Доступность ссылки

Бессилие оккупационной «психиатрии» в Крыму


Акция в поддержку Ильми Умерова

Специально для Крым.Реалии

Оккупанты выпустили зампреда Меджлиса Ильми Умерова из психиатрической клиники, куда его три недели назад поместили по решению «суда». Борьба за его свободу продолжается. Чекисты не смогли объявить крымскотатарского политика душевно больным, но закрывать его в изоляторе они опасаются по причине слабого здоровья. Пока речь идет только о тактическом отступлении российских силовиков, которые безуспешно пытаются применить против коренного народа методы борьбы с «экстремизмом», наработанные в кавказских республиках.

Российских карателей в очередной раз подвели шаблонные методы работы. Против крымских татар они пытаются использовать опыт, наработанный на Северном Кавказе. Отсюда растут «ноги» у массовых обысков, незаконных задержаний, арестов и пыток, жертвами которых становятся мусульмане. Алгоритм таких «уголовных дел» отработан до автоматизма: обыск по наводке информатора или на основании иных «оперативных данных», изъятие якобы запрещенной религиозной литературы, открытие уголовного дела по статье «терроризм» или «экстремизм». Российские законы в части уголовного процесса писались по указке чекистов и прочих силовиков. Как следствие, «экстремизмом» в соседней стране могут объявить, что угодно.

Как пример, расправы против крымских приверженцев религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир» изобилуют примерами феерического идиотизма. Людей клеймили «террористами», заводили уголовные дела, не найдя у них оружия и взрывчатки. По информации защиты, «уликами» в деле стали записи разговоров, сделанные подосланным провокатором. Скорей всего, молодые люди обсуждали один из главных теоретических вопросов – построение всемирного исламского государства. Российские «правоохранители» полагают, что беседы об истории ислама и мусульманского халифата тянут на уголовный срок.

С точки зрения оккупантов, Ильми Умеров также совершил «мыслепреступление», заявив, что Крым является украинской территорией

С точки зрения оккупантов, Ильми Умеров также совершил «мыслепреступление», заявив, что Крым является украинской территорией. Но в случае с ним чекисты оказались в сложной ситуации. Тут северокавказские методики были бессмысленны, так как его деятельность на посту зампреда крымскотатарского Меджлиса была максимально открытой и предполагала только ненасильственные методы борьбы. Оккупантам пришлось экспериментировать, используя наработки советской карательной психиатрии. Они взяли на вооружение методы 70-х годов прошлого столетия, выставив себя глупцами. Не исключено, что Ильми Умерова пришлось выпустить из лечебницы, так как медики, не смотря на полную лояльность оккупантам, решились саботировать процесс. Диагноз «вялотекущая шизофрения» дурно пахнет, а других вариантов у подневольных психиатров не было. В итоге им пришлось признать, что замглавы Меджлиса психически здоров. В очередной раз публика убедилась, что российские «органы» могут действовать только в рамках заданного сценария. Любые отклонения приводят к сбоям системы.

Оккупанты не ожидали столь жесткой реакции мирового сообщества и прежде всего властей США, потребовавших отпустить Ильми Умерова. С таким заявлением выступил Государственный департамент. «Практика заключения диссидентов в психиатрических клиниках нас очень беспокоит», – заявил представитель внешнеполитического ведомства Джон Кирби.

Кремль сейчас не в той ситуации, чтобы лишний раз проявлять бессмысленную строптивость в отношении с американцами. Оккупанты не смогли объявить заместителя председателя Меджлиса умалишенным. Сомнительно, что они поместят его в изолятор. У Ильми Умерова диагностировали ряд заболеваний, среди которых болезнь Паркинсона и сахарный диабет. Прямо на заседании «суда» 11 августа у него случился гипертонический криз. Политика госпитализировали в прединфарктном состоянии. Если силовики поместят его в изолятор, где у подследственного произойдет общее ухудшение, то Кремль рискует получить в довесок к Акту Магнитского еще и «список Умерова». Такой вариант не является фантастикой, так как российские «правоохранители» помещают жертву под стражу только для того, чтобы пытать и выбивать показания.

Сейчас российская сторона пытается выставить ситуацию так, словно заточение крымскотатарского политика в психушку было инициировано следователем

Сейчас российская сторона пытается выставить ситуацию так, словно заточение крымскотатарского политика в психушку было инициировано следователем. Расправа над крымскими татарами координируется на самом высоком уровне. Скорей всего решение по закрытию Ильми Умерова в лечебнице принималось на уровне начальства ФСБ в аннексированном Крыму. К сожалению, крымские татары одержали только ситуативную победу.

Судя по динамике процесса, велика вероятность того, что дело Умерова станет рутинным и закончится неким условным сроком. При этом оккупанты переключатся на других жертв. Каким образом будут развиваться события далее, представить несложно. У нас перед глазами российский опыт противодействия «экстремизму». Учитывая громкий провал с попыткой объявить Умерова душевнобольным и дело об «украинских диверсантах», сшитое белыми нитками, силовикам придется создавать новые поводы для расправы над непокорными крымскими татарами. В Чечне и Дагестане чекисты наработали внушительный опыт по «созданию» якобы бандитских и террористических группировок. Затем под телевизионными камерами проводили «контртеррористическую» операцию, рапортуя о нескольких убитых как бы террористах. Обратите внимание, они крайне редко показывали общественности живого боевика, только трупы. Все логично: живой человек может изменить показания в суде, а мертвец не сделает этого никогда.

Сергей Стельмах, политический обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG