Доступность ссылки

Чистый берег по-аксеновски: ждать ли крымчанам справедливости?


Иллюстрационное фото

В Крыму ведется снос объектов в прибрежной зоне, которые подконтрольная России власть полуострова называет незаконными. Действительно ли ведется непримиримая война с такими постройками? Действительно ли все из них незаконны? И можно ли что-то сделать, если ваш объект решили снести? Об этом говорим с главой общественной организации «Чистый берег.Крым» – Владимиром Гарначуком, президентом украинского Центра антикризисных исследований – Ярославом Жалило и экспертом Регионального центра прав человека – Сергеем Зайцем.

Подконтрольный России крымский парламент ввел мораторий на продажу недвижимости, расположенной в 100-метровой зоне от береговой линии Черного и Азовского морей. Ограничения ввели, чтобы владельцы помещений, которые планируют снести, не успели перепродать это имущество. В мае глава Крыма Сергей Аксенов обнародовал результаты мониторинга незаконных объектов в 100-метровой полосе: более 800 объектов в Большой Ялте, более 1000 в Большой Алуште. Ранее Аксенов обращался к премьер-министру России Дмитрию Медведеву с просьбой разрешить местным органам власти сносить незаконные строения. При этом владельцев объектов, построенных в правовом поле России, обещали не трогать. Крымские предприниматели называют это перераспределением рынка и считают, что таким образом местные власти будут избавляться от неугодных. 2 сентября в Ялте поджег себя 75-летний владелец кафе «Хоттабыч» Александр Стрекалин. Он сделал это в знак протеста против сноса здания и от полученных ожогов скончался.

– С нами на связи глава общественной организации «Чистый берег.Крым» Владимир Гарначук. Владимир, насколько эффективна традиционно декларируемая крымскими чиновниками борьба с застройками в прибрежной зоне?

Константинов, когда мы сносили заборы на пляжах, лично звонил нам и в ультимативной форме требовал, чтобы мы не сносили забор в Никитском ботаническом саду вокруг домов, которые он построил
Владимир Гарначук

Гарначук: Проблема в том, что мониторинг прибрежной полосы был проведен мной и волонтерами нашей организации еще в 2014 году. 26 мая 2014 мы начали программу по сносу заборов на пляжах, внесенных в реестр Министерства курортов и туризма Крыма. Вторая волна должна была коснуться шалманов и нестационарных объектов без документов, их собирались снести в период с июля по октябрь. Третья волна должна была коснуться капитальных объектов, имеющих документы о праве собственности – как правило, полученные за взятки, в первую очередь, при Украине. С этим нужно было разбираться уже в судебном порядке. Эта работа была проведена еще два года назад, и я не очень понимаю, о чем сейчас говорит Аксенов, заявляя, что ему нужно время. Господин Аксенов производит очень много слов, но никаких конкретных действий. А господин Константинов, когда мы сносили заборы на пляжах, лично звонил нам и в ультимативной форме требовал, чтобы мы не сносили забор в Никитском ботаническом саду вокруг домов, которые он построил. Практика стандартная: чиновник не замечает нарушений со стороны тех, кто платит ему деньги. Так что Аксенов просто ввел механизм вымогательства и давления на предпринимателей.

– То есть пока общественники выполнили работу лучше, чем власти?

Гарначук: В сентябре 2015 были приняты поправки к 220 статье Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что можно в административном порядке убирать объекты капитального строительства если они имеют признаки незаконных строений. До этого, в октябре 2014, мне удалось добиться постановления, позволяющего бороться с нестационарными торговыми объектами без судебных решений. Ведь обычно достигалась договоренность с чиновниками, строился шалман, а потом его еще 5 лет сносили по решению суда. Мы, несмотря на ожесточенное сопротивление, создали это постановление. Проблема висит в воздухе давно. Но у меня нет иллюзий касательно эффективности ее решения Аксеновым.

– Насколько объективно власти определяют объекты для сноса?

Гарначук: Я считаю, что сейчас начнется беспредел, потому что уже сейчас мы видим странные подтанцовки Аксенова насчет оценки социальной нагрузки, того, мешает кому-то объект или нет. Все будет осуществляться на усмотрение чиновника, а не согласно нормам закона. Я много лет борюсь с коррупцией и незаконными постройками, но категорически не поддерживаю форму, в которой это делает Аксенов. Бороться нужно со всеми незаконными постройками, для начала с принадлежащими депутатам Госсовета Крыма – а уж потом с другими. Мы разобрались с Никитским садом, Приморским и Мисхорским парком, где Константинов строит свои дома, а прокурор Поклонская плачет, что ничего не может с этим сделать. Вот с этого нужно начинать. А уж потом ты имеешь право предъявлять претензии другим людям. Закон один для всех.

– Снести заборы не проблема, но обычно они очень скоро появляются снова. Что с этим делать?

Я снес заборы в 2014 по всей Симферопольской улице в Евпатории, это около километра. Ни один не восстановлен. Все работает, если есть политическая воля и четкий механизм ее реализации
Владимир Гарначук

Гарначук: Если есть ясно выраженная воля, объекты обычно не восстанавливаются – при Украине, правда, этого не наблюдалось. Экс-генпрокурор Украины Виктор Пшонка лично приезжал в Евпаторию сносить заборы, и они очень быстро восстанавливались. Я снес заборы в 2014 по всей Симферопольской улице в Евпатории, это около километра. Ни один не восстановлен. Все работает, если есть политическая воля и четкий механизм ее реализации. Да, есть Алупка и «Зеленый мыс». Уже при России 14 раз владелец восстанавливал срезанный забор и продолжает застраивать город бетонными уродцами, строить за взятки, как это было при Украине. Несмотря на все заявления Аксенова.

– С нами на связи президент украинского Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило. Ярослав, декларации и попытки очистить 100-метровую прибрежную зону в Крыму от незаконной застройки велись десятилетиями. Каковы конкретные результаты?

Жалило: Это болезненная тема, поднимавшаяся уже много раз. Незаконные застройки ухудшают рекреационный потенциал и условия жизни в Крыму. Тут важна мотивация. При оккупации один из трендов – вытеснение местного бизнеса более крупным местным и, главное, приходящим капиталом. Движения по расчистке прибрежной зоны будут преимущественно подчинены интересам приходящего бизнеса. Цель – либо преобразить прибрежную зону, чтобы повысить стоимость земельных участков либо сооружений, которые строятся согласно нормам и требуют выхода к морю, либо же просто расчистка под собственные строения.

– Еще во времена Виктора Януковича «донецкие» столкнулись с тем, что в Крыму все поделено до них, и начался передел территории – с наступлением на заповедники, уничтожением винодельческих предприятий ради земельных участков. Получается, сейчас тоже попросту идет расчистка под крупных игроков, но уже с материковой России?

Жалило: Думаю, да. Просто характерная черта российской экономики в том, что там более четко организовано вертикальное сращивание бизнеса и государства. При Украине большую роль могли играть соглашения с местными властями, сейчас же мы будем видеть гораздо более организованное давление со стороны управленческой вертикали. Тем более, у России есть хороший опыт после Олимпиады в Сочи.

– Нет ли избирательного отношения к постройкам и имуществу украинских и местных владельцев? Не притесняют ли их права по сравнению с российскими владельцами?

Нужно помнить о связи нынешнего руководства Крыма со строительными компаниями. Тут тоже свои договоренности
Ярослав Жалило

Жалило: Думаю, это будет. Также нужно помнить о связи нынешнего руководства Крыма со строительными компаниями. Тут тоже свои договоренности.

– С нами на связи эксперт Регионального центра прав человека Сергей Заяц. Сергей, как можно отстоять право собственности на свои постройки в Крыму, если их вдруг сносят?

Заяц: Мой опыт позволяет мне сомневаться в успехе таких предприятий. Если и рассчитывать на какую-то защиту, нужно готовиться к длительному процессу, который имеет все перспективы закончиться в Европейском суде по правам человека. Потому что все судебные решения, которые сейчас выносятся, не вселяют оптимизм.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG