Доступность ссылки

Буксир для крымчан. Как Украина борется за абитуриентов с полуострова


Иллюстрационное фото

Специально для Крым.Реалии

«Чтобы вернуть Крым, нам, прежде всего, надо вернуть крымчан», ‒ эти слова министра образования Украины Лилии Гриневич могут стать удачным слоганом для образовательной, культурной, коммуникационной политики Украины относительно наших соотечественников на оккупированном полуострове. К сожалению, за два с половиной года Украина не получила значительных успехов в этой области. С первых дней аннексии образовательная политика Украины по Крыму формировалась спорадически, во многом под давлением общественности, тогда как Российская Федерация давила целенаправленным государственным подходом и создание тысяч бюджетных мест в вузах, вливая в головы детей цикуту «русского мира».

Что сделано и не сделано Украиной и на чем надо сосредоточить государственное внимание? Аналитики Украинского независимого центра политических исследований, привлекая экспертов в области образования, при поддержке Международного Фонда «Возрождение», провели исследование состояния образования в Крыму и государственных политик Украины и РФ в этой области.

«Российский размер» ‒ размах

Россия начала пахать образовательную ниву с первых недель аннексии. Политика ее была направлена на скорейшую интеграцию полуострова в образовательное законодательное поле Российской Федерации. Уже 18 марта 2014 года, в тот день, когда в Кремле подписали закон «О принятии в состав РФ Республики Крым...», российский министр образования и науки Дмитрий Ливанов сделал несколько заявлений, в частности пообещал, что крымским выпускникам не придется сдавать единый государственный экзамен (ЕГЭ), а только обычный выпускной экзамен, и для них выделят дополнительные бюджетные места в вузах страны.

Переход на российскую систему образования в Крыму продлится примерно пять лет

Переход на российскую систему образования на полуострове, как пояснила впоследствии так называемый министр образования, науки, молодежной политики и спорта Крыма Наталья Гончарова, продлится примерно пять лет.

В 2014 году в обеспечении абитуриентов из Крыма бюджетными местами федеральный центр продемонстрировал царский размах ‒ было зарезервировано 16 тысяч мест. Это на тысячу больше, чем в целом выпускников крымских школ. Однако по итогам вступительной кампании-2014 студентами российских вузов стали всего 1400 юных крымчан. Из 15 тысяч выпускников около 2200 поехали на материковую Украину.

Льготные условия вступления крымчан в высшие учебные заведения были узаконены 5 мая 2014 года, когда президент Владимир Путин подписал закон об интеграции Крыма в образовательное пространство России. (Федеральный закон № 84-ФЗ от 05.05.2014 г. «Об особенностях правового регулирования отношений в сфере образования в связи с принятием в состав РФ новых субъектов ‒ Республики Крым и города федерального значения Севастополя»).

Только на строительство новых корпусов для КФУ выделили 7 млрд рублей

В то же время, россияне взялись за «оптимизацию» сети высших учебных заведений полуострова. Было создано два федеральных университета ‒ Крымский федеральный им. Вернадского в Симферополе и Севастопольский государственный, – каждый из которых объединил по семь местных вузов. Большая часть остальных частных вузов закрылась. На федеральные университеты выделили значительные средства: только на строительство новых корпусов для КФУ ‒ 7 миллиардов рублей, для СДУ ‒ 5 миллиардов рублей.

На переплавку образования Крыма Москва бросила значительные средства, и не только на приоритетную высшую школу. Из федерального бюджета еще в 2014-м, и в последующие годы, были выделены щедрые субвенции «на модернизацию» системы дошкольного и школьного образования.

«Русский мир» в букваре

Блицкриг пережили начальная и средняя школа. Немедленно, с началом 2014-2015 учебного года, вместо курса «Культура добрососедства» в школах оккупированного полуострова стали внедрять «Крымоведение» для 5-9 классов, который позиционирует Крым как «исконно русский» регион. Двухчасовое вступление к этому воспитательному курсу начинается темами: «Воссоединение Крыма и Севастополя с Российской Федерацией», «Крымская весна 2014 года» или «Республика Крым ‒ субъект административно-территориального устройства РФ».

Вместо курса «Культура добрососедства» в школах полуострова стали внедрять «Крымоведение», который позиционирует Крым как «исконно русский»

Еще одна новация от страны-оккупанта ‒ привлечение Русской православной церкви к образовательному процессу в школах. 6 мая 2014 года подписали Договор о сотрудничестве между Министерством образования РК и Симферопольской и Крымской епархией УПЦ в духовно-нравственном воспитании учащихся. Цель ‒ усилить «духовные скрепы» ‒ в официальной формулировке изложена так: «Формирование у учащихся целостного мировоззрения, представления о православной культуре как о важнейшей составляющей российской и мировой культуры, развитие духовно-нравственного просвещения культурно-педагогических традиций в системе образования».

День знаний в первой гимназии Симферополя, 1 сентября 2016 года
День знаний в первой гимназии Симферополя, 1 сентября 2016 года

За годы аннексии заметно уменьшилось количество образовательных учреждений, которые предоставляют возможность изучать или учиться не только на русском языке. Согласно официальным сведениям профильного министерства Крыма, на начало 2015-2016 учебного года функционировали 52 школы, где обучение велось на крымскотатарском языке (всего 4835 учащихся), а также школы, где этот язык преподавался как отдельный предмет, ‒ 19 в городах и 164 в селах. Относительно украинских школ, то в городах Крыма их осталось 5, в селах ‒17 (всего охвачено 894 ребенка); украинский язык как отдельный предмет преподают в 169 общеобразовательных учреждениях. Напомним, всего в Крыму есть 586 школ, где по состоянию на 2015 год учились 191,1 тысячи детей.

Украинский и крымскотатарский языки новая власть негласно выживает, несмотря на то, что в соответствии с так называемой конституцией Республики Крым, они вместе с русским признаны государственными. Еще в 2014 году 750 учителей украинского языка прошли переквалицфикацию для преподавания других предметов. Директора некоторых школ проводят с родителями «просветительские» беседы по поводу нецелесообразности, бесперспективности обучения детей на родном языке, если это украинский или крымскотатарский, мол, подрастающее поколение должно расти гражданами РФ, чувствовать себя частью «единого народа», а не «какими-то там» украинцами или кырымлы.

Украина: сделано ли все возможное?

Понятно, что в результате аннексии Крыма Киев ограничен в возможностях влияния и коммуникации с крымчанами. Надо отметить, что с началом аннексии Крыма каждое учебное заведение материковой Украины любого уровня, от детских садов до вузов, было открыто для детей-переселенцев. С конца марта 2014 года в каждом украинском городе стали работать пункты временной регистрации переселенцев, где представители департаментов образования проводили консультации. Но была ли готова Украина принять всех желающих и обеспечить равные возможности в получении качественного образования в других регионах? Были ли созданы законодательные условия для этого? Что было сделано для развития дистанционного образования для тех, кто не может выехать на материковую Украину?

В Украине нет четких ответов, ориентиров и стратегии в отношении образования для крымчан

К сожалению, по мнению аналитиков УНЦПИ, даже сегодня в украинском законодательном поле нет четких ответов, а в политическом дискурсе ‒ четких ориентиров и стратегии в отношении образования для крымчан.

Если в 2014 году аттестаты, выданные оккупированной властью в Крыму, принимали все учебные заведения Украины, то в новом учебном году МОН заняло жесткую позицию. Выпускникам посоветовали пройти государственную итоговую аттестацию в учебных заведениях Украины и получить документы государственного образца, ведь «ни один «документ», изданный оккупантами, самопровозглашенной «властью» Крыма и террористическими организациями в отдельных регионах Донецкой и Луганской областей, не будет признан, нострифицирован или обменян МОН Украины».

Несмотря на это, по информации директора департамента высшего образования МОН Украины Олега Шарова, в 2015 году студентами украинских вузов стали почти 10 тысяч жителей Луганской области, примерно 22 тысячи жителей Донецкой области и 968 крымчан.

Только на начало 2016 года появились первые решения МОН, которые непосредственно должны определять политику Украины для облегчения вступительной кампании абитуриентам из Крыма. В марте 2016 года Верховная Рада приняла Закон № 1038-VIII «О внесении изменений в статью 7 Закона Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины «относительно обеспечения права на получение образования», который заложил основу для существенных изменений в системе образования для людей, проживающих на временно оккупированных территориях.

Нововведения ограничивают возможности поступающих двенадцатью вузами

Однако нововведения ограничивают возможности поступающих двенадцатью вузами. Возникает вопрос: по какому принципу определяли эти вузы, почему ни один вуз из занимающих высокие места в различных рейтингах, не входит в список, почему перечень специальностей ограничен, например, нет ни одного медицинского университета?

Согласно новому Порядку поступления, школьникам-крымчанам нужно сдать ВНО по украинскому языку и истории Украины (в центрах при 12 вузах), получить аттестат и поступать в избранный вуз, который будет иметь квоты для студентов из оккупированных территорий. Поэтому абитуриенту нужно будет здать только один экзамен по предмету, который является профильным для той специальности, на которую он планирует поступать. На помощь старшеклассникам с временно оккупированных территорий Общественная организация «Фонд «Открытая политика» ввела он-лайн курсы по украинскому языку и истории Украины.

Еще одно облегчение для абитуриентов из Крыма ‒ вступительную кампанию продлили до 20 сентября. Впрочем, по словам Владимира Казарина, ректора Таврического национального университета (единственного крымского вуза, который эвакуировался «на материк»), поступление или перевод в ТНУ возможны в течение года.

Крымчане понимают, что дипломы российского образца, выданные выпускникам крымских вузов, не признают в цивилизованном мире

Вступительная кампания еще не завершена, окончательной статистики, сколько крымчан поступили в этом году в украинские вузы, пока нет. По состоянию на 17 августа 2016 года, в вузы поступили 114 молодых крымчан. Однако у экспертов УНЦПИ есть основания говорить о большем количестве студентов, ведь только в ТНУ зарезервировали 128 бюджетных мест. Ректор Казарин в интервью СМИ называл цифру 500: столько студентов из Крыма ‒ не только первокурсников, а и слушателей старших курсов, магистерских программ ‒ по состоянию на 1 сентября сели за парты этого университета. Многие крымчане понимают, что дипломы российского образца, выданные выпускникам крымских вузов, не признают в цивилизованном мире.

Одной из первоочередных задач для Украины должна стать поддержка желания не только учиться в украинских вузах, а вообще усиление различных каналов коммуникации для общения молодежи Крыма с молодежью материковой Украины. Основной проблемой на этом пути остается обеспечение качественного дистанционного образования для крымчан, которые в силу различных причин не могут выехать для постоянного проживания на материковую Украину, но хотят получить аттестат о среднем образовании или учиться в высшем учебном заведении.

(Продолжение следует)

Юлия Тищенко, эксперт Украинского независимого центра политических исследований

Олег Смирнов, директор Представительства Института международного сотрудничества Немецкой ассоциации народных университетов (DVV International) в Украине, эксперт проекта

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнения», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG