Доступность ссылки

Гаяна Юксель: происходящее в Крыму – как страшный сон


Главный редактор QHA Гаяна Юксель и ее муж Исмет Юксель

У семьи члена Меджлиса крымскотатарского народа, редактора «Агентства «Крымские новости» Гаяны Юксель было все, чтобы счастливо жить и работать в Крыму. Но их неприятие аннексии Крыма Россией, активная гражданская позиция стали причиной, по которой они были вынуждены переехать на материковую Украину.

– Гаяна, расскажите, пожалуйста, почему Вашей семье пришлось покинуть Крым?

– Моя семья в течение почти двадцати лет жила в Крыму, мы жили в Симферополе, занимались информационной деятельностью. Я являюсь руководителем «Агентства «Крымские новости», которое в течение 10 лет с 2006 года осуществляло свою деятельность в Крыму.

Ситуация, сожалению, сложилась так, что в 2014 году с началом оккупации Крыма нас поставили в такие условия, что мы были вынуждены покинуть родной полуостров. В 2014 году, а именно 10 августа моему мужу, Исмету Юкселю, был вынесен запрет на въезд на территорию Крыма и Российской Федерации, к которой на тот момент присоединили Крым, сроком на 5 лет. Для нас это было, конечно, шоком.

– Ожидали ли вы чего-то подобного с учетом вашей активной деятельности?

Мы решили в феврале 2014 года, что как бы сложно не было, мы все равно останемся в Крыму, но распорядились за нас

– Мы, в принципе, ожидали давления, знали, что за нами следят, что нашей деятельностью интересуются. Поводом для этого и пониманием всей ситуации было то, что мы видели, как наших сотрудников, знакомых расспрашивают о нас, о нашей деятельности. Меня вызывали в ФСБ и в центр «Э», вызывали Исмета, моего мужа, в ФСБ. Но то, что они поступят так варварски и таким наглым образом – для нас это стало большим ударом.

По сути, мы не собирались выезжать из Крыма, мы решили для себя в феврале 2014 года, что как бы сложно не было, как тяжело бы не было, мы все равно останемся в Крыму, но распорядились за нас – вынесли решение.

– Вы сразу всей семьей остались в Украине после этого решения?

– В течение года я уже сама приезжала в Крым. Очень сложно так жить, будучи разделенными. В Крыму у нас был агентство, у Исмета был бизнес. Я работала преподавателем в университете, защитила кандидатскую диссертацию. Естественно, был дом, окружение, друзья, родственники, знакомые. И все это было разрушено просто одним росчерком пера, вот таким вот наглым, хамским решением.

Самое противное в этом решении, вынесенном ФСБ, что до сих пор, а уже прошло два года, нам не озвучено, почему именно, на основе каких доказательств, на основе каких выводов, они пришли к тому, чтобы вынести это решение о невъезде в Крым моему мужу. И мы сейчас судимся с этим органом, в суде они представлены, как ответчики.

– Как обжились на материковой Украине?

– Мы вывели сюда весь бизнес, продолжили информационную деятельность. Агентство тоже находится тут. Когда они в 2014 году, а это было летом, объявили о том, что все украинские СМИ, которые осуществляли деятельность на территории полуострова, должны пройти лицензирование, уже тогда я прекрасно понимала, что никакой лицензии нам не дадут, потому что мы попали в так называемые «черные списки». Мы для них проукраинские сепаратисты, которые не приняли оккупацию, не приняли аннексию, не писали радушно о «возвращении в родную гавань» и, естественно, для нас пребывание в Крыму остается проблемным.

Это серая зона, территория информационного гетто, одна большая военная база. Место, где люди боятся открыто высказывать свое мнение.

Сейчас мы здесь, и собственно говоря, все то, что происходит в Крыму, это напоминает какой-то жуткий, страшный сон. Для нас Крым, несмотря на то, что это полуостров, всегда был открытой территорией. Это была туристическая зона, доступная всем, куда приезжала масса народу. Несмотря на то, что мы жили на полуострове, никогда никакой островной психологии, вопросами изолированности, не страдали. Крым был полиэтничный, интересный, разный, проводилась масса мероприятий.

А теперь это серая зона, территория информационного гетто. Это одна большая военная база. Место, где люди боятся открыто высказывать свое мнение. Где запугивают, угрожают, где вызывают на профилактические беседы, заводят административные дела, уголовные дела. И вообще преследуется какое-либо инакомыслие. Поэтому, естественно, все то, что происходит сейчас в Крыму, очень болезненно нами воспринимается.

– А помните тот день, когда узнали, что Крым теперь закрыт для Вашего мужа?

– Если вспоминать о событиях 10 августа 2014 года, то мы на тот момент переезжали, мы возвратились из Стамбула в Киев и возвращались с материковой части Украины в Крым. Это было в Армянске, восемь или девять часов стояли в очереди, огромная пробка была в ту ночь.

Все удары судьбы укрепляют. Они помогают по-другому смотреть на жизнь, находить в себе силы и понимать, кто есть кто

Прошли украинскую границу, подъехали к российской утром, а нас было пятеро в машине. Я, дочка, муж, братишка и его жена. Российский пограничник собрал наши паспорта и сказал ждать. Нас отвели в сторону. Все это длилось полтора часа, на все наши вопросы, что же происходит, никто ничего не говорил. Затем подошел пограничник и сказал, что вы все можете ехать, имея в виду нас четверых, а вот он, показывая на Исмета, въехать не может, ему въезд запрещен. Оказывается, все полтора часа они проводили проверку. Я еще там, среди ФСБэшников, которые были на границе, заметила одного товарища, который нас, когда мы ездили через границу, допрашивал в специальных вагончиках и проводил профилактические беседы. Он наблюдал за всем происходящим. Помню его довольное, ехидное выражение лица...

Сложно, конечно, это был шок. Мы вернулись назад...

Но что я хочу сказать, все эти трудности, все эти сложности, удары судьбы, они только укрепляют. Они еще раз доказывают правильность позиции, они помогают совсем по-другому смотреть на жизнь, находить в себе силы и вообще понимать, кто есть кто.

– Как Вы оцениваете последние события в Крыму и заявления ФСБ об угрозе терроризма со стороны украинских военных?

– Я, как и многие здравомыслящие люди в Украине, да и во всем мире, оцениваю это с большим скептицизмом. Это открытые провокации, заранее спланированные действия, которые направленны на дестабилизацию, на отвлечение внимания от настоящих проблем полуострова, а их – масса, сколько бы они не рапортовали о прекрасном регионе в составе России. Это еще одно действо, чтобы развязать руки и отказаться от выполнения договоренностей и, может быть, даже перейти к более радикальным действиям.

– Что теперь следует ожидать крымчанам и в частности крымскотатарскому народу на полуострове?

– Я отвечу насчет крымчан, которые остались трезвомыслящими и в состоянии адекватно оценивать ситуацию, принимать реальность и делать какие-то выводы. Конечно же, следует ожидать усиления давления, закручивания гаек репрессивной машины, а если говорить о крымскотатарском народе, то новых актов геноцида.Наиболее активных, сопротивляющихся, активистов, лидеров народа выдворили с территории полуострова. Делают все, чтобы крымские татары уезжали. В отношении каждого действовали индивидуально, учитывали все. И сейчас эта метода, эта работа будет просто напросто продолжена. И люди, те которые еще в состоянии адекватно реагировать на события, они все будут находиться под контролем, под давлением.

– Станут ли последние события катализатором возвращения Крыма под контроль Украины с помощью мирового сообщества или, наоборот, теперь Крым будет превращен в военный форпост России?

– Уже сейчас Крым – это большая военная база, которая на 100% выполняет свои функции. Ни о каком развитии, ни о каком инвестировании или развитии экономики, не может быть и речи. Большой военный форпост, а все остальное это приложение к этой военной базе.

Что касается возвращения Крыма с помощью мирового сообщества, мы видим, что происходит в Европе, других странах, а говорить о возвращении Крыма под контроль Украины можно только с учетом происходящих в мире событий. Развитие событий показывает, что это работа кропотливая, но это не значит, что она должна быть приостановлена. Вся та работа, которая выполняется, информационная, аналитическая, правовая, дипломатическая, должна продолжаться.

– Что пожелаете крымским татарам, живущим в Крыму?

– Меджлис крымскотатарского народа призвал соотечественников не покидать Крым. Все мы должны быть в Крыму, никто оттуда не должен выезжать. По большому счету запрет на въезд в Крым официально вынесен всего четырем крымским татарам. Но, к сожалению, огромное количество крымских татар на материковой Украине. Что они здесь делают? Разбитые семьи, дети, оторванные от родителей, все это говорит о том, что несмотря на их победные фанфары и рапорты о том, как они хорошо заботятся о крымских татарах, ситуация на полуострова оставляет желать лучшего. Если там так все хорошо, то почему эти люди в Украине, почему они уезжают из Крыма, почему отправляют оттуда своих детей? Это говорит о том, что ситуация в Крыму ухудшается и проблемы с правами человека, со свободой волеизъявления, со свободой слова, проблемы экономического характера для Крыма актуальны.

Я всем соотечественникам желаю терпения и сил. И еще – не поддаваться на уловки пропаганды, выдающей мнимое за действительное. Не стоит повторять – уехали, уехали... Стоит различать, когда сам уехал, а когда вынудили уехать. В случае, как с нашей семьей. И еще не слушать глупости, что, якобы, тем, кто находится на материковой Украине выгодно ухудшение ситуации на полуострове. Абсолютно нет. Причина проблем – это не те, кто находится на материке, она – внутри полуострова.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG