Доступность ссылки

Россия демонстрирует Западу готовность к большой войне – военный эксперт


Военнослужащие личного состава танкового батальона отражают условную атаку боевиков, подбивших танк Т-90А на полигоне Дальний в рамках проведения тактических учений мотострелковой бригады в Южном военном округе МО России

Внезапная проверка боеготовности российских войск, которая проводилась на юге страны и в аннексированном Крыму, должна была завершиться 31 августа. Что стоит за военными маневрами? Идет ли речь о подготовке к войне или о бряцаньи оружием с целью внешнеполитического шантажа? Об этом говорим с заместителем директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения по международным вопросам Михаилом Самусем, российским военным обозревателем Павлом Фельгенгауэром и украинским политологом Евгением Магдой.

Учения на юге России и в аннексированном Крыму стартовали 25 августа и велись 6 дней. В Министерстве обороны России заявили: цель учений – научить армию быстро наращивать боеготовность на юго-западном направлении. На полигонах шли тактические учения с боевой стрельбой, тренировки по противодействию диверсионно-разведывательным группам, отрабатывались элементы вождения боевых машин и танков, были задействованы 15 боевых кораблей Черноморского флота и 10 кораблей Каспийской флотилии. 30 августа украинская разведка зафиксировала применение российскими вооруженными силами тяжелых бомбардировщиков возле админграницы с Крымом. Россияне на полуострове существенно усиливают группировку воздушной обороны. Спикер администрации президента по вопросам АТО, полковник Андрей Лысенко заверил: вооруженные силы Украины готовы к возможному вторжению российских войск на материк. Ранее разведка Украины сообщала, что в Крыму насчитывается 24 тысячи российских военных, и их группировка наращивается. Сообщалось, что Россия продолжает отрабатывать сценарии взятия под контроль южных областей Украины.

Вот что сообщил о цели учений министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу.

Шойгу: В ходе мероприятий обеспечить строгое соблюдение требований безопасности, сохранности оружия и боеприпасов, организовать проверку системы финансового обеспечения органов управления и войск на юго-западном стратегическом направлении при переводе с мирного на военное время.

– С нами на связи российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр. Павел, что значит эта формулировка – при переводе с мирного на военное время?

Решение, что дальше будут делать эти войска, лежит не в военно-практическом, а политическом поле: поучаствуют ли в маневрах и разойдутся по домам или же начнется большая война
Павел Фельгенгауэр

Фельгенгауэр: Перевод на военное время означает непосредственную подготовку к войне, причем большой войне. То, что имело место – не совсем учения, а проверка. Более половины сил, которые есть у России, сконцентрированы вблизи Украины в полной боевой готовности. И решение, что дальше будут делать эти войска, лежит не в военно-практическом, а политическом поле: постоят ли, поучаствуют в маневрах и разойдутся по домам или же начнется большая война. Возможны оба варианта. Проверка, очевидно, закончилась успешно – в российской армии точно знают, сколько чего есть. Все сконцентрировано возле украинской границы. Издалека, из Сибири, с Волги, Урала переброшены силы. Боеготовность доведена до высшего уровня. В ближайшее время будет решено, что дальше. Возможно, что и ничего, и боеготовность начнет снижаться. Это, знаете, как с куском колбасы: можете съесть, а можете и собаке во дворе подарить. Но колбаса уже есть.

– Были ли в России прецеденты, когда эту колбасу, условно говоря, съедали?

Фельгенгауэр: В 2008 году как раз так и было: были учения, закончились. Прошло несколько дней – и началось вторжение в Грузию.

– А наоборот бывало?

Фельгенгауэр: Конечно, и неоднократно. Но тут за последние два месяца было много других неприятных признаков. Отказ от Нормандского формата, провокации, официальные публичные заявления о том, что Украина готовит нападение, нарастание в Москве риторики о полном непризнании правительства Порошенко – что это фашисты и хунта, пришедшая к власти незаконным путем. По отдельности каждый из этих пунктов – ничего особенного, в целом же картина тревожная. Впрочем, абсолютной уверенности, что будет война, нет. Но вероятность довольно высока.

– С нами на связи директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения по международным вопросам Михаил Самусь. Михаил, действительно ли ситуация столь драматична, как думает ваш коллега Павел Фельгенгауэр?

Самолеты будут отрабатывать удары по целям на территории Украины, только на полигонах
Михаил Самусь

Самусь: Наш центр около месяца фиксирует признаки подготовки к войне, мы постоянно информируем об этом государственные органы и общество. Почти все боеспособные силы России сконцентрированы вблизи украинской границы. И учения «Кавказ-2016», которые скоро начнутся, как раз будут посвящены отработке проведения операции против Украины. Самолеты будут отрабатывать, в общем-то, удары по целям на территории Украины, только на полигонах. То же касается морского десанта. И нюанс такой: командирам могут выдать разные пакеты. В одном может быть учебная задача, а в другом – боевая. И никто не будет знать, какой пакет командир держит в руках. И с 5 по 15 сентября мы будем иметь такую ситуацию, когда руководство России сможет решить, какой пакет выдать.

– Насколько Украина готова к тому, что это может быть пакет с боевой задачей?

Самусь: Судя по нашей информации, военно-политическое руководство Украины готово принимать решения. А в этой ситуации имеет значение даже не количество танков и мобилизованных. В ситуации высокоинтенсивных боевых действий, которые будут продолжаться пару дней, главное – именно готовность военно-политического руководства принимать решения, например, к полномасштабному отражению атаки, применяя войска противовоздушной обороны, а не наблюдая, как самолеты потихоньку нарушают границу Украины, как это было раньше.

Высшее руководство и войска готовы. Есть вопрос готовности военного командования принимать быстрые адекватные решения с точки зрения управления войсками, потому что боевые действия будут очень высокоинтенсивные, сильрные удары будут происходить с 5-6 направлений. Будут задействованы силы и средства от морского десанта до ракетных и авиаударов. Генштаб должен проверить все свои умения отражать такие комплексные нападения.

– Какова вероятность открытой войны?

Самусь: Все карты на столе у Путина. Он оценивает для себя ситуацию как критическую. И в экономической, и в политической сфере ситуация заставляет его действовать быстро и неадекватно. Вероятность очень высока. Хотя мы пока рассматриваем это больше как давление на Запад с целью заставить Украину решить вопрос Донбасса по сценарию Москвы, то есть включить его в состав Украины на условиях России, запретить Украине развиваться в европейском направлении и уничтожить государство изнутри. Потому что именно это – генеральная задача для Путина.

– С нами на связи политолог Евгений Магда. Евгений, насколько важен военный компонент в сегодняшней ситуации? Возможно, речь идет скорее о типичной для гибридной войны попытке принудить Украину к чему-то с помощью запугивания?

Интенсификация боевых действий возможна на Донбассе, но широкомасштабная война по всей линии границы – маловероятный сценарий
Евгений Магда

Магда: Большая война начинается неожиданно только в кино. Демонстративные действия России на границе с Украиной, скорее всего, являются элементом психологического давления. Российское руководство просчитывает разные сценарии, но понимает и то, что неминуемые в случае вторжения значительные человеческие потери могут дестабилизировать ситуацию внутри самой Российской Федерации. Думаю, интенсификация боевых действий возможна на Донбассе, но широкомасштабная война по всей линии границы – маловероятный сценарий. Хотя Россия всем видом демонстрирует, что готова на это, и это скорее экспортный вариант, рассчитанный на западного потребителя. Ведь Путин ведет войну с Западом на территории Украины.

– Может ли это говорить о том, что в случае необходимости Россия готова защищать Крым всеми имеющимися боевыми силами?

Магда: Россия рассматривает Крым как непотопляемый авианосец, если использовать терминологию советской прессы времен Холодной войны. Крым воспринимается Россией как часть собственной территории, военная база. Так что защищать его Россия готова. Вопрос лишь в том, кто будет на него нападать.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG