Доступность ссылки

Украинские заключенные в России ждут освобождения


Узники Кремля

После освобождения в России украинских пленников Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева уже прошло больше двух месяцев. В российских тюрьмах, как и раньше, остаются граждане Украины, которые стали заложниками агрессии Кремля. О том, стоит ли ожидать в ближайшее время новых освобождений московской корреспондентке Радiо Свобода рассказал адвокат Надежды Савченко, Алексея Чирния, Николая Карпюка и Станислава Клиха – Илья Новиков.

Какие новости есть по делам украинцев, находящихся в заключении в России?

– В деле Карпюка и Клиха защита только что закончила ознакомление с протоколом и подала свои замечания. Нам пока ничего не ответили. Подавали замечания моя коллега Марина Дубровина и еще один адвокат Докка Ицлаев в Грозном. Это означает, что в течение августа дело, возможно, поступит в Верховный суд (Российской Федерации – КР), и, скорее всего, на сентябрь нам назначат дату рассмотрения в Верховном суде России. Карпюк и Клих содержатся, как и ранее, в Грозном, в СИЗО. И мы ожидаем, что, по крайней мере, прохождение судебных инстанций в России мы завершим где-то в течение сентября-октября.

Николай Карпюк во время оглашения приговора суда в Грозном, май 2016 года
Николай Карпюк во время оглашения приговора суда в Грозном, май 2016 года

А что касается одного из осужденных по так называемому «крымскому делу» Алексея Чирния?

– Алексей Чирний находится в СИЗО Лефортово в Москве. Мы встречались с моим коллегой Сергеем Панченко, который по моей просьбе тоже подключился к его защите. Чирния допрашивали, насколько нам известно, один раз относительно тех фигурантов старого «сенцовского» дела, которых не арестовали. В России судили 4-х человек – самого Чирния, Сенцова, Кольченко и Афанасьева, который сейчас уже находится дома. Остальные объявлены в розыск. И там определен широкий список людей, которых ФСБ тоже хочет приобщить к этому делу. Мы договорились с Алексеем, что при попытке снова его допрашивать, он будет ссылаться на то, что желает давать показания только в присутствии адвоката. Поскольку мне из ФСБ не звонили, надо понимать, что второго допроса пока не произошло. Есть определенные опасения, что Алексеем захотят воспользоваться в связи с новой крымской историей. Потому что где один терроризм, там и другой терроризм. И с него попытаются получить какие-то показания что, возможно, он знаком с теми, кто сейчас арестован. Возможно, что этого не произойдет, и мы дуем на холодную воду. Но по крайней мере мы к этому готовы.

Алексей Чирний
Алексей Чирний

Можно ли говорить о том, что после освобождения Надежды Савченко, Юрия Солошенко и Геннадия Афанасьева украинская сторона продолжает бороться за своих соотечественников, находящихся в российских тюрьмах?

Россия не настроена сейчас на какие-то новые компромиссные варианты. Или не похоже, чтобы к этому кто-то готовился

– Я нахожусь в контакте с людьми, которые с украинской стороны непосредственно отвечают за эту ситуацию. Я списывался с Ириной Геращенко, которая входит в Минскую контактную группу. Обо всех – и о старых, и о новых заключенных – помнят, о них знают. Но надо понимать, что, во-первых, на фоне последнего обострения в Крыму совершенно непонятно, в какую сторону все это пойдет. Ибо где разговоры об обстреле территории Крыма со стороны Украины и где разговоры об обмене – это две совершенно разные плоскости. Они не могут существовать вместе. Мне по крайней мере так кажется. Россия не настроена сейчас на какие-то новые компромиссные варианты. Или не похоже, чтобы к этому кто-то готовился.

Во-вторых, лето. Как не трудно людям, которые находятся в СИЗО, как они не нуждаются в том, чтобы что-то происходило каждый день – это все равно мертвый сезон. И у политиков каникулы, и у чиновников многих каникулы. И добиться какого-то прогресса, добиться какого-то интереса, в том числе общественного, к этим людям невозможно. Невозможно постоянно держать высокую ноту. Был пик интереса к этой ситуации, когда обсуждали Надежду Савченко. К сожалению, понятно, что удержать внимание общества на таком же уровне к этой теме невозможно. Будем стараться до осени выйти на какой-то новый виток – чтобы не было войны. Если не будет войны, мы будем стараться, чтобы эта тема получала то внимание, которое следует, потому что людей нужно вытаскивать.

Адвокат Илья Новиков
Адвокат Илья Новиков

Можно перекрестно кого-то помиловать, договариваться, достигать компромисса при том, что будут новые аресты

Понятно, что список политзаключенных в России только увеличивается. На днях в нем появились две новые фамилии тех, кого арестовали якобы в связи с этими фантастическими терактами в Крыму. Но по крайней мере из тех, кто уже получил приговор, который вступил в силу, сейчас мы достоверно знаем, к ним будут применять ту же схему, которая была в случае Савченко, Афанасьева и Солошенко. Можно перекрестно кого-то помиловать, договариваться, достигать компромисса при том, что будут новые аресты, будет новое давление на тех людей, от которых Россия получила все, что хотела – вынесла им приговор, сказала, что они злодеи, объявила об этом – для них можно попробовать что-то сделать в этом формате. И мы будем стараться это сделать.

За украинцев, которые находятся не только в российских тюрьмах, но и в плену в Донецкой области, теперь борется Надежда Савченко, приступившая к своим обязанностям депутата Верховной Рады. Она даже говорила о новой голодовке, теперь в поддержку тех, кто находится в неволе. Как Вы оцениваете эти шаги своей бывшей подзащитной?

– Я в курсе того, чем занимается Надежда. Она этим занимается вне координации со мной. Я не хочу комментировать результаты, потому что результатов нет. Не мое дело критиковать ее усилия. Единственное, могу сказать, что я абсолютно верю в искренность ее позиции, что она действительно хочет этим людям помочь. Что касается методов и успехов – об этом не приходится говорить. Мы видим, что результат нулевой. На мой взгляд, она стратегию выбрала не совсем правильную.

Народный депутат Украины Надежда Савченко
Народный депутат Украины Надежда Савченко

Вы ей давали какие-либо советы?

– Нет, мы с ней общались уже после ее освобождения, но не в том смысле, что я ей диктовал, что и как делать.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG