Доступность ссылки

Крым на саммите G-20: за кулисами или на авансцене?


Владимир Путин (слева) и Барак Обама во время встречи на саммите G20 в Китае, 5 сентября 2016 года

Как ни старались на Смоленской площади и в Кремле, подкрепляя свои шаги отборной российской пропагандой, Крым и Донбасс, будучи не включенными в официальную повестку дня одиннадцатого саммита Большой двадцатки, прошедшего в китайском Ханчжоу 4-5 сентября, оставались основными темами ставших традиционными двухсторонних встреч на высшем уровне.

Казалось, что под руководством Москвы Пекин пытался действовать в рамках одной из задач Кремля – распылить значение нормандского формата и формата Большой семерки. В этой связи выглядит совершенно понятным стремление Китая преувеличить и гипертрофировать преимущества диалога на уровне Большой двадцатки, поскольку, как кажется там и в Кремле, такой формат позволяет нивелировать воздействие со стороны мирового сообщества за счет разбавления стран Запада представителями Азии и Африки.

Основные и стратегические проблемы в области безопасности решались именно во время двухсторонних встреч

И, если общий фон столь значительного мероприятия звучал в унисон с глобальными общечеловеческими проблемами климата, безработицы, кризисных проявлений в экономике, то основные и стратегические проблемы в области безопасности решались именно во время двухсторонних встреч.

Здесь просчитались и Кремль, и пропагандистская машина России. В Москве, напрочь позабыв о том, что в 2015 году в турецкой Анталье проходил десятый саммит G-20, и следуя «тематическим рассылкам сверху», сосредоточились на проведении как можно большего числа встреч с лидерами двадцатки на высшем уровне. Тем самым пытались показать, что Владимир Путин не находится в изоляции, в отличие от ситуации, имевшей место на девятом саммите в австралийском Брисбане. Но мировое сообщество остается твердым в вопросах антироссийских санкций, а страны Запада действуют совместно и не зря сами инициировали встречи с российским президентом. Это и привело к такому воздействию на Москву во время желаемых ею двухсторонних встреч, когда Владимир Путин был вынужден и нормандский формат возобновить, и пуститься в новые версии объяснения агрессии в Крыму и на Донбассе, а также пойти на публичное подтверждение продолжения диалога с президентом Украины.

Аргументы Владимира Путина, который еще 1 сентября дал интервью американскому агентству Bloomberg, не были достаточными, а оправдания звучали как отступление и предложения компромиссов. Материал появился на сайте Кремля только 5 сентября, и агентство подало его в эфир 6 сентября. Характерно, что Владимир Путин в очередной раз решился на новую интерпретацию аннексии Крыма и полностью уклонился от прямого вопроса главного редактора Bloomberg Джона Миклетвейта (John Micklethwait): «..Наш корреспондент в это время спрашивал Вас несколько раз (по‑моему, три раза), что же происходит в Крыму и знаете ли Вы что‑нибудь о российских войсках в Крыму, которые там занимают правительственные здания? Вы сказали, что ничего не знаете, а потом через год Вы говорили, что Вы руководили операцией по приведению под контроль Крыма. Что‑то можете прокомментировать на сей счет?».

В последующем Владимир Путин, отвечая на вопросы российских журналистов по завершении рабочего визита в Китайскую Народную Республику для участия в саммите Двадлцатки, заявил о готовности продолжить общение с президентом Украины Петром Порошенко.

Запад не получил ничего, но мог бы получить выгоды, если бы дистанцировался от саммита. Пришло время Западу переучиваться дипломатии
Андерс Ослунд

Критикуя Запад и текст принятого на саммите в Ханчжоу итогового коммюнике, в котором нет ни одного слова о Крыме и Донбассе, известный шведский дипломат и старший научный сотрудник Евразийского Центра имени Дину Патрициу (Dinu Patriciu) при Атлантическом Совете Андерс Ослунд (Anders Åslund) особо отметил: «Среди многих важных вопросов, которые отсутствовали в коммюнике, – Сирия, Украина, западные санкции в отношении России и конфликт из-за островов в Южно-Китайском море. Запад не получил ничего, но мог бы получить выгоды, если бы дистанцировался от саммита. Пришло время Западу переучиваться дипломатии».

Заместитель главы Администрации Президента Украины Константин Елисеев, оценивая итоги прошедшего саммита G-20, заявил: «Несмотря на то, что Украина физически не была представлена на нем, нам удалось достичь результатов, к которым Украина стремилась. …Мы достигли главной цели – за нашей спиной и без нашего согласия никакие вопросы в отношении Украины не решались. …Мы возвратились к нормандскому формату на уровне лидеров. …Работа в нормандском формате никогда не прекращалась». Не исключается, что местом очередной встречи президентов Франции, Германии, Украины и России в ближайшее время станет Берлин.

По мнению Министра иностранных дел Украины Павла Климкина, «обсуждение вопроса Украины в формате Большой двадцатки является свидетельством ее поддержки мировым сообществом, а также гарантией того, что Украина не останется наедине с российской агрессией».

Практически сразу после саммита 7 сентября в Соединенных Штатах Америки вступило в силу принятое ранее решение о расширении списка российских компаний, подпадающих под санкции за роль Москвы в дестабилизации ситуации в Украине. В этот же день Евросоюз продлил санкции против России на полгода. Решение было принято на заседании постоянных представителей стран ЕС, новые ограничительные меры будут действовать до 15 марта 2017 года.

Вот и получается, господин Путин, что «вопрос Крыма» не только не закрыт и не решен «исторически», но и остается открытым до возобновления действия норм международного права. И «нормандский формат» все-таки нужен.

Москве не уйти от ответственности за аннексию Крыма и агрессию на Донбассе. Эти перманентные вопросы к Владимиру Путину будут постоянно находиться на повестке дня любых диалогов с участием и без участия Кремля

Реальное положение на международной арене и здравая, отличная от пропаганды Кремля, логика говорят о том, что объективно Москве не уйти от ответственности за аннексию Крыма и агрессию на Донбассе. Эти перманентные вопросы к Владимиру Путину будут постоянно находиться на повестке дня любых диалогов с участием и без участия Кремля.

В июле 2017 года очередной XII саммит G-20 будет проходить в Германии в городе Гамбурге. В 2018 году 13-й форум Большой Двадцатки на высшем уровне предложено провести в Аргентине, и Буэнос-Айрес, скорее всего, подтвердит сроки и место для такого мероприятия.

Рудольф Медведь, обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG