Доступность ссылки

Украинские пленные: возможен ли обмен «всех на всех»?


Обмен пленными в Донецке, март 2015 года

По довоенной статистике, в Украине ежегодно исчезали по разным причинам более пяти тысяч человек. Каждого десятого в конце концов находили мертвым. Положение резко ухудшилось после начала агрессии России на Донбассе. По данным на август этого года, пропавшими без вести в результате войны являются 498 человек. Об этом на своей странице в Facebook написала Ирина Геращенко. А советник председателя СБУ Юрий Тандит в эфире одного из украинских телеканалов накануне сообщил, что боевики заявили о готовности освободить более 40 пленников по схеме «всех на всех».

О том, как продвигается освобождение, рассказал руководитель группы по обмену пленными «Патриот» Олег Котенко.

Олег Котенко
Олег Котенко

‒ У вас есть информация, сколько украинцев ‒ как военных, так и гражданских – сейчас находится в плену боевиков?

‒ Официальная цифра ‒ 47 человек. Недавно было 45: еще два человека появилось в городе Луганск. Об этом сообщила Ольга Кобцева – она занимается военнопленными в Луганской области.

‒ Удается ли среди пленников находить тех, кого раньше считали пропавшими без вести? И что с теми людьми, которые до сих пор числятся пропавшими?

По нашим данным, без вести пропавших около 800 человек. Это только среди военных. По гражданским эта цифра может достигать 1000 человек
Олег Котенко

‒ Действительно, официальная цифра ‒ около 500 человек, но есть неофициальная цифра ‒ она немного больше. По нашим данным, без вести пропавших около 800 человек. Это только среди военных. Что касается гражданских, эта цифра «плавает» и может достигать 1000 человек. Почему цифры отличаются? Потому что никто не ведет точного учета пропавших без вести на неподконтрольной территории Украины.

‒ То, что боевики заявили о готовности освободить более 40 пленников по схеме «всех на всех» ‒ блеф или это возможно? Ведь это не первые подобные договоренности.

‒ Вы правильно акцентируете, что уже было очень много предпосылок для обмена наших людей, по крайней мере военнопленных, и все время они срывались. Сейчас идут переговоры, договариваются об обмене большого количества людей на наших 47 человек. Единственное, в чем проблема ‒ на все, что происходит в обменном процессе, влияет геополитика. Любое движение, как, например, так называемые «крымские диверсанты» или срыв нормандской четверки, влияет на процесс обмена военнопленными. Поэтому я надеюсь, что Москва на этот раз проведет этот обмен, о котором договаривались на высоком уровне.

‒ Возможно, дают результаты неофициальные обмены пленными, а не только с привлечением государственных органов Украины?

‒ Неофициальные обмены, точнее освобождения, никогда не останавливались. Почему? Потому что много еще наших военнопленных остается у так называемых боевиков. И с ними немного легче вести переговорный процесс, чем с так называемыми официальными органами непризнанных республик. Поэтому неофициальные обмены продолжаются. Они небольшие, мы не можем освобождать десятки людей. Но если получается освободили два-три человека в месяц, то мы считаем, что работа наша сделана не зря.

‒ Почему создается ажиотаж вокруг обмена пленными на Донбассе?

Украина готова отдать всех, кого требует Москва и непризнанные республики, чтобы освободить этих 47 человек
Олег Котенко

‒ Сам ажиотаж Кремль создает для того, чтобы иметь определенный рычаг влияния на Украину. Соответственно, по логике Кремля, мы должны давить на президента, официальные органы. И те должны идти на уступки, по крайней мере, так думает Москва, так думает Путин, ‒ идти на уступки в каких-то политических вопросах для того, чтобы можно было освободить своих военнопленных.

‒ И тогда происходят неравноценные обмены?

‒ Да. Сейчас, в принципе, разговор не идет о равноценных обменах, потому что мы точно знаем, где находятся 47 человек. Украина готова отдать всех, кого требует Москва и непризнанные республики, чтобы освободить этих 47 человек. Потому что война у нас не заканчивается.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG