Доступность ссылки

Украине нужен образ успешного переселенца


©Shutterstock

За два года после аннексии Крыма и начала российской агрессии в Украине свои дома вынужденно покинули, по официальной статистике, почти 2 миллиона человек. За каждой единичкой в этом непомерно большом числе стоит один человек, который выехал с оккупированной территории полуострова или части Донбасса на де-юре и де-факто украинскую территорию и как-то здесь живет.

Живут эти люди очень по-разному: кто в общежитии, а кто и в респектабельной квартире в центре столицы. Кто-то едва сводит концы с концами и молится на соцвыплаты, а кто-то перегораживает люксовым джипом очередной выезд/переход/место пред остановкой. Все эти люди входят в одну большую цифру и именуются «переселенцами». И это нужно понимать и осознавать как тем, в чьи города мы приехали, так и нам с вами – цифрам этой беспощадной статистики.

Многие люди во всем мире привыкли к принципу коллективной ответственности. В странах с «европейскими ценностями» и в оплоте «американской мечты» попытки притеснения мусульман после нескольких терактов ничуть не мягче, чем то, что произошло с ромами под Одессой. Просто нам это ближе – вот оно, рядом, только руку протяни.

Этот же принцип коллективной ответственности часто становится камнем преткновения между обществом и правозащитниками, активистами, занимающимися помощью вынужденным переселенцам. Почему? Потому что прочитав пост в Фейсбуке о голодающей матери с тремя детьми, человек выходит на улицу и наталкивается как раз на джип с номерами АН, припаркованный поперек дороги. И тогда сочувствие и сострадание в нем убивает то самое раздраженное «Понаехали!».

Возникает резонный вопрос: «Почему потребности переселенцев важнее, чем других социальных групп?»

Но проблема не только в этом. Проблема и в медийном образе переселенца, к сожалению, выстроенном теми же правозащитниками. Если спросить среднестатистического украинца, чего хотят переселенцы, в ответ, скорее всего, получите набор из соцвыплат, бесплатного жилья и других социальных благ. И у того же среднестатистического украинца возникает резонный вопрос: «Окей, им это нужно, но что делать с сиротами, людьми с ограниченными возможностями, теми, кто годами стоит в очередях на жилье, всеми малоимущими и т.д.? Почему потребности переселенцев важнее, чем всех этих социальных групп?».

За это сравнение в меня сейчас, наверное, полетят помидоры от знакомых правозащитников. Потому что ответа на вопрос, как разделить весьма ограниченный ресурс Украинского государства на всех, кому нужна его поддержка, нет ни у кого. Поэтому помощь в Украине получают часто не те, кому она действительно нужна, а те, кто громче кричит и становится более медийным. И каждый раз это вызывает явную или скрытую волну негодования, которая в лучшем случае остается на страницах того же Фейсбука, в худшем – находит свое выражение в реальной жизни.

Украинскому обществу необходимо, наконец, сформировать видение того, кто он такой – вынужденный переселенец. И осознать, что политики и крупные бизнесмены из Крыма и Донбасса – это одна история, представители так называемого среднего класса – другая, а бежавшие от войны и разрушений люди, которые не смогли быстро адаптироваться к новым условиям в силу различных причин, – третья. Есть даже четвертая – те, кто зарегистрирован переселенцем на подконтрольной Украине территории, но продолжает жить под властью боевиков в Донецке, Луганске или других населенных пунктах – в силу сотен и тысяч причин. И закрывать на их жизни глаза как не неминуемые «небоевые потери» – преступление.

С политиками и бизнесменами все понятно, было бы странно, если б они просили социалку. И я, к счастью, не знаю ни одного представителя среднего класса, кто сейчас стоял бы на митингах за социальную помощь себе любимому. Возможно, из солидарности – стоят. Но не для себя. Именно об этих успешних переселенцах я хотела бы говорить. Но не только о том, что они смогли, а о том, как им это удалось. Люди, которые чего-то добились после переезда, чаще всего оставались на плаву благодаря крепким социальным связям. Благодаря тому, что в их жизни находились люди, которые вовремя протягивали руку помощи и поддержки. И такими людьми часто оказывались другие переселенцы.

Украине нужен образ успешного переселенца, который бы говорил о том, что помощь государства – не панацея

Мне кажется, нет, я абсолютно убеждена, что именно об этом сегодня важно и нужно говорить. Не о соцвыплатах и о том, что нужно затянуть пояса и помочь ближнему. Да, кому-то нужно. Да, это тоже важно. Но важнее – понять, что часто помощь переселенцам – это не вещи и не деньги. Это предложение или рекомендация при поиске работы, помощь в поиске квартиры, одолженная на обучение сумма денег (именно одолженная, а не подаренная) – все это может сделать очень многое. Все это я знаю по своим друзьям в разных уголках Украины. По живым илюстрациям принципа «Візьми і зроби», который подходит им гораздо больше, чем взявшей его на свой флаг партии.

Украине нужен образ успешного переселенца, который бы говорил не только о том, как все плохо, но и о том, что помощь государства и финансовые вливания – не панацея. О том, что в ситуации с таким количеством вынужденных переселенцев в стране никакая социалка не поможет. И о том, к сожалению, что естественный отбор в новом украинском обществе должен строиться по принципу умения обращатья с удочкой. Каждому человеку можно и нужно дать возможность себя обеспечивать. В нашей стране таких возможностей действительно много. Но если кто-то не хочет ими пользоваться – его выживание должно быть только его проблемой. Только так мы сможем выровнять баланс в украинском обществе и вернуть жителям украинских городов желание помогать переселенцам и давать им надежду на новую жизнь.

Ангелина Гор, крымчанка

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG