Доступность ссылки

Крымский инцидент: зачем России обострение конфликта с Украиной?


КПВВ "Чонгар", 10 августа 2016 года

Минобороны Украины не только снарядило диверсионно-разведывательную группу в Крым, но и прикрыло ее массированным обстрелом, а проникшие на полуостров диверсанты должны были сорвать то ли сентябрьские выборы, то ли курортный сезон. При всей причудливости официальной версии ФСБ о событиях 7-8 августа в Крыму они могут иметь далеко идущие последствия для российско-украинских отношений. Какие именно? Это в эфире Радио Крым.Реалии обсуждали ведущий Александр Янковский, украинский политолог Петр Олещук и российский политолог Александр Шмелев.

Радио Крым.Реалии | Крымская провокация. Чего добивается Россия?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:47 0:00


– Можем ли мы судить о том, что на самом деле произошло 7-8 августа в Крыму, Александр?

Шмелев: Мы можем только гадать. Никакие заявления официальных лиц не приближают нас к истине – такова специфика России. За последние два года мы слышали массу сообщений об украинцах, которые якобы готовили теракты в России, а дальше все эти громкие новости уходили в никуда. Напомню, было такое дело Сергея Литвинова, которого обвиняли в 30 убийствах и 8 изнасилованиях, но в итоге его оправдали и даже извинились.

– Но для чего именно Кремлю вся эта история с диверсантами?

Шмелев: Не стоит думать, что у Кремля всегда есть какой-то единый план. Его нет и никогда не было. Российское руководство состоит из множества групп и структур, каждая из которых отстаивает свои интересы. Возможно, все это раздули из локальной перестрелки, затем инцидент оброс подробностями, Владимиру Путину его преподнесли как чистую монету – а тот эмоционально среагировал. Возможно, все не так. Но плана у Кремля точно нет.

– Может ли крымский инцидент оказаться удобным поводом к началу войны с Украиной?

Шмелев: Повторюсь: возможно все. Эта версия, конечно, приходит на ум одной из первых вместе с историческими параллелями провокаций СССР и Третьего Рейха против сопредельных стран. Но я не думаю, что это тот случай: для начала войны на Донбассе, для взятия Дебальцева и Иловайского котла России не нужны были никакие поводы. Мы имеем дело не со стратегическим игроком, который преследует четкие цели, а с неким аморфным существом, которое дергается из стороны в сторону в ответ на внешние раздражители. Мне кажется, что Украине можно не опасаться большой войны. Такая угроза существовала весной 2014 года, но ее нет сейчас.

– Вопрос от нашего радиослушателя: почему ни ФСБ, ни другие ведомства не назвали имена двух якобы погибших российских военных? Это же можно было максимально раскрутить в СМИ.

Шмелев: Самое очевидное: этих погибших просто не существует. Но, конечно, два трупа могут быть и реальными, как бы они ни погибли, хоть в результате пьяной перестрелки. Возможно, их еще предъявят позднее. В любом случае для Российской Федерации собственные граждане ценности не представляют. Если вы вспомните, то пленные Александр Александров и Евгений Ерофеев появились в российских СМИ только после того, как их историю рассказала «Новая газета», то есть вынужденно.

Сейчас мы не видим никаких военных действий со стороны России. Они ей не нужны. Такая безумная война поставила бы Россию в окончательный разрыв с Западом
Леонид Радзиховский

Российский публицист Леонид Радзиховский: «Аналогия между крымским инцидентом и поводом к началу Второй мировой войны абсолютно не работает. Не успели в Гляйвице провести провокацию, как Вермахт тут же вторгся в Польшу. Сейчас мы не видим никаких военных действий со стороны России. Они ей не нужны. Такая безумная война поставила бы Россию в окончательный разрыв с Западом. Даже если бы захватили всю Украину или даже ее часть, Россия подавилась бы и не выдержала. Еще более безумной, конечно, выглядит версия о попытке вторжения со стороны Украины, потому что открытые военные действия привели бы к разгрому украинской армии. То есть крупномасштабный конфликт абсолютно не нужен ни той, ни другой стороне».

Заместитель директора украинского Центра исследования армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь: «Где-то на протяжении 10-12 месяцев будут сохраняться очень благоприятные условия для Владимира Путина. США вступили в предвыборную гонку и не будут принимать ответственных решений, по крайней мере, до апреля следующего года. Европа поглощена своими проблемами и вряд ли будет активно реагировать на новое вторжение России в Украину».

– Возможен ли очередной виток российской агрессии, Петр?

Олещук: Я не верю в это. Мы, скорее всего, имеем дело с очень серьезным и масштабным блефом. В российской агрессии никогда не присутствуют собственно военные цели. Вместо них – геополитические, геостратегические и так далее. Военный фактор всегда дополнительный. Сама по себе война с Украиной не является для Кремля целью, но они воспринимают нашу страну как некое досадное препятствие на пути к возрождению империи.

– В то же время российские военные в Крыму получили новейшую зенитно-ракетную систему С-400 «Триумф», а на границах с Украиной, по оценкам военных экспертов, разместили три ударные группы. Получается, все это просто так?

Олещук: Во всяком случае, войны в привычном нам виде не будет точно. Россия может попытаться расширить сферу своего военного влияния. Например, подключить к операциям на Донбассе авиацию под предлогом ударов по террористическим базам. Такой сценарий тоже нельзя исключать. Я считаю, что Россия будет постепенно наращивать силы без официального объявления войны, как фактор давления на Украину.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG