Доступность ссылки

Забрать у села, отдать военной базе: Крым в борьбе за воду


©Shutterstock

До 2014 года Крым получал около миллиарда кубометров днепровской воды по Северо-Крымскому каналу. Сейчас этой воды в Крыму нет, но катастрофы – о которой говорили многие эксперты в начале 2014 года – не случилось. Возможно, днепровская вода и не нужна Крыму? Тогда почему во многих населенных пунктах вода теперь исключительно привозная? А для того, чтобы обеспечить Севастополь водой планируется построить новый туннель и перебросить в этот город воду из Бахчисарайского района. О том, сколько воды нужно Крыму, о проектах перебросок рек и опреснения морской воды рассказывает эксперт Фонда развития украинского села Юрий Тарасенко.

Воды не будет, но вы держитесь (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:22:04 0:00

– С чего началось строительство Северо-Крымского канала и для чего он появился?

– История строительства Северо-Крымского канала начиналась еще в предвоенные годы. Из-за Великой Отечественной войны строительство его было отложено, и уже после того, как было восстановлено советское хозяйство, в 60-е годы, его строительство началось заново. В 1963 году Никита Сергеевич (ХрущевКР) героически перерезал ленточку. Для чего это делалось? Отнюдь не от того, что у наших прошлых предводителей был «синдром гигантизма»: давайте строить что-то большое. Мания, конечно, была, но здесь не только она.

Давайте рассмотрим Крым в экономическом плане. Площадь всего Крыма – 2,2 миллиона гектаров. Первая часть Крыма – курортная зона: Южный берег Крыма, феодосийское побережье, евпаторийское побережье и так далее… А чем занимаются люди во всех остальных регионах? Что делает степной Крым? Что делает северный Крым? Это – сельское хозяйство. А сельское хозяйство в этих регионах, да и в принципе на 70-ти процентах земель в Украине, находится в зонах недостаточного увлажнения. А недостаточное увлажнение – основной сдерживающий фактор повышения урожайности.

Канал решили строить для того, чтобы Крым жил, чтоб он был не только здравницей, но и производителем

Если мы вспомним предыдущие годы, то так называемые засушливые годы приводили к тому, что валовой сбор зерновых в Украине уменьшался на 20 миллионов тон. В одном году было 40, а в следующем – 60. И это очень важно. А теперь мы смотрим на Южный берег Крыма и смотрим на весь Крым. Какие были решения правительства? Канал решили строить для того, чтобы Крым жил, чтоб он был не только здравницей, но и производителем. Ведь на полуострове – 1,8 миллионов гектаров сельхозугодий. Пахотных земель, по кадастру, 1,6 миллионов гектаров. Это серьезный земельный потенциал. С одной стороны, мы всегда имели здесь благоприятные условия для производства: солнце, относительно мягкие зимы. Но хронический дефицит воды и засоленность почв не позволяли развитие. А с появление в Крыму днепровской воды и развитием сельского хозяйства мы получили не только продукты, мы получили и новые рабочие места, новые поселения, семьи, оседлость людей.

– Сейчас в Крыму нет днепровской воды. Можно ли решить проблему обеспечения Крыма водой за счет альтернативных вариантов? Например: опреснение воды, переброс воды с Кубани или, как это происходит сейчас, выкачка подземных вод из глубоких скважин?

Использовать в полном объеме потенциал Крыма за счет гряды Южного берега нельзя. Воды просто физически не хватает

– Давайте рассмотрим историю и этого вопроса. Начнем со времен Екатерины Второй. При первом осмотре Крыма все отметили великолепную вещь – горы. Горы, прежде всего, могут удержать на себе осадки в виде снега, дождя. Второе – это большая поверхность и на этой поверхности конденсируется влага. Вся эта влага стекает с гор, дренажируется – и образовываются так званные карстовые слои воды, в которых содержится великолепная, хорошая вода. А в степном Крыму всегда были проблемы с водой. Тогда решили: а зачем нам все это делать? Давайте будем бурить скважины, вода пойдет с гор в центры и все будет прекрасно, все будет хорошо. Но как мы помним, есть закон сохранения: если где-то прибывает, то где-то убывает. Такая политика привела к тому, что начали подниматься так званые солончаковые воды, соленые воды, и вода перестала быть питьевой. Ее не только пить нельзя, но и на орошение она не годится. Скажем так, использовать в полном объеме потенциал Крыма за счет гряды Южного берега нельзя. Воды просто физически не хватает.

– А что скажете по поводу переброски воды с Кубани? У оккупационных властей был и такой проект.

– Есть такой проект. Но здесь стоит учесть два момента. Река Днепр – четвертая река в Европе, ее длина – 2,2 тысячи километров, площадь бассейна составляет порядка 500 тысяч гектаров. Это огромная река. И для сравнения – река Кубань. Да, она хорошая, она прекрасная, но в 4 раза меньше. Она порядка 870 километров и площадь ее бассейна в 10 раз меньше. Нельзя заменить недостаток тем, что в 10 раз меньше Днепра. Есть такой термин при орошении – «дебет». Так вот, дебета орошения этой реки не хватит. А Кубань – не только здравница, Кубань – это еще и житница. Произойдет все по тому же принципу: в Крыму прибудет, да в Кубани убудет. А земельных угодий в Кубани – в четыре раза больше чем в Крыму.

Юрий Тарасенко
Юрий Тарасенко

– А с технической стороны: возможно ли перекинуть эту воду в Крым?

– Для этого необходимы огромные энергозатраты. Хорошо, если река течет сверху вниз, но если она течет по горизонту или вверх – необходимо ставить насосные станции. Кстати, история крымской атомной электростанции с этого и начиналась. Мы же видим, что в Крыму, по сути, кроме «Титана» не построено ничего, что требует больших затрат электричества и воды. Одна из основных целей АЭС – поддержание системы орошения всех этих распределительных насосных станций – дать дополнительный источник электроэнергии. Это цель строительства крымской АЭС, строительство которой было героически закончено в 1989 году. Мы говорим о нехватке воды, но все остальное также должно быть. Тут же видим нехватку электроэнергии. Там уже есть один псевдоэнергомост, о котором мы только и слышим: как он периодически включается, выключается, открывается и закрывается. Здесь же проблема номер два, когда мы говорим, что в Эмиратах, например, все прекрасно и хорошо. У них же есть опреснение и так далее…

– Почему в Крыму нельзя опреснять воду?

Все эти проекты по опреснению – дело затратное. Это деньги, это время, и далеко не все доживут до счастливого конца

– Просто следует вспомнить, как Арабские Эмираты распорядились своими нефтяными ресурсами, и как нынешний российский режим, который получал сверхприбыль, распорядился своими финансами. Все эти проекты по опреснению – дело затратное. Если это делать, то нужны энергоносители. Энергоносителей, опять же, нет. Это тоже затратные технологии. Тянуть туда газ? Это из той же истории. Нет там газопровода, газопроводы шли с континентальной части Украины. Те, которые там сейчас есть, – это одни расходы, а если хотите перекачивать, условно говоря, не куб, а тысячу, – нужно менять систему. Это деньги, это время, и далеко не все доживут до счастливого конца.

– Подконтрольные России крымские чиновники заявляют о том, что в ближайшее время начнется реализация проекта по переброске рек из Бельбекской долины в Севастополь. Жители Белбекской долины выступают против, но решение уже принято. На Ваш взгляд, путем такого разворота рек удастся ли решить проблему водообеспечения Севастополя?

Источник наполнения горных крымских рек только один. Это – атмосферные осадки и конденсация

– Здесь сразу три проблемы. Первая – если мы забираем воду из Бельбекской долины, то, естественно, ее там становится меньше. После этого в Бельбекской долине будет экологическая катастрофа, связанная с тем, что никакого культурного земледелия там не будет, и мы перейдем к картине, которую видел Антон Павлович Чехов, впервые посетив район Сиваша и назвав его тундрой. Так было в те времена. Первое впечатление – это «тундра, где ничего не растет». Вот там действительно ничего расти не будет. И тут важно понимать, что источник наполнения горных крымских рек только один. Это – атмосферные осадки и конденсация. Здесь мы видим две проблемы. Первое – отсутствие питьевой воды. В этом году, например, в Краснокаменке была проблема. Там тоже горы: Гурзуф, Ялта, Артек. Там нет этой воды, все зависит от источников. В некоторых местах эта вода выходит, а в некоторых – не выходит. Источники также заиливаются, их нужно чистить, с ними нужно работать. Это именно природное явление, на которое человек, по большому счету, не влияет.

Если мы заберем дебет в Бельбекской долине и отдадим его военной базе в Севастополе, тогда про сельское хозяйство в том регионе можно забыть

А есть еще вторая часть: воздействие человека. Для того чтобы перебросить воду из Бельбекской долины планируется осуществить горизонтальное бурение в горных породах. Я консультировался с нашими институтами, экологами, гидрологами, и вот что они говорят. Вот эти карстовые породы, где находятся водяные линзы, – неустойчивые. В некоторых местах может произойти их обрушение, закупорка. И, условно говоря, часть из них может просто уйти вниз, а на их место придут засоленные воды. Там, если российские чиновники забыли, море недалеко. Придут соленые воды, а пить минеральные воды 365 дней в году не всем полезно, а некоторым и вредно. В таком случае мы нарушаем природные вещи, а также забываем закон: от перемены слагаемых сумма не меняется. Если мы заберем дебет в Бельбекской долине и отдадим его военной базе в Севастополе, тогда про сельское хозяйство в том регионе можно забыть. Сельский Крым – очень важный Крым. Это – зерновые, зернобобовые, подсолнечник. Уже сейчас ряд культур потеряны. Вот чиновники от российской власти говорят: нам не интересно выращивать рис. А там работали 20 тысяч семей и 120 предприятий. И никто не говорит, что сейчас с этими 20 тысячами семей!

– Есть еще один проект, который так называемые местные власти хотят реализовать. Строительства нового водохранилища возле Красногвардейска. Для чего среди степи строить водохранилище? Чем его наполнять? Говорят, что будут наполнять водой реки Салгир. Насколько реален этот проект?

– В любом случае, вода есть. Есть и подземные воды, и грунтовые воды, есть поверхностные воды, воды глубокого залегания и так далее… Собрать их можно. Водохранилище – это, по сути дела, аккумулятор. Вода есть. Талые воды ушли, источники отработали, условно говоря, месяц, и воды больше нет. Здесь речь идет только об аккумулировании воды в водохранилищах. Но это, еще раз говорю, не решает проблему. Да, это лучше, когда есть водохранилище, где мы можем собрать и перебросить из одного места в другое: из подземных источников – в надземные. Где мы уже можем брать эту воду, готовить, употреблять и так далее… Это нормальный путь, ничего плохого в создании водохранилища нет. Проблема в том, чем вы их будете насыщать. Еще раз: Крым – хронический реципиент воды. В природе чудес не бывает. Если была нехватка воды в 2 миллиарда кубов, то так она и осталась.

– В 2014 и 2015 годах в Крыму выпало немалое количество осадков. И если сравнивать с 2012-13 годами, то этих атмосферных осадков даже хватало для неорошаемого земледелия. Почему так?

Во всех этих космических проектах России нет ничего невозможного. Можно бурить, привозить эту воду танкерами, но вопрос: есть ли на это деньги?

– Сельское хозяйство – отрасль экономики. Оно должно приносить прибыль. Так вот, мы говорим о результатах сельского хозяйства в Крыму. Если мы возьмем 2011 год – когда еще не начались засушливые годы – и сравним с 2015 годом: по овощеводству, картофелеводству, бахчевым культурам, – то урожайность упала в 2-3 раза. Мы знаем, что орошение минимально дает двукратное увеличение урожайности. Одна из компаний, которая проводила эксперименты и делала капельное орошение на территории Крыма, получала от 150 до 220 центнеров кукурузы с гектара. Когда собираешь 66 центнеров, то считается, что орден можно давать, а там 150-220 собрали! О чем мы говорим: можно вырастить одно деревцо, а можно вырастить сад, и вокруг деревца будет работать один человек, а вокруг сада – бригада. Вот, условно говоря, какой путь мы выбираем. Во всех этих космических проектах России нет ничего невозможного. Можно бурить, привозить эту воду танкерами, но вопрос: есть ли на это деньги? А денег на это нет, про это крымчанам уже рассказал премьер-министр (России – КР). А если они думают, что при деньгах есть еще и время подождать, то его тоже нет. Жить хочется сейчас, а не потом. Вот вам и альтернатива. Потому что еще даже до независимости Украины все мечтали о том, что воды Днепра придут в степной Крым и принесут туда радость, принесут туда жизнь.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG