Доступность ссылки

Бурка: свобода (не)носить


В Германии продолжаются ожесточенные дебаты о ношении в общественных местах никаба, паранджи, бурки и прочей мусульманской женской одежды, закрывающей фигуру и лицо.

В среду канцлер Германии Ангела Меркель высказалась против генерального запрета. Об этом Меркель заявила на международной парламентской конференции по вопросам свободы вероисповедания, сообщает, в том числе, Die Zeit. К свободе вероисповедания, считает она, относится также возможность выражать свою веру публично – даже если это «может показаться для нас чужеродным».

«Нужно разработать точные правила для тех областей, в которых ношение покрывал не поощряется, например в суде», – сказала Меркель. В противном случае действует следующий принцип: «Существующее разнообразие является логическим следствием свободы».

В своей речи она также сделала упор на необходимость религиозного образования, в том числе и для мусульман: «Чем фундаментальнее религиозное образование, тем глубже взаимное понимание».

Запретить нельзя разрешить

Уже несколько недель журналисты, политики, эксперты а также обитатели соцсетей спорят о том, запретить или разрешить ношение бурки. Cлишком противоречивы мнения – от «запретить, это угроза безопасности и свободе» до «не надо ущемлять свободу религии и самовыражения».

Так как же относиться к бурке? Ее ношение – это защита свободы или ее ущемление?

Частичный запрет конкретной земли возможен, а общий на федеративном уровне – нет

Самa по себе общественная дискуссия на эту тему не нова и вспыхивает время от времени с новой силой. Как пишeт The Huffington Post, «первой Федеральной землей, запретившей ношение бурки в 2011 году, стал Гессен». Правда, это был частичный запрет, и он затрагивал ношение бурки не в общественныx местах, а на государственной службе. Этому предшествовал спор, начатый по инициативе мусульманской сотрудницы франкфуртского центра предоставления государственных и муниципальных услуг.

В 2012 году научная службa Бундестага выпустила заключение, в котором говорилось, что «общий запрет на ношение бурки в общественных местах нарушает принцип нейтральности Основного закона и не может быть конституционно оправданным». Получается, что частичный запрет конкретной земли возможен, а общий на федеративном уровне – нет.

Cитуация в области судебной практики также является противоречивой.

The European приводит такие примеры: «В Германии до сих пор не существует четкого закона, запрещающего ношение бурки или других одеяний, скрывающих лицо и тело. Предыдущие свои решения Федеральный Kонституционный суд выносил, основываясь на постулатах свободы веры и религии. Так, например, в январе 2015 года в земле Северный Рейн-Вестфалия было принято решение, что общий запрет на ношение хиджаба для учителей в государственных школах не соответствует Конституции. С другой стороны, в апреле 2016 года берлинский суд по трудовым спорам отказал в рассмотрении жалобы мусульманки, которую не приняли на работу в качестве учительницы начальной школы из-за того, что она носит головной платок».

Существует потребность в едином решение о ношении платков в общественных местах

Поэтому в Германии автор видит две проблемы: «…во-первых, есть противоречащие друг другу правовые основы, которые могут быть истолкованы по-разному в каждом конкретном случае. А во-вторых, федерализм позволяет, в зависимости от того, о какой земле идет речь, различные интерпретации государственных законов. Закутанные мусульманские женщины сталкиваются в Германии, в дополнение к их часто критическому положению в обществе, с неопределенностью также и в правовой области. Таким образом, существует потребность в общенациональном законе, который наконец примет единое решение о ношении платков в общественных местах».

Однако не все так просто. К однозначному мнению в дискуссии о бурке сложно прийти еще и потому, что дуальность заключена в характере самой темы: на каждый плюс имеется свой минус, на каждый аргумент – хороший контраргумент.

Меркель признаeт, что «хиджаб мешает интеграции». В нем трудно заниматься спортом, вести машину, бегать. С другой стороны, если запретить его ношение, то его носительницы будут просто-напросто оставаться дома, что отнюдь не содействует вливанию в немецкое общество. Представитель партии зеленых Омид Ноурипор (Omid Nouripour) также выступил против запрета на паранджу: «Многие женщины носят хиджаб не на добровольной основе. Их вынуждают их мужья. Если мы примем запрет, то эти мачо-сволочи просто не выпустят своих женщин из дома», – сказал он интернет-порталу t-online. Запрет осложнил бы интеграцию и доступ к женщинам. «Мы должны бороться с этим оказываемым принуждением, а не навязывать кодексы платья», – говорит политик.

Усама Бен Ладен сбежал однажды от своих преследователей в женском покрывале в качестве маскировки

Еще один весомый аргумент сторонников запрета – безопасность. За покрывалом может прятаться кто угодно и с каким угодно «поясом шахида». Говорят, даже Усама Бен Ладен сбежал однажды от своих преследователей, используя женское покрывало в качестве маскировки. Довод серьезный, особенно учитывая неспокойную ситуацию в Европе после терактов в Вюрцбурге, Ансбахе, после недавнего неудавшегося теракта в Париже. Но как раз эксперты безопасности и представители полиции не согласны с этими опасениями: «Это кажущееся решение проблемы. Я не знаю ни одного случая, в котором запрет на паранджу предотвратил бы теракт или усложнил путь к терроризму», – сказал Агентству немецкой прессы исследователь радикализации Петер Нойманн (Peter Neumann).

Министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер (Thomas de Maizière) тоже считает, что вопрос о безопасности не имеет ничего общего с ношением паранджи. Тем не менее, он отклоняет паранджу по соображениям социальной сплоченности. «Это не подходит к нашей космополитичной стране», – утверждает политик.

«Мы хотим показывать лицо, когда общаемся друг с другом», – сказал де Мезьер. Поэтому целью стало законодательно укрепить принцип не закрывать свое лицо там, «где это необходимо для сосуществования нашего общества». В качестве примера де Мезьер сказал, что автомобилист должен управлять машиной с открытым лицом. Также закутывание неприемлемо при посещении государственных и общественных учереждений, на демонстрациях, на государственной службе, в университетах и судах.

Полное завешивание лица и фигуры не является религиозным символом, а скорее признаком злоупотребления религией

Все эти частичные запреты были зафиксированы в так называемом проекте декларации «О мерах по повышению общего уровня безопасности в стране». Этот документ получил название «Берлинскoй декларации» (Berliner Erklärung).

Кстати, сам Коран не обязывает женщину носить бурку или никаб, закрывая таким образом лицо и фигуру. «Полное завешивание лица и фигуры не является религиозным символом, а скорее признаком злоупотребления религией», – пишет Der Freitag.

Эта заповедь является плодом интерпретации одной-единственной суры, подтверждает и Рауф Цейлан (Rauf Ceylan), занимающийся научным исследованием ислама в университете города Оснабрюк.

«Существует только одно предложение в Коране, которое можно интерпретировать соответствующим образом. В суре 24, стихe 31 говорится: «Скажи верующим женщинам, что они должны опустить свои глаза и сохранить свое целомудрие, не показывать открыто драгоценности, которые они носят, если их обычно не видно, и покрыть платками груди свои».

Мейнстрим ислама не знает ни паранджи, ни никаба. Вы можете это видеть по тому, что в регионах, которые освобождали от так называемого «Исламского Государства» (террористическая группировка, запрещена в РФ), паранджи и никабы женщины выбрасывали сразу, но оставался платок. Полное закутывание лица и фигуры не является частью первоначального ислама. Это появились позже, в 18-м веке, как часть движения возрождения: захотели вернуться к предполагаемым корням и вытеснить женщину обратно в частную жизнь».

Женщины в бурке или никабе количественно не играют в Германии никакой роли

На вопрос о том, насколько, по его мнению, велика общественная значимость проводимой дискуссии о запрете бурки, ученый сказал: «Мы ведем пустые дебаты. Женщины в бурке или никабе количественно не играют в Германии никакой роли. Поэтому запрет имеет лишь символическое значение, но не будет иметь никакой эмпирической актуальности. Число женщин, которые носят паранджу, можно пересчитать по пальцам».

Согласно исследованию Федерального Ведомства по делам миграции и беженцев «Мусульманская жизнь в Германии», в Германии проживает примерно два миллиона мусульманок, из них примерно 200-300 носят бурку. И тем не менее, по мнению многих, дискуссия оправдала себя, ведь, согласно известному высказыванию, деморкатия – это власть большинства, при которой уважаются (и обсуждаются) права меньшинства.

И все-таки остается вопрос: а что думают о ношении всевозможных покрывал сами женщины?

Многие носительницы увeряют, что решение их добровольно и таким образом они чувствуют себя более свободными в обществе – им больше не надо соответствовать навязанным стереотипам.

Сторонники утверждают, что все виды паранджи служат защитой женщине, в частности, от мужских взглядов. Хотя в современной Германии женщина может сидеть голой в сауне с совершенно незнакомыми мужчинами, не опасаясь не только нескромных вглядов, но и действий, и слов. Таким образом, необходимость кутаться в бурку и ее варианты существует только в голове конкретной женщины и /или членов ее семьи.

И все-таки, главный принцип демократического общества остается неизменным и является причиной того, что запреты носят именно частичный характер. The European формулирует это так: «По закону, каждая женщина должна иметь возможность одеваться, как она хочет – будь она мусульманкой или нет. Если это означает, что она хочет носить паранджу добровольно, то пусть носит. Наше общество должно наконец жить в соответствии своими ценностями, которыми оно так гордится. Принцип свободы действителен не только тогда, когда он соответствует нашей привычной картине мира, но и для всех тех, кто участвует в нашем обществе».

Светлана Ниберляйн, свободный журналист, живет в Германии

Оригинал публикации – на сайте Idel.Реалии

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG