Доступность ссылки

Письма из оккупированного Донбасса. Тяжелая осень для луганских учителей


Школа на Донбассе, 1 сентября 2014 года. Иллюстрационное фото

Осенью на луганских учителей навалилось: новый учебный год, праймериз – я писал что школа полным ходом привлечена к проведению и соучастию. Явка – процентов 25-30 от довоенных выборов и «референдума 2014». И в основном пенсионеры. Пришли под лозунгами «Да здравствует СССР!».

Мы хорошо помним, как осенью 2014 года в нашу школу, да и в соседние тоже, зачастили разные агитаторы-пропагандисты, эдакие «комиссары в пыльных шлемах», глашатаи «ЛНР» – выступали до хрипа, размахивали руками, доказывали: надо приступать к работе, скоро все наладится, будем выдавать российские аттестаты, а потом и дипломы, дети к вам повалят учиться из других областей Украины.​

А зарплаты?

Зарплаты у педагогов будут на уровне российских: двадцать тысяч в месяц – специалист без категории, а уж у кого стаж, то вообще! Нужно сказать, что агитация легла на подготовленную почву, основная масса поверила, глаза загорелись, некоторые даже слезу пускали: «Ну вот, наконец-то, дождались!».​

Новый учебный год учителя «ЛНР» встречают, имея задолженность по заработной плате за шесть месяцев

Что касается зарплат – здесь прокол. Тарифные ставки установлены в три-четыре раза ниже, чем у учителей Ростовской, Белгородской и Воронежской областей соседней России. Но даже и это нищенское пособие не выплачивается вовремя. Новый учебный год учителя «ЛНР» встречают, имея задолженность по заработной плате за шесть месяцев – около тридцати тысяч рублей у каждого педагога. Причем люди, приближенные к «министру», говорят, что россияне эту зарплату профинансировали, но деньги каким-то образом были перенаправлены на премирование особо отличившихся из числа аппаратчиков. Итак, с оплатой труда все ясно – обманули…

А вот как обстоит дело с первой частью обещаний в системе образования «ЛНР» после двух лет безраздельного господства «русского мира».

В нашей школе был один выпускной класс – 7 человек (вместо двух полноценных классов, в довоенное время – минимум 50 одиннадцатиклассников). Почти все выпускники 2016 года пошли учиться (поступили?) в «вузы ЛНР» – две очень слабые троечницы видят себя в качестве режиссеров в бывшей академии имени Матусовского, один мажор-абхазец будет журналистом («по-русски», правда, писать пока не умеет – только на компьютере с текстовым редактором – но это ничего, грамоту в университете освоит), выбор остальных более прозаичен – юридический, экономический и транспортный факультеты машинститута. Единственное исключение – девочка, которую можно считать твердой хорошисткой по довоенным понятиям, поехала в Старобельск и поступила в наш университет на английскую филологию.

А как же российские вузы и «открытые дороги»? Ни одного человека…

«Вузы ЛНР» рапортуют о выполнении плана набора. Неудивительно: в «университеты республики» берут всех, кто пришел

«Вузы ЛНР» рапортуют о выполнении плана набора, неудивительно. В «университеты республики» берут всех, кто пришел. Понятия «лицензионный объем» не существует. После окончания набора все ректоры и директоры просто едут в министерство и утверждают фактически набранное количество студентов. Это называется «получить спецразрешение» (почему «спец», правда, не понятно)

Итак, если абитуриент пришел в приемную комиссию, его удалось заманить или переманить – он будет студентом. Единственное, что пытаются делать члены приемных комиссий – перенаправлять, уговаривать перейти на специальности, где не получается вообще открыть группу.

Такая политика «вузов» поставила на грань выживания бывшие ПТУ и техникумы – «если можно пойти бесплатно учиться в университет, зачем размениваться на меньшее?» – так рассуждают многие наши выпускники.

Николай Глухар, учитель, город Луганск

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Перепечатка из рубрики «Листи з окупованого Донбасу» Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG