Доступность ссылки

Узбекский диссидент: «Это начало посткаримовской эры»


Ислам Каримов

Узбекский президент Ислам Каримов умер в возрасте 78 лет. Более 20 лет он был влиятельной политической фигурой в своей стране. Кем был Ислам Каримов для Узбекистана? Авторитарным диктатором, который подавил свободу СМИ, оппозицию и создал тотальный контроль в стране. Об этом Радіо Свобода заявил Камоладдин Раббимов, узбекский политолог и диссидент, который сейчас живет в Париже, а ранее работал в государственных учреждениях Узбекистана. Несмотря на это, отмечает Раббимов, геополитика Каримова была наиболее самостоятельной в Центральной Азии.

‒ Как Вы можете охарактеризовать личность Ислама Каримова как лидера Узбекистана?

‒ Он уже ассоциируется с государством. Государство ‒ это Узбекистан, а Узбекистан ‒ это Каримов. Его форма правления была строго авторитарной, иногда – умеренно авторитарной. Это зависело от ситуации в самом Узбекистане и вокруг. Политический режим Узбекистана был самым строгим на всем постсоветском пространстве. Если даже сравнить с соседним Туркменистаном, то политический режим в Узбекистане сложнее.

Авторитарный стиль правления Каримова не дал узбекскому обществу выстроить устойчивую политическую систему

Каримову удалось выстроить строгую систему и управлять страной 27 лет. Он построил государство, но авторитарный стиль правления не дал узбекскому обществу выстроить нормальную, устойчивую политическую систему. Эффективно работала только президентская ветвь власти. Судебная ветвь не работает. Законодательная – полностью подчинена исполнительной власти, власти президента. Поэтому уход Ислама Каримова фактически является уходом эпохи и началом посткаримовской эры.

Камолиддин Раббимов
Камолиддин Раббимов

‒ Менялся ли Каримов в течение своего правления?

‒ Что касается стиля внутренней политики, то его форма власти и убеждения уже были сформированными. Речь идет о его позиции относительно свободы слова, относительно контроля, в отношении оппозиции... Это никогда не менялось.

‒ А относительно геополитики, которую проводил Ислам Каримов?

После аннексии Крыма только Узбекистан на государственном уровне настаивает на территориальной целостности Украины

‒ Если говорить о геополитике, то он постепенно трансформировался. Он вел наиболее самостоятельную геополитику в Центральной Азии, а также на постсоветском пространстве. После аннексии Крыма только Узбекистан на государственном уровне издал две ноты, Узбекистан настаивает на территориальной целостности Украины. В Центральной Азии это сделал только Каримов. Каримов также не объединялся с Организацией договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Он дважды выходил из этой организации. Только после Андижана он вынужден был вернуться туда, а потом вышел.

Узбекистан блокировал геополитические региональные инициативы Москвы. Узбекистан не присоединился к Евразийскому экономическому союзу. Этот вопрос даже уже закрыт. С геополитической точки зрения, Каримов вел себя достаточно независимо. Но вот после событий в Андижане он перестал играть на нервах оппонентов. До этого, если он с кем-то сближался, то автоматически начинал действовать на нервы другим. А начиная с 2009 года, он уже начал вести многовекторную политику, конечно, с учетом интересов Узбекистана, но осторожно.

‒ А как Вы можете объяснить ситуацию, что Каримов не подготовил себе преемника?

Кто бы ни пришел после Каримова, это будет кто-то из его ближнего круга. Они не будут спешить разрушать авторитарный стиль правления

– На самом деле, он готовил, долго готовил. Он еще не планировал уходить, инсульта в его планах не было. На самом деле, он создал условия некоторым людям, чтобы они смогли накопить себе ресурсы и опыт. О ком идет речь? Это премьер-министр Шавкат Мерзяев и вице-премьер-министр Рустам Азимов. Они долго находятся на орбите Каримова. Поэтому преемника он готовил, но не успел. Каримов думал, что еще долго будет править, как минимум до конца нынешнего срока ‒ его мандат бы закончился в марте 2020 года. У него были совсем другие планы.

‒ Сохранится ли нынешняя вертикаль власти в Узбекистане после Каримова?

‒ Думаю, да. Кто бы ни пришел после Каримова, это будет кто-то из его ближнего круга ‒ премьер, вице-премьер или еще кто-то. Они уже принимали участие в создании этого режима. У них очень близкое или точно такое же мышление, как у Каримова. Поэтому они не будут спешить разрушать авторитарный стиль правления. Они пока на это не способны. У них нет другого опыта, кроме как удержать контроль над обществом через милицию и Службу национальной безопасности.

Кризис власти в Узбекистане: что будет после смерти Каримова? (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:21 0:00

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG