Доступность ссылки

«Всех к стенке, товарищ Сталин?»


Александра Залозецкая

Цензура. Это первое, что приходит мне на ум, когда я вспоминаю знаковые произведения литературы советской эпохи. Но вот что удивительно – даже несмотря на те нестабильные и неугодные для писателя времена, цензуру успешно проходили и публиковались произведения, в которых скрытый подтекст гораздо больше влиял на читателей, нежели открытый текст в книге.

Но после перестройки внезапно разрешили критиковать политику Сталина, множество публикаций «взорвали» общественность поднятыми темами. Проблема же депортации народов при Сталине «выстрелила» в 80-х годах прошлого века.

«Да Чечня ж проклятая! Чеченцы прозываются. Не-уж не слыхали? Они тут при фашистах вот как мы, изменяли!... Нас-то на Кавказ, а их – в Сибирский рай повезли...».

Повесть – автобиографическая, в ней писатель настолько ярко описал ту жестокость, что творилась на местах депортации коренных народов, что после прочтения больно физически

Так случилось с книгой «Ночевала тучка золотая» Анатолия Приставкина. Повесть – автобиографическая, в ней писатель настолько ярко и точно описал ту жестокость, что творилась на местах депортации коренных народов (в данном случае действие проходило в Чечне), что после прочтения больно физически. Я впервые открыла эту книгу в 17 лет. История о том, как детский дом перевезли в Чечню и как местное население боролось с красноармейцами кровавыми методами, не жалея воспитанников детского дома, впилась в мое воображение:

«На подходе стал замедляться сам собой шаг: уж очень странным показался вблизи Сашка, а что в нем было такого странного, Колька сразу понять не мог…Сашка не стоял, он висел, нацепленный под мышками на острия забора, а из живота у него выпирал пучок желтой кукурузы с развевающимися на ветру метелками».

Я не раз думала о том, как это: бороться за свою землю так, что вырезать врага – дело чести

Я не раз думала о том, как это: бороться за свою землю так, что вырезать врага – дело чести. В моей юношеской душе тогда откликом отдавался именно текст книги. «Слушай, чечен, ослеп ты, что ли? Разве ты не видишь, что мы с Сашкой против тебя не воюем! Нас привезли сюда жить, так мы и живем, а потом мы бы уехали все равно. А теперь, видишь, как выходит... Ты нас с Сашкой убил, а солдаты пришли, тебя убьют...»

2014-й год, аннексия Крыма. Гонения крымских татар, а дальше – сфабрикованные дела, суды, абсурдные приговоры, громкое дело Ильми Умерова, о котором уже трубят во всем мире и в разных странах проводят акции солидарности с Умеровым и другими политзаключенными, несправедливо преследуемыми «новой властью» на аннексированном полуострове.

И снова меня вернуло к этой повести. И снова, не отрываясь, я за одну ночь «проглотила» книгу. Вот только восприятие теперь – абсолютно иное.

Ты, учивший историю крымских татар в Украине одной датой в учебнике истории за 11 класс, вдруг осознаешь, как мало ты знаешь о своей стране

Потому что события в стране у нас такие, а ты, учивший историю крымских татар в Украине одной датой в учебнике истории за 11 класс и одним тестовым вопросом на ВНО, вдруг осознаешь, как мало ты знаешь о своей стране, как мало ты знаешь о Крыме. Потому что фильм «Хайтарма» для тебя становится близким и родным, ты не можешь без слез смотреть кадры про ТВОЙ народ. Как будто от тебя оторвали те сотни тысяч крымских татар, ты ощущаешь те эмоции, когда людей грузили в товарняки, а несогласных убивали на месте. И поступаешь малодушно, ради собственного спокойствия порой не читаешь истории очевидцев, что для тебя это равносильно прочтению событий Голодомора.

«Местные жители, кто уцелел, бежали. Теперь приказ такой: никого не жалеть, а если в саду, или в доме, или в поле спрячется, так палить вместе с домом и полем... Если враг не сдается, его уничтожают! – переговаривались солдаты».

Да, это больно, когда читаешь фрагменты убийства детей, ведь вряд ли здравомыслящий человек будет получать удовольствие от прочтения подобного. Но ты теперь видишь смысл, ты не принимаешь, но понимаешь.

Сегодня «Ночевала тучка золотая» включена в наследие советской и российской литературы. Книга состоит в списке внеклассного чтения, ежегодно сотни тысяч российских школьников читают это знаковое произведение.

И, казалось бы, следует понимать, что подрастает поколение россиян, которое осознает, что «воровать – нехорошо» и что «война народов несет только миллионы смертей». Читают, восхищаются, присуждают премии, посмертно награждают орденами «За заслуги».

Цитируют «на несчастье одного народа счастье другого не построишь», слезы льют над словами мальчика из повести: «Разве нельзя сделать так, чтобы никто никому не мешал, а все люди были живые?».

А потом... потом радуются, что «Крым наш». И я тогда задумываюсь, почему же тогда они читают, но истинного смысла не видят или не понимают? Когда же проснутся их совесть и логика?

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG