Доступность ссылки

Охота на школы Гюлена: на очереди – Украина?


Одним из инструментов присутствия Фетхуллаха Гюлена на территории многих государств стали общеобразовательные учреждения, известные на постсоветском пространстве как «турецкие лицеи». В Узбекистане, Казахстане, Азербайджане, в российском Татарстане, украинском Крыму в 90-е годы открывались школы-интернаты, отличавшиеся высоким уровнем преподавания иностранных языков и ориентированные на дальнейшее обучение в лучших университетах мира.

Хотя Гюлена называют религиозным деятелем, в официально опубликованных программах его школ нет ни слова о религии. Он называет себя последователем исламского богослова Саида Нурси, который во время первой мировой войны побывал в русском плену. В России работы Нурси запрещены, а его последователи преследуются в уголовном порядке.

Школы, создаваемые структурами Гюлена, начали работу в Татарстане в начале 90-х годов. В то же время последователи Саида Нурси, которые не имеют своей структуры в России, были объединены спецслужбами в организацию «Нурджулар» и внесены в список экстремистских организаций значительно позже. По мнению большинства экспертов, «Нурджулар» существует исключительно в воображении сотрудников ФСБ. Но признание единомышленников Гюлена в России «экстремистами» создало предпосылки для блокирования работы его структур.

Танковое – первая жертва

Гимназия-интернат для одаренных детей в селе Танковое Бахчисарайского района была открыта в 1993 году. Она быстро приобрела популярность среди крымчан, прежде всего, крымских татар. Английский и турецкий языки, возможность изучать крымскотатарский и украинский, преподавание ряда естественных дисциплин на английском: все это открывает больше возможностей для дальнейшего обучения. Сегодня многие выпускники Танковского интерната – успешные менеджеры, предприниматели, чиновники, которые получили высшее образование в турецких и европейских университетах. Но говорить об интернате бывшие ученики сегодня готовы, только не называя фамилий: в Крыму остались их родственники, да и директору Мемету Кангиеву не хотят навредить. О Кангиеве все выпускники хранят самые теплые воспоминания как о талантливом педагоге и организаторе. К тому, что в 2014 году Кангиев отрицал обыск российских силовиков в интернате, относятся с пониманием – у него не было возможности говорить иначе в условиях аннексии.

Крымская гимназия-интернат для одаренных детей в селе Танковое
Крымская гимназия-интернат для одаренных детей в селе Танковое

Выпускники по-разному оценивают присутствие религиозной составляющей в образовательном процессе. «Самым религиозным был первый выпуск, из приблизительно пятидесяти человек пять читали намаз», – сказал Крым.Реалии бывший ученик, закончивший школу-интернат в числе первых. Он подчеркнул, что уроков религии в программе не было. «Разговор о религии неуместен, так как среди учеников почти половина не мусульмане», – сказал бывший ученик Танковской школы-интерната для одаренных детей. При этом он признал, что среди выпускников немало практикующих мусульман, принадлежащих к разным течениям.

Собеседник Крым.Реалии подчеркнул, что в начале 90-х никто из учеников школы ничего не слышал о Фетхуллахе Гюлене.

После аннексии Крыма обе школы – в Симферополе и в Бахчисарайском районе – продолжили работу. Но программы и преподавательский состав радикально изменились. В 2014 году были высланы преподаватели-турки

Другой выпускник в разговоре с Крым.Реалии подтвердил: уроков Ислама не было. Но во внеурочное время в беседах воспитателей с учениками формировалось религиозное мировоззрение. «Это все подавалось как этика, толерантность, читать намаз не призывали, но и не запрещали», – отметил выпускник интерната, который переехал из Крыма на материк до аннексии. Он считает, что в отличие от Симферопольской международной школы, которую также связывают со структурами Фетхулаха Гюлена, в Танковом основатели сознательно формировали новый тип высокообразованного управленца с религиозным мировоззрением.

После аннексии Крыма обе школы – в Симферополе и в Бахчисарайском районе – продолжили работу. Но программы и преподавательский состав радикально изменились. В 2014 году были высланы преподаватели-турки.

«Без объяснения причин, просто поставили перед фактом», – рассказал Крым.Реалии отец одного из учеников, который забрал своего сына из интерната. Турков заменили выпускники школы предыдущих лет. По мнению отца бывшего ученика Танковской школы, это сказалось и на качестве преподавания. «Кроме того, что убрали украинский и турецкий язык, уровень преподавания естественных дисциплин на английском существенно снизился, а мы именно ради этого туда ребенка отдавали», – сказал собеседник Крым.Реалии.

Радикальные изменения в работе Танковского интерната произошли до резкого ухудшения отношений Москвы и Анкары

Радикальные изменения в работе Танковского интерната произошли до резкого ухудшения отношений Москвы и Анкары. Очевидно, что в Кремле не связывали свое отношение к школам Гюлена с внутренними политическими раскладами в самой Турции.

«В этом случае Москва абсолютно равнодушна к внутренним конфликтам в Турции. Она преследовала и преследует все, что не вписывается в рамки ее официальной идеологии с православием московского образца в основе и с исламом кадыровского образца на окраинах. Это шаги, идентичные запретам протестантских течений или католического прозелитизма. В Крыму Россия заинтересована в постепенном истреблении всего исламского, независимо от принадлежности к тому или иному течению, поскольку рассматривает полуостров как плацдарм для дальнейших конфликтов с Западом и Турцией», – сказал Крым.Реалии тюрколог Олесь Кульчинский.

Практика изгнания турок

В Татарстане из турецких лицеев преподаватели-турки были высланы, созданные ими учебные заведения были адаптированы к российским реалиям и в значительной степени утратили свою привлекательность.

Между тем, в Казахстане, который является ближайшим союзником и партнером России, созданные в 90-е годы гюленовские школы работают до сих пор в задуманном основателями формате. «Они есть практически в каждом областном центре», – отметил в комментарии Крым.Реалии проживающий в Киеве казахстанский оппозиционер Айдос Садыков.

В Азербайджане, который считается ближайшим союзником Турции, лицеи Гюлена были закрыты еще в 90-е годы, но вскоре были перерегистрированы и переданы под опеку Государственной нефтяной компании Азербайджана

А правозащитница из Казахстана Бахытжан Торегожина в комментарии Крым.Реалии сообщила, что турецкие лицеи возглавляют турки. «Как правило, они там директора, ведут занятия на английском языке, предметы преподают на турецком», – сказала она.

Следует отметить, что в Азербайджане, который считается ближайшим союзником Турции, лицеи Гюлена были закрыты еще в 90-е годы, но вскоре были перерегистрированы и переданы под опеку Государственной нефтяной компании Азербайджана – официальный Баку не хотел терять возможность качественного обучения своих граждан.

В Узбекистане, несмотря на традиционные политические, культурные и религиозные связи узбеков и турок, гюленовские лицеи закрыли, не предоставив никакой равноценной альтернативы ученикам и их родителям.

Среди постсоветских государств турецкие лицеи Гюлена, кроме Казахстана, работают сегодня в Украине (Киев, Одесса) и Кыргызстане.

Молчание Киева

Попытка государственного переворота в Турции стала поводом для преследования сторонников Гюлена не только в самой стране. Команда Эрдогана пытается достать и тех, кто работает за пределами Турции.

Так, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в разговоре со своим кыргызстанским коллегой призвал принять меры против сторонников Гюлена, работающих в этой стране и пригрозил ухудшением отношений, если меры не будут приняты. Министерство иностранных дел Кыргызстана в ответ заявило, что суверенное государство самостоятельно определяет свои интересы и партнеров для сотрудничества, а также подчеркнуло недопустимость языка шантажа и угроз.

Мы не ожидаем каких-либо проблем со стороны властей (Украины – КР), потому что мы всегда, уже двадцать лет работаем здесь законно
Гьохкан Демир

На следующий день после заявления Чавушоглу турецкое государственное информационное агентство «Анадолу», отражающее позицию официальной Анкары, сообщило, что структуры Гюлена свободно действуют в сфере образования, науки и культуры на территории Украины. Речь идет о школе «Меридиан» в Киеве и ее филиале в Одессе. Официальной «витриной» структур преследуемого ныне проповедника является украинско-турецкий центр «Сяйво». Его руководитель Гьохкан Демир в комментарии Крым.Реалии подчеркнул необоснованность обвинений Гюлена в причастности к попытке вооруженного переворота в Турции и добавил, что «Сяйво» работает в Украине в рамках законодательства. «Мы не ожидаем каких-либо проблем со стороны властей (Украины – КР), потому что мы всегда, уже двадцать лет работаем здесь законно», – сказал Демир.

Пока украинские должностные лица не комментировали сообщение «Анадолу». Два года назад официальный Киев проигнорировал ухудшение ситуации вокруг школы-интерната в Танковом в аннексированном Крыму. Теперь уже со стороны Турции имеет место попытка давления на Украину с целью закрыть структуры Гюлена на материке. Эрдоган продолжал развивать сотрудничество с Россией после аннексии до тех пор, пока не были задеты интересы Анкары. Сможет ли продемонстрировать независимую позицию Киев, станет известно в ближайшее время.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG