Доступность ссылки

Без свободы слова социология значения не имеет – правозащитница


Политическая карикатура Евгении Олейник

18 июля ВЦИОМ презентовал результаты исследования в Крыму, согласно которому 90 процентов жителей полуострова охарактеризовали межнациональные отношения на аннексированном полуострове как доброжелательные. Возможно ли такое на фоне сообщений о преследовании крымскотатарских и украинских активистов? И могут ли данные социологов отличаться от реальности? Об этом говорим с украинским социологом, директором фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива – Ириной Бекешкиной, первым заместителем главы Меджлиса крымскотатарского народа – Нариманом Джелялом и правозащитницей, координатором общественной инициативы «Евромайдан-SOS» – Александрой Матвийчук.

Межнациональная обстановка на полуострове доброжелательная – так утверждают во Всероссийском центре изучения общественного мнения. Социологи опросили крымчан, и оглашенные результаты свидетельствуют: межнациональные отношения 90% населения характеризуют как доброжелательные, конфликтными их называют только 4%. Об отдельных фактах напряженности между людьми различных национальностей за последний год заявили только 10% участников исследования. Опрос провели с 30 июня по 4 июля по заказу медиапроекта «Зеркало Крыма». В нем приняли участие 2 тысячи респондентов. Украинские и зарубежные правозащитники постоянно сообщают о давлении, которое на полуострове оказывают на представителей крымскотатарского народа и проукраинских активистов. Власти Украины и мировое сообщество регулярно призывают Россию прекратить репрессии в Крыму, однако Кремль и подконтрольные ему власти полуострова отрицают факт подобных действий.

– Цифры, озвученные ВЦИОМ, хорошо укладываются в картину, сложившуюся после визита российского омбудсмена Татьяны Москальковой: среди проблем крымчан она называла бытовые, вроде цен и тарифов, а на нарушения прав человека закрыла глаза, поскольку якобы это не слишком волнует людей. Вот что думает о межнациональных отношениях на полуострове подконтрольный России глава Крыма Сергей Аксенов.

МНЕНИЕ

Аксенов: Нашу дружбу в Крыму между народами, населяющими республику, никто никогда не разрушит. Дружбу, уважение к духовным традициям друг друга – прежде всего уважение, желание помочь друг другу в сложных ситуациях. Это сделает Крым успешным, счастливым, никаких сомнений в этом нет.

– С нами на связи правозащитница, координатор общественной инициативы «Евромайдан-SOS» Александра Матвийчук. Александра, Крым всегда был многонациональным и поликультурным обществом. Но можно ли сейчас говорить о том, что межнациональные отношения здесь доброжелательны?

Матвийчук: Я бы поставила под сомнение результаты этого опроса – не только касательно индекса доброжелательности, но и отношения населения к власти, в том числе оккупационной. Мы понимаем, как проводился этот опрос, как его будут комментировать социологи. Но реальность показывает совсем другое. Уже второй год мы системно отслеживаем случаи политических преследований представителей гражданского общества и видим, что есть таргетированные группы, которые являются мишенью таких преследований. Первая группа – проукраинские активисты, да вообще люди, которые имеют симпатию к Украине и считают, что Крым был аннексирован. Вторая группа – крымские татары. И, если в первой группе человек должен занимать активную позицию, то для второй группы достаточно быть представителем народа. Можно не проводить никакой общественной деятельности, но оказаться в списке пропавших без вести. Это сигнал всему крымскотатарскому народу как самоорганизованному сообществу: если вы не прекратите ненасильственное сопротивление, каждый из вас может стать мишенью. Третья группа – так называемые представители большинства. Люди, которые могли совершенно индифферентно относиться к оккупации, аннексии, но сейчас при коммуникации с властями не сталкиваются с ограничением прав и свобод. Это типично для России, но не было типично для Украины. Например, в марте в Симферополе проводился митинг фермеров, и чуть не на следующий день приняли постановление о запрете массовых собраний на неопределенный срок. Рано или поздно недовольство начнет нарастать.

– Крымские правозащитник активно отмечают нарушение прав по национальному признаку: в частности, лишение права обучаться на родном языке, штрафование за национальную символику. Много ли таких случаев вы фиксировали и как это коррелирует с данными опроса ВЦИОМ?

Украина очень ограничена в возможности обеспечения людям в Крыму их прав
Александра Матвийчук

Матвийчук: Подозреваю, что, хоть нам и известно о многих таких фактах, это лишь верхушка айсберга. Ведь люди боятся об этом говорить. Украина очень ограничена в возможности обеспечения людям в Крыму их прав. В России же нет никаких правовых механизмов защиты себя от политических преследований. Последний громкий случай – обыск у предпринимателя Ларисы Китайской. Ее обвиняют в экстремизме, хотя официально обвинения пока не предъявлены. Они базируются на сказанных ею словах, на проукраинской позиции. В такой атмосфере страха говорить о доброжелательности сложно, особенно когда речь идет о крымских татарах и мусульманах. В последние месяцы активно используется методика, отработанная Россией на Кавказе – лепят мифические террористические группы, якобы принадлежащие к «Хизб ут-Тахрир». Уже нашли 14 человек, это преимущественно крымские татары, но есть и просто мусульмане. Среди них – правозащитник Эмир-Усеин Куку. Из крымских татар и мусульман лепят образ врага, террориста.

– Еще один маркер: в официальных сообщениях властей, силовиков употребляются формулировки «лицо неславянской национальности». Как это соотносится с доброжелательностью?

Матвийчук: Никак. Как и обыски и задержания в крымскотатарских поселениях, обыски крымскотатарских предпринимателей на базарах. Я молчу о том, что этнический профайлинг запрещен международными нормами и стандартами.

– С нами на связи директор фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива Ирина Бекешкина. Ирина, насколько можно говорить о релевантности исследования телефонных опросов в условиях нынешнего Крыма?

Бекешкина: У меня стабильное отношение к опросам ВЦИОМ в Крыму, тем более, по телефону. Вспомним опрос, который они провели в новогоднюю ночь – стремительно опросили огромное количество людей, и оказалось, что в Крыму все просто замечательно. Вообще в обществах репрессивного типа боятся говорить даже по скайпу, по телефону тем более. Опросы в таких условиях очень сомнительны, нужна специальная методика. Вы же не знаете, кто вам звонит и начинает выяснять, как вы относитесь к властям Крыма и другим национальностям. Конечно, надо относиться хорошо. Люди дают ответы, которых от них ждут. Кроме того, надо знать, какой процент людей ответил, это важно, ведь часто люди, которые боятся или имеют другое мнение, просто ссылаются на занятость и не отвечают. В таких исследованиях всегда нужно указывать процент отказов. А в данных опросах – еще и национальную структуру ответивших.

– В моем, обывательском, представлении среди людей всегда присутствует недовольство властью, это естественно. ВЦИОМ же утверждает, что «в республике Крым население фиксирует заинтересованность республиканской власти в решении проблем на муниципальном уровне». 60% опрошенных якобы довольны действиями властей. Насколько это реальные данные?

Чтобы властью были довольны были 90% населения – это нонсенс. Дело даже не в этих цифрах. А попросту в том, что телефонный опрос в Крыму не может быть эффективным
Ирина Бекешкина

Бекешкина: На муниципальном уровне – это совершенно другой вопрос. Что касается недовольства властью – так и у нас в некоторых регионах и городах люди довольны, а в некоторых недовольны местной властью. Но чтобы довольны были 90% – это нонсенс. Дело даже не в этих цифрах. А попросту в том, что телефонный опрос в Крыму не может быть эффективным.

– А имеет ли значение количество опрошенных? Или же главное – правильно составить выборку?

Бекешкина: Количество особого значения не имеет, важна значимость различий.

– Возможно ли такое, что люди в Крыму не занимаются политикой и искренне считают, что все хорошо?

Бекешкина: Нет, не думаю. У людей есть свое мнение, но порой они предпочитают держать его при себе. Они могут давать нечестные ответы или просто уходить от опросов.

– Александра, что вы думаете по этому поводу?

Матвийчук: Я абсолютно согласна. Есть такое понятие, как спираль молчания. Когда люди боятся наказания за свои слова со стороны власти, они предпочитают говорить то, что от них ожидают услышать, чтобы не пострадать. Например, когда Лужков был мэром Москвы, у него был заоблачный рейтинг – под 90%. Когда его сняли, через два дня провели опрос. Рейтинг составил меньше 5%. Вот это и есть спираль молчания. В обществе, где нет свободы слова, социология теряет свое значение.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG