Доступность ссылки

Чеченский опыт для Крыма


Сергей Аксенов (п) и Рамзан Кадыров (л)

Специально для Крым.Реалии

Крымский глава оккупационной власти Сергей Аксенов не устает восторгаться своим кумиром – лидером Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым. И связи налаживать старается, и хвалебные оды талантливому кавказскому другу неизменно произносит. А во время бизнес-форума в Сочи даже пообещал перенимать опыт Чечни. Чем же таким позитивным может похвастаться российская Чечня?

Если верить российским рейтингам, то поводов для оптимизма в социально-экономической сфере совсем не много, если они вообще есть.

В рейтинге социально-экономического развития регионов России, подготовленным РИА Рейтинг по итогам 2015 года, Чеченская республика занимает 72 место – на девятнадцать пунктов ниже, чем Крым, который расположился на 53 позиции.

В минувшем году общий объем производства в денежном измерении в Чечне составил 99,6 миллиардов – в два раза меньше, чем в Крыму (192,2 миллиарда рублей). Задолженность по налогам в бюджет РФ в Чеченской Республике оказалась в 33 раза больше, чем в аннексированном Крыму – 16,6% против 0,5%. Пожалуй, единственный показатель, по которому Крым уступает чеченской экономике, – это объем инвестиций: в Чечню вкладывают в почти в 3 раза лучше, чем в аннексированный полуостров.

В рейтинге качества жизни российских регионов ситуация мало отличается. Хотя Чеченская Республика и опережает на 3 балла «Республику Крым».

Возможно, здесь кроется ответ на вопрос, чему крымский «премьер» решил поучиться у своего чеченского коллеги? Однако при детальном изучении показателей оказывается, что у Чечни есть два главных достижения: высокая рождаемость (по уровню естественного прироста населения она занимает первое место) и низкое количество преступлений (хотя здесь не совсем понятно, кто хорошо работает: местная полиция или местная статистика).

А вот по остальным цифрам Крым в большей степени опережает Чечню. Например, доля аварийного жилого фонда в Чечне, куда Россия ежегодно вкладывает миллиарды, ставит республику лишь 58 место, в то время как Крым, живший все это время живший без российских дотаций под флагом Украины, занимает 15 позицию.

По плотности автомобильных дорог Чечня несколько превосходит полуостров, занимая 6 место в российском рейтинге (Крым разместился на 20-м), но вот по их соответствию нормативам ситуация обратная – здесь полуостров разместился на 23 позиции, а Чечня – лишь на 42-й. По дорогам с асфальтовым покрытием и того хуже: 21 место Крыма против 56-го Чечни.

Не менее печальная картина сложилась в Чечне в медицинской сфере: по уровню обеспечения населения врачами республика занимает предпоследнюю позицию, в то время как Крым разместился в середине рейтинга – на 42 месте. Аналогичная ситуация с обеспечением больничными койками: 84 позиция Чечни против 54 Крыма. Правда, учитывая политику оккупационных властей полуострова в отношении медиков, у Крыма есть все шансы быстро догнать Чечню. А там и до уровня младенческой смертности недалеко, по которому Грозный опережает Симферополь в два раза: 11,7 против 6,3. Этот опыт собрался перенимать Аксенов?

По уровню образования вотчина Кадырова также занимает последние места в рейтинге. Аннексированный полуостров в российском рейтинге располагается на второй позиции, уступая по уровню среднего образования только Москве. По показателям высшего профессионального образования Крым занял 12 место, а вот Чечня – последнее – 85. Достойный для подражания опыт, ничего не скажешь.

Чем же так привлекает Аксенова Чечня? Возможно ему не дает покоя уровень дотаций из федерального центра, который в процентом соотношении оказался в 2015 году выше крымского: 83% против 77% в Крыму. Хотя в денежном эквиваленте Крым получил больше Чечни, которой из центра перепал 61 миллиард рублей (аннексированному полуострову – около 80 миллиардов рублей). Но уже в 2016 году аппетиты Аксенова умерят на 10%. А вот Кадырову сокращение дотаций не грозит: если всем российским субъектам в 2015 году урезали трансферты из центра на 3%, то Чечне увеличили на 8%. Возможно, об этом мечтает «глава» Крыма?

Возможно, Аксенов грезит о том, что сможет вот так же как Рамзан на короткой ноге общаться с российским президентом?

Или же ему не дает покоя власть кавказского авторитета, на территорию которого даже федеральные силовики не могут попасть без его согласия? Или Аксенов грезит о том, что сможет вот так же как Рамзан на короткой ноге общаться с российским президентом и просить у него, чего только пожелает, а золотая рыбка будет у него на посылках? Но, увы, то, что позволено Юпитеру, не позволено быку. И привилегии Кадырова – это дань, которую Россия готова платить за лояльность местного князька. Поэтому Путин готов со многим смириться, а Рамзан почивает на лаврах своего феодального царства.

Аксенов, хоть и вышел из бандитской группировки, ни кадыровского авторитета в Крыму, ни тем более жесткой вертикали власти не имеет – его аппетиты ограничивают российские чиновники, присланные в Крым Кремлем. Поэтому как бы ни старался «глава» Крыма, все, на что он оказался способен – это сколотить «бригаду» из «ополченцев» для «отжима» бизнеса – такую системе «кормления» Кремль пока поощряет. Но эта лавочка тоже не вечна и по мере окончания передела собственности на полуострове (а делить уже осталось не много) она тоже закроется.

Вся заслуга Аксенова заключается в том, что он оказался в нужное время в нужном месте и с не менее подходящей для аннексии репутацией. Но рано или поздно его все же заменят на российского наместника, который и будет выполнять стратегические задачи Кремля по превращению полуострова в военную базу. Поэтому слава Рамзана Кадырова Сергею Аксенову явно не светит, а вот сравняться с Чечней по ряду негативных показателей Крым в ближайшее время, к сожалению, вполне может.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG