересовались не только его братом, но и им самим.

«Они спрашивали, что я делаю на заправке по 3, по 4 часа. А у меня там жена работает и младший брат, и туда приезжал кофе попить, посидеть. Машину, бывало, мыл там», – сказал он.

По его словам, ни он сам, ни его брат Муеддин не причастны к поджогам машин, и их преследование является политически мотивированным.

Однако иного мнения придерживаются владельцы сгоревших машин. Одна из потерпевших, пожелавшая остаться анонимной, высказала в комментарии для Крым.Реалии мнение о том, что задержанные Аливапов, Кудряшов и Бутник – это участники большой группировки, которая сжигала машины на ЮБК.

«Конечно, они имеют отношение, потому что они были обнаружены и пойманы через мобильную сеть. Другие потерпевшие узнали одного из подозреваемых на видео поджога в Симеизе или Алупке, я точно не помню. Их поймали частично, это большая группа. Есть исполнители, а есть заказчики», – сказала владелица сгоревшего автомобиля.

Какой именно версии передерживается следствие, точно не известно. Крымский главк МВД России и другие силовые органы держат в секрете подробности расследования произошедших поджогов и отказываются комментировать это дело.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG