Доступность ссылки

«Тот, кто хочет, все равно услышит» – медиа-эксперт о блокировке Крым.Реалии


В последние дни во многих городах аннексированного полуострова стал недоступен сайт Крым.Реалии и несколько других информационных ресурсов. Доступ закрыт на уровне провайдеров, преимущественно в Симферополе, Севастополе, северной, центральной и восточной части Крыма. Почему происходит блокировка сайтов, как новейшие технологии помогают быть в курсе важных событий – об этом говорили с журналистом, медиа-экспертом Юрием Лукановым.

Практика блокирования сайтов не нова для Российской Федерации. В ноябре 2012 там вступили в силу поправки к закону «Об информации, информационных технологиях и защите информации». Изменения касались распространения запрещенного контента в интернете. Роскомнадзор создал единый реестр запрещенных сайтов. Заблокировать могут страницы, которые подозреваются в распространении детской порнографии, продаже наркотиков, пропаганде суицида, экстремизме, призывах к массовым беспорядкам. В список запрещенных ресурсы попадают либо по решению суда, либо в судебном порядке. Обжаловать включение сайта в реестр запрещенных можно и через суд, однако статистика показывает, что количество выигранных дел в этой сфере стремится к нулю. За последние годы Роскомнадзор проанализировал более 165 тысяч ресурсов, около 50 тысяч признал запрещенными. С тех пор количество неугодных российскому правительству сайтов только увеличивается. После аннексии Крыма по искам местной прокуратуры были заблокированы десятки страниц, в первую очередь, новостные украинские сайты, в том числе проект Раді​о Свобода Крым.Реалии. По мнению российских властей, он содержит контент экстремистского характера.


– Юрий, насколько распространена практика блокирования сайтов в России и можно ли с этим бороться?

Луканов: «Голос Америки» и Радио Свобода глушили еще в СССР – просто методы были другие. Однако люди находили способ слушать передачи, ловили сигнал на кухнях. Сейчас тоже полно методов обойти блокировку. Тот, кто очень хочет, все равно прочтет и услышит. Конечно, на определенное количество людей блокировка влияет.

– Для чего это Кремлю и пророссийским властям Крыма?

Луканов: Мне вспомнилась история времен аннексии. Когда «зеленые человечки» вышли из парламента, меня приняли за российского журналиста и я сумел пройти к зданию. Там стояла машина международной телерадиокомпании «Мир» и работали исключительно российские журналисты. Я смог фотографировать, что хотел. Вот этот подход, когда допускают только своих, проверенных журналистов, типично тоталитарный. Поскольку руководство России очень хочет вернуться в СССР, метод «только свои» активно применяется к СМИ.

– Как вы думаете, это команда сверху или местная инициатива?

Луканов: Понятия не имею, и вообще это не принципиально. Есть общее направление политики России, направленное на ограничение распространения информации независимыми источниками. Неважно, кто закрывает доступ к Крым.Реалии – важно, что это соответствует политике России в целом. Даже если окажется, что это местная инициатива, никто не понесет за это наказания, уверен.

– Сайта Крым.Реалии нет в списке запрещенных Роскомнадзором сайтов. Мои коллеги поинтересовались у руководителя проекта Владимира Притулы, есть ли у властей основания заставлять провайдеров перекрывать доступ к сайту.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Притула: В целом ряде городов некоторые провайдеры заблокировали доступ. При этом ни вчера, ни сегодня мы не получали каких-либо официальных сообщений. Традиционно в практике Раді​о Свобода и Крым.Реалии, если есть претензии Роскомнадзора, они присылаются с указанием, какая статья противоречит российскому законодательству, и дальше редакция решает, как действовать: снимать материал либо нет. В этот раз мы не получили официальных уведомлений – ни центральный офис в Праге, ни руководство украинской редакции. Причина блокировки сайта нам не известна. Где-то он недоступен, в целом ряде городов его можно читать. Ситуация нам не понятна, руководство корпорации обеспокоено. Поскольку наша корпорация – это международное СМИ, проблема будет решаться на международном уровне. Впрочем, как я понимаю, решение принималось именно в Крыму.

– Не только Россия практикует блокировку неугодных ресурсов. Например, успешно борется с блокировками узбекская служба Радио Свобода. С 2005 редакция работает вне территории Узбекистана, ей удалось построить корреспондентскую сеть из сотен гражданских журналистов. Есть цепочка возврата уже обработанной информации в Узбекистан. Контент просматривают до 6 миллионов человек в месяц, по миллиону подписчиков в Фейсбуке и «Одноклассниках», 50-60 тысяч человек держат связь с редакцией через приложения Telegram и Whats’Up. Директор узбекской службы Радио Свобода Алишер Сидиков говорит, что современные технологии позволяют победить блокировку и донести альтернативную точку зрения, несмотря на все усилия властей. Вот что говорит Алишер Сидиков.

Информация из Узбекистана получается и распространяется совсем иначе, на уровне, где правительство Узбекистана не имеет интеллектуальной возможности отследить или заблокировать ее
Алишер Сидиков

МНЕНИЕ

Сидиков: Справляться с этим сегодня гораздо легче, технологии не стоят на месте. Абсолютно удобны социальные сети, которые мы уже называем традиционными, некоторые из них не заблокированы – Фейсбук, Твиттер, YouTube. Для нас основное направление – мобильные приложения, такие, как Telegram и Whats’Up. Информация из Узбекистана получается и распространяется совсем иначе, на уровне, где правительство Узбекистана не имеет интеллектуальной возможности отследить или заблокировать ее.

– Мы попытались узнать в подконтрольном России Министерстве информации Крыма, почему блокируют сайты Крым.Реалии и других СМИ. Министр Дмитрий Полонский в свойственной ему манере ответил, что понятия не имеет о блокировке, и посоветовал обратиться за разъяснениями к самому сайту Крым.Реалии. Напомним, что весной 2014, во время аннексии Крыма, когда преследовали и избивали журналистов не пророссийских изданий, Полонский также заявлял, что ему об этом ничего не известно. Представитель ОБСЕ по вопросам свободы слова Дуня Миятович тогда тоже подверглась нападению.

Луканов: Не совсем нападению, она встречалась с журналистами в гостинице «Украина», окруженной агрессивной толпой. Ей пришлось отменить пресс-конференцию и ретироваться через черный ход. В тот же день был брутальным образом отправлен домой посланец ООН, приехавший мониторить ситуацию. Однако журналисты умудрялись работать. Был случай, когда Елена Максименко и гражданские активисты были задержаны на въезде в Крым. Несколько дней о них ничего не было известно, однако их все же отпустили. Подобная ситуация была с Андреем Цаплиенко – его и группу журналистов избили. Помню, как я вызволял французского журналиста – его задержали, когда он снимал захват автотранспортной базы.

– Как сообщают наши слушатели из Феодосии, там пропадает и радиосигнал Крым.Реалии, хотя мы вещаем на средних волнах, а они достаточно устойчивы к глушению. Попытки блокирования радио Крым.Реалии предпринимались неоднократно. В мае на сайте Роскомнадзора появилось решение об ограничении доступа, мотивированное наличием экстремистского контента, но позже оно было отменено. В апреле 2016 прокурор Крыма Наталья Поклонская заявила, что все равно будет добиваться блокирования доступа к сайту Крым.Реалии.

АЛЬТЕРНАТИВНОЕ МНЕНИЕ

Поклонская: Мы собираем материалы в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и далее в Роскомнадзор для полного закрытия информационной службы Крым.Реалии. Это вредительская служба, их публикации содержат оправдание диверсий, экстремизма и бесконечную дискредитацию органов власти в Крыму, разжигание межнациональной вражды. Анализ контента этого ресурса свидетельствует об осуществлении призывов к экстремистской деятельности.

– Насколько заметны на международной арене такие попытки ограничить работу СМИ?

В головах граждан Украины Донбасс занимает гораздо большее место, чем Крым
Юрий Луканов

Луканов: Реакция международного сообщества обязательно есть. Та же Дуня Миятович всегда реагирует как представитель ОБСЕ. Мне кажется, должно быть два основных направления информационной политики. Во-первых, крымчане должны быть информированы о происходящем в Украине и мире. Во-вторых, что печально, в головах граждан Украины Донбасс занимает гораздо большее место, чем Крым. Нужно проводить политику информирования граждан Украины и международной общественности на тему Крыма. И международные миссии, даже не совсем удачные, как миссия Штудмана, все равно важны. Сейчас Дуня Миятович создает миссию в Крым. Да, результаты могут быть неоднозначны. Но миссии в любом случае обращают внимание мира на проблему. Ограничивать их нельзя, это подвергает изоляции Украину, Крым, снимает его тему с повестки дня.

– Кстати, мы дозвонились до ОБСЕ. Там считают, что блокирование неуместно и блокирование и фильтрация, особенно в национальном масштабе, должны осуществляться только при выполнении условий статьи 10.2 Европейской конвенции о правах человека. Ограничения должны быть основаны на принципах необходимости, пропорциональности и соответствия нормам закона. Антиэкстремистское же законодательство России вызывает обеспокоенность ОБСЕ.

Юрий, мы говорили о создании миссии ОБСЕ. Но эффект от мониторинговых миссий сомнителен: можно ведь открыть доступ к сайтам и создать иллюзию свободы слова к их приезду. Либо можно просто не пускать миссии.

Луканов: Если в миссии участвуют профессионалы, они понимают, куда едут. Ни одна миссия не работает в идеальных условиях. Но если она работает правильно, то участники владеют инструментарием сбора достаточно объективной информации.

– Пойдут ли власти либо силовики Крым на то, чтобы открыть доступ к сайтам?

Луканов: Может, и да. Но общая информационная политика все равно будет ужесточаться.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG