Доступность ссылки

Наркозависимых в Крыму оставили умирать ‒ журналист


В 146 раз увеличилось количество наркозависимых в России по сравнению с советскими временами. Такую цифру чуть больше года назад приводил тогдашний глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов. По его данным, на тот момент речь шла о 7,3 миллиона наркозависимых. Главный нарколог Минздрава России Евгений Брюн, однако, называл значительно меньшие цифры, а именно ‒ что в России около 700 тысяч зарегистрированных больных наркоманией. ФСКН в конце концов расформировали, однако ситуация с наркоманией в России не улучшилась.

Журналист Анастасия Кузина ‒ одна из немногих, кто пишет о наркозависимых людях и их проблемах. По ее мнению, цифры, которые год назад приводили и медики, и ФСКН, не отражают масштаб бедствия.

«Цифры не слишком прямо касаются проблемы, по ним ничего не скажешь, ‒ считает Кузина. ‒ У нас есть какая-то цифра, примерно 500 тысяч тех, кто состоит на учете, но эти люди могут находиться на учете по разным причинам».

«Когда работала ФСКН, она все время держала истерику, наводила ужасы, что у нас ежегодно увеличивается количество людей, которые хоть раз в жизни попробовали наркотики. Судя по цифрам федеральной службы, все было очень плохо. Судя по цифрам МЗ, все было более-менее ничего. Вот эти 500 тысяч, состоящих на учете, всегда были стабильными», ‒ добавляет журналист.

По ее словам, то, что остается неизменным ‒ огромное количество людей, которые попадают в тюрьмы за употребление, и минимальное количество людей, которые могут получить адекватную наркологическую помощь.

Почему отменили антинаркотическое ведомство

Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) расформировали в апреле этого года. Ведомство просуществовало почти 14 лет. Функции, которые выполняла ФСКН, распределили между подразделениями МВД.

Алексей Курманаевський ‒ общественный активист, занимающийся проблемами наркомании. Он считает, что такое ведомство изначально не было способно решить проблему.

Сама идея избавить общество от наркотиков утопическая. Она недостижима. Поэтому вкладывать в это огромные деньги ‒ только на репрессивную модель, скажем, предотвращение наркотизации общества ‒ это бессмысленная трата денег
Алексей Курманаевский

«Сама идея избавить общество от наркотиков утопическая. Она недостижима. Поэтому вкладывать в это огромные деньги ‒ только на репрессивную модель, скажем, предотвращение наркотизации общества ‒ это бессмысленная трата денег», ‒ говорит активист.

«В этом смысле, конечно, закрытие ФСКН как отдельного ведомства, бывшего большим финансовым бременем для бюджета, ‒ это, безусловно, плюс. Второй момент, нельзя забывать человеческий фактор. Любые люди, которые приходят к власти, стремятся как-то за эту власть, во-первых, держаться, во-вторых, показать свою значимость, нужность, и чаще всего, скажем, они берут на себя те функции, которыми, в принципе, не должны заниматься. И ФСКН была одним из таких примеров», ‒ добавляет Курманаевський.

Больные или преступники?

Передача функций ФСКН МВД является лишним примером того, как государство рассматривает проблему наркозависимости и как оно относится к наркозависимым людям. А именно ‒ не как к больным, а как к преступникам. По словам Анастасии Кузиной, лечение наркоманов, как правило, больше похоже на пытки:

«Вывод из ломки ‒ вещь очень жестокая. Иногда там не применяются вообще никакие препараты. Это ‒ лечение, которое не имеет ничего общего с милосердием. Хотя на самом деле человеку нужна помощь для снятия боли».

«Это ‒ отношение к тем, кто немножечко «заигрался», мол, теперь за это получай. И то, что у тебя болит ‒ на самом деле, не так уж тебе и болит. Понятно, что такое лечение выдержать могут не все. А в тяжелых случаях вкалывают галоперидол. Человеку, прошедшему это один раз, второй раз уже идти не хочется», ‒ говорит Анастасия Кузина.

Практику заместительной терапии, одобренную в десятках стран мира, в том числе и в Украине, в России не используют. Заместительная терапия ‒ это когда вместо наркотиков больным дают синтетические препараты длительного действия, по воздействию на организм похожие на морфин, кодеин и другие опиаты, но, в отличие от них, не вызывающих наркотического опьянения. Препарат метадон больным дают в виде раствора, это уменьшает риск передачи опасных болезней, существующий, когда наркозависимые используют шприцы.

Весной этого года Анастасия Кузина побывала в Крыму, где до аннексии полуострова Россией заместительной терапией пользовались около 800 пациентов. То, что она увидела после того, как на полуострове стали действовать российские законы, журналист называет настоящей трагедией.

«В марте я разговаривала с людьми, которые много лет стояли на программе заместительной терапии. Во-первых, всем им по 50 или за 50. Это ‒ те люди, которым нельзя было вот так резко прекращать медикаментозную терапию. Мы разговаривали с тремя людьми, они насчитали уже более 50 покойников. Людей просто оставили умирать. Им просто прекратили выдавать препарат. А дальше выбирайтесь, как знаете. И они выбрались простым способом ‒ они вернулись к употреблению», ‒ рассказывает Анастасия Кузина.

Запретный плод

Чиновники считают, что бороться с распространением наркотиков можно только запретительными мерами. Однако, как отмечает активист Алексей Курманаевський, это приводит только к ухудшению ситуации, появлению новых, более опасных для здоровья видов наркотиков:

Всегда, когда увеличиваются уголовные последствия за продажу и приобретение наркотиков, цены на них растут, а качество падает. В результате наркоманы никуда не делись, пошли на «крокодил», на аптечные наркотики, препараты
Алексей Курманаевский

«Перекрывали доступ к наркотикам ‒ появился «крокодил». Мы это прогнозировали, что когда усилятся санкции против героина, цены на него будут расти на черном рынке. Всегда, когда увеличиваются уголовные последствия за продажу и приобретение наркотиков, цены на них растут, а качество падает. В результате наркоманы никуда не делись, пошли на «крокодил», на аптечные наркотики, препараты».

«Далее появились китайские наркотики, различные стимуляторы. Сейчас могу сказать с уверенностью: война с наркотиками проиграна. Потому что контролировать оборот «синтетики» просто нереально», ‒ добавляет Курманаевський.

Методы решения проблемы

Отношение государства и общества к наркозависимым в России можно сформулировать в двух словах: сами виноваты. Примерно такое же отношение к больным СПИДом. Наркозависимые среди носителей ВИЧ составляют примерно 50%. Российские вирусологи уже не первый год бьют тревогу: ситуация с ВИЧ в стране катастрофическая. Проблемой занимаются только некоммерческие организации, которые имеют проблемы с государством.

У нас никто не занимается профилактикой среди наркозависимых людей. Одной рукой мы пишем, что у нас все плохо среди наркоманов, а другой рукой запрещаем с ними работать
Анастасия Кузина

«Со всех трибун все время вот эти люди приличные говорят, что ВИЧ распространяют наркоманы и люди, ведущие слишком сексуально активный образ жизни, ‒ отмечает Анастасия Кузина. ‒ При этом у нас нет государственной поддержки, профилактики в этих группах. У нас никто не занимается профилактикой среди наркозависимых людей. Одной рукой мы пишем, что у нас все плохо среди наркоманов, а другой рукой запрещаем с ними работать».

В советское время о существовании проблемы наркотиков и о том, что в стране есть наркозависимые, не говорили. Официально в СССР не было ни наркотиков, ни проблемы наркозависимости. Сейчас наличие проблемы признается, но советские методы ее решения остаются и только ухудшают ситуацию.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG