Доступность ссылки

Энвер Кадыров: «Кто поможет этим людям, если не ты?»


В сентябре в Киеве состоялся форум «Свобода религии и убеждений в условиях современных вызовов». Среди ее организаторов были Норвежский Хельсинский комитет, Бюро по демократическим институтам и правам человекам ОБСЕ, отделение религиеведения Институт философии Национальной академии наук Украины, а также ряд других украинских и зарубежных организаций и учреждений. В нем участвовал председатель правления общественной организации «Правозащитное движение Крыма» Энвер Кадыров. Теперь организация работает на материковой части Украины. О впечатлениях от форума Энвер Кадыров рассказал Крым.Реалии.

– Энвер, у тебя немалый опыт участия в мероприятиях по религиозной и правозащитной тематике. В чем их особенности?

– Форум был посвящен свободе религии и убеждений в нынешних условиях. Обсуждали, в основном, проблемы России и Центральной Азии. Были представлены Кыргызстан, Таджикистан, Казахстан, Российская Федерация. Присутствовали представители Грузии и Украины. С самого начала у меня был некоторый скепсис, поскольку Украина и Грузия – две страны с преимущественным христианским населением, а Центральная Азия – это регион с мусульманским населением. Какой опыт в сфере свободы религий и убеждений может предложить христианская Украина этим государствам предложить? Эти два вопроса так и остались без ответа.

Энвер Кадыров
Энвер Кадыров

– Наметилась какая-то общая платформа, общее понимание у правозащитников в том, как действовать в нынешних условиях в Украине?

– Тематика форума не касалась исключительно проблем Украины, но в ходе работы стала очевидной необходимость этой общей платформы. Было бы полезно выделить направления и провести обсуждения отдельных заявленных тем. Так, например, тема экстремизма и терроризма, проблемы миграции и другие.

– Существует ли взаимодействие, а самое главное – взаимопонимание у правозащитников с государственными структурами в том, что касается этих проблем?

Существуют серьезные причины, по которым люди покидают свою родину и ищут убежища в Украине. Но это украинских чиновников не волнует

– Это сложный вопрос... Если у чиновников существует установка, то нужна консолидация усилий всех правозащитников, чтобы эту установку преодолеть. Существует проблема в миграционной сфере. Украинскую границу, легально и нелегально, днем и ночью пересекает очень много разных людей, с разными целями и мотивами, с разными верованиями и убеждениями. Существуют серьезные причины, по которым люди покидают свою родину и ищут убежища в Украине. Но это украинских чиновников не волнует. Например, пограничникам проще выдать в информационное пространство очередную страшилку про ИГИЛ, про то, как они предотвратили проникновение в Украину террориста. Эту информацию очень сложно проверить. Для правозащитника она может звучать сомнительно, а обыватель воспринимает все за чистую монету. Центральноазиатские режимы подают в розыск тысячи людей, которых там подозревают в «терроризме». Зачастую это не соответствует действительности. Делают это для того, чтобы вернуть беглецов. И если это спецслужбам удается, то участь пойманных незавидна.

– Ты участвовал в нескольких судебных процессах в Украине, в которых просители убежища боролись за свое право получить защиту в нашей стране. Ты участвуешь как эксперт или как представитель интересов беженцев?

– В основном сторона защиты ходатайствовала о моем участии в качестве свидетеля. Но на некоторых процессах выступаю в качестве представителя.

– Тебе удается быть объективным, когда ты выступаешь в роли эксперта или свидетеля защиты? Ведь история каждого беженца – это, как правило, трагедия человека, потерявшего родину и дом....

– Я стараюсь быть объективным... Я говорю только правду. Достаточно одной правды, чтобы всякая ложь исчезла. Эта древняя истина.

Тема миграции для юриста и для журналиста малоинтересна, если в ней нет сенсации

Следует отметить, что тема миграции для юриста и для журналиста в материальном отношении не прибыльна, если в ней нет сенсации – то малоинтересна. Поэтому тут можно наблюдать и недостаток специалистов, и чиновничий бездушный бюрократизм, и нарушение процессуальных норм. Много проблем. Нельзя допустить, чтобы из-за этого была поломана чья-то судьба.

– В чем принципиальное отличие в работе «Правозащитного движения Крыма» до аннексии и теперь?

– Организация потеряла ту отлаженную структуру, которую она имела до аннексии. По сути, организация стала создаваться заново в условиях агрессии России в новых реалиях, при новых вызовах. С момента перерегистрации на материке мы пытались найти себя в работе с временно перемещенными лицами, но отсутствие структуры и финансирования помешали. Сейчас актуализировалась проблема с политическими мигрантами. Я сосредоточился на этой теме – хочу в ней совершенствоваться.

– Многие правозащитные организации получают гранты – это существенно облегчает жизнь и работу. А как работаете вы?

Достаточно того, что задаешься вопросом: «Кто поможет этим людям, если не ты?»

– Нет, мы не работали на грантах с самого основания. В этом отношении мы независимы. Даже не рассматриваем возможность получить грант. В основном, мы работали на пожертвования. Сегодня это делать сложнее. Но в нашей работе существует идейная сторона... Достаточно того, что задаешься вопросом: «Кто поможет этим людям, если не ты?».

– В Крыму после аннексии нарушения прав человека стали системными. Ты следишь за ситуацией на полуострове? У тебя есть возможность проверять информацию, которую общество получает из СМИ?

– Да, я слежу за ситуацией в Крыму. Информацию я проверяю через тех, кому доверяю, можно сказать, получаю ее из первоисточника.

– Как ты считаешь, почему сразу после аннексии там возникла пауза в работе правозащитников? Неужели все выехали?

– Правозащитники в Крыму остались, они работают. Другое дело, в каком статусе. Очевидно, что как украинский правозащитник в Крыму работать сейчас не сможешь. Все, кто следит за ситуацией, знают историю с киевским адвокатом Евгенией Закревской, которую не пустили в Крым. Мои коллеги-правозащитники из Москвы мониторят ситуацию в Крыму. Конечно, результаты их мониторинга становятся известны нам. Их информация о нарушениях прав человека может стать общественным достоянием пока через украинские СМИ, которые специализируются на этих темах.

– «Правозащитное движение Крыма» может чем-то помочь крымчанам, чьи права нарушены?

– К сожалению, мы мало чем можем помочь крымчанам. Если они приезжают по каким-то проблемам на материк, тогда помогаем. Конечно, выступление на пресс-конференции или пресс-релиз тоже может как-то помочь, но этого мало. Хотя, возможно, и наша лепта поможет достичь нужного результата.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG