Доступность ссылки

Анвар Деркач: Запретить народ


Чтобы сломить сопротивление крымских татар, лучше других хранящих память о депортации, Кремлю надо рассеять народ. Раз не получилось с Курултаем, имперский центр решил расправиться с другими органами, созданными народом. Муфтият подчинили подкупом и запугиванием (запрет части религиозных книг и уголовное наказание за нарушение запрета), Меджлис объявили «экстремистской организацией» и запретили. Очередная попытка дефрагментации крымскотатарского сообщества на его родной земле непременно спровоцирует ответ.

Первой попыткой добиться лояльности крымских татар стал телефонный звонок Путина Мустафе Джемилеву вскоре после аннексии полуострова. Закончился он ничем для Путина и запретом на въезд в Крым национальному лидеру. Следующий шаг Кремля – попытка взять под контроль представительный орган народа – Курултай. Когда стало очевидным, что достаточного количества коллаборантов среди делегатов народного съезда не найдется, спецслужбы взялись за Меджлис и Духовное управление мусульман Крыма.

Сама природа духовных управлений, предназначенных для контроля религиозной жизни на завоеванных территориях, предполагала его быструю капитуляцию

Сама природа духовных управлений, предназначенных для контроля религиозной жизни на завоеванных территориях, предполагала его быструю капитуляцию. Муфтий Эмирали Аблаев, избранный всенародным съездом духовным лидером, после аннексии сначала дистанцировался от Меджлиса, а затем пошел на прямое сотрудничество с оккупационной властью. Возвысить голос в защиту избравших его мусульман клириков не заставили ни похищения единоверцев, ни судебные процессы по сфабрикованным обвинениям. Даже понятие «священнослужитель», чуждое исламу, было навязано мусульманам духовными родителями нынешних «хозяев» Крыма. А Киев сохранил инструмент контроля над верующими и до аннексии не признавал Меджлис. Этим технично воспользовалась российская власть. Духовному управлению показали морковку в виде дотаций на удешевление хаджа и другие материальные блага, а также кнут в виде Таврического муфтията.

Меджлис, в отличие от ДУМКС, никак не вписывается в действующую российскую структуру власти. Существование национального самоуправления даже небольшого народа угрожает самому существованию последней империи. Демонтировать исполнительный орган крымских татар и заменить его подконтрольным Кремль не смог – большинство членов Меджлиса на сотрудничество не пошли. Единственный вариант – запрет и преследование несогласных с запретом. Любая разрешенная активность крупнейшего коренного народа полуострова теперь будет сводиться к фольклору и восхвалению Путина.

Сама аннексия стала первым этапом процесса очищения национального организма от коллаборантов – она их выявила. В то же время были отброшены казалось бы непрпреодолимые противоречия между отдельными группами крымских татар. Самый яркий пример – сторонники партии «Хизб ут-Тахрир» выступают единым фронтом с Меджлисом. Решение Верховного Суда России о запрете органа национального самоуправления выявит тех, кто готов рисковать свободой ради права на своей земле говорить то, что думает. Ведь в условиях аннексии говорение правды требует мужества.

Наверное, не все 350 тысяч крымских татар готовы публично поддержать Меджлис после запрета. Но сила действия государственной машины вызовет к жизни силу противодействия народа

В России нелояльность к власти является одновременно признаком здравого смысла и смелости, а трактуется законом как «экстремизм». Наверное, не все 350 тысяч крымских татар готовы публично поддержать Меджлис после запрета. Но сила действия государственной машины вызовет к жизни силу противодействия народа. В какой форме это произойдет – станет понятно в ближайшие месяцы. Пока в цепочке «Курултай – Меджлис – Всемирный Конгресс крымских татар (ВККТ)» под запретом только Меджлис. Самым мощным и убедительным ответом крымских татар на решение Верховного Суда России может стать проведение Курултая, который избрал бы новый состав Меджлиса без коллаборантов. Если Россия решится запретить Курултай, это будет означать формальный запрет всего народа. Пойти на это в стране, где из 146,5 млн населения, по оптимистическим подсчетам, русских не более 110 млн – самоубийство для государства Россия. Впрочем, здравый смысл в этой стране сегодня не приветствуется.

Анвар Деркач, журналист

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG