Доступность ссылки

«Главным идеологом их выступает Лютфи Бекиров» (окончание)


Лютфи Бекиров

Специально для Крым.Реалии

Малоизвестная страница истории крымскотатарского национального движения – деятельность активистов, которые смогли вернуться на родину, в Крым, после Указа высшего органа власти от 5 сентября 1967 года. Среди них был и Лютфи Бекиров (начало статьи – здесь).

Далее в докладной в Крымский обком партии собкор АПН Сергей Шантырь подробно пишет о настроениях недавно прибывших на родину крымских татар. Из документа узнаем, с какими проблемами столкнулись эти люди, которые вернулись после долгих лет изгнания, и как их встретили: «Главным идеологом их выступает 40-летний Лютфи Бекиров (село Некрасово, ул.Виноградная, 12), инженер по образованию. Накануне моего отъезда в Симферополь он подарил мне книжку Расула Гамзатова с явным намеком на приведенные рядом с его автографом слова восточного мудреца: «Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки».

Я ответил Бекирову, что цель приезда к татарам-переселенцам – не прошлое, а настоящее: рассказать в газете «Ленин байрагъы» («Ленинское знамя»), издающейся в Узбекистане на татарском языке, о том, как живут переселенцы.

– Эту газету мы не уважаем, – ответил мне Бекиров. – Ее создали как фикцию. По результатам вашей работы нас могут разделить на плохих и хороших. А мы, татары, все одинаковы. Если вся политика будет строиться на том, чтобы в Крым переселить всех татар, ваша работа будет полезна, если же нет – то она вредна».

Как следует из документа, далее к диалогу журналиста с Лютфи Бекировым подключается другой крымскотатарский активист – Иззет Уста: «Если от вашей работы мы получим пять процентов пользы, – добавил 39-летний Иззет Уста (ул.Виноградная 28), – то вы будете нашими близкими друзьями. Если же будет от этого десять процентов вреда, то вы будете врагами нашей нации».

Мы требуем создать крымскотатарскую автономию. Автономия, иначе нация должна умереть!

Каковы же были взгляды и чаяния крымскотатарских репатриантов, что их волновало? Об этом рассказал Лютфи Бекиров: «Мы требуем… создать крымскотатарскую автономию. Вопрос об автономии уже поднимался. Нам говорили: вас в Крыму будет 20-30 процентов. А переселяют сколько? 100 семей в год. При таких темпах всех 500 тысяч привезут только через 100 лет. Автономия, иначе нация должна умереть! Мы не хотим оставаться в местах ссылки. Мы, молодые люди, рвемся исправить свое положение. Мы поем о Крыме в Узбекистане. Документы о выселении, свидетелями которого мы были 13 июля 1968 года в селе Некрасово, попали в Комитет ООН по правам человека. Теперь Советской власти нужно оправдываться. Вот почему вашему приезду мы придаем такое значение…

В 1957 году первыми в наше правительство обратились старые коммунисты. По сей день наши представители держались в рамках советских законов. Сейчас эти рамки вынуждены лопнуть. Одного русского генерала – Григоренко – в Ташкенте арестовали за то, что он заступился за крымских татар. 200 крымских татар попросили его быть общественным защитником на суде над 10 крымскими татарами. Этот суд должен был начаться накануне международного совещания коммунистических и рабочих партий. Но его отложили потому, что представители крымских татар обратились в Комитет ООН по правам человека и коммунистическим партиям, которые приехали в Москву».

Как узнаем из докладной Шантыря, в разговоре был поднят и болезненный для крымских татар вопрос об этнониме, который на тот момент уже фактически был изъят как из научного оборота, так и из переписей населения.

«Лютфи Бекиров просил называть его соотечественников только крымскими татарами: «У нас с казанскими и узбекскими татарами и обычаи и язык разные...»

Лютфи Бекиров просил называть его соотечественников только крымскими татарами

В связи с этим необходимо отметить, что на этой почве у многих работников статического управления, производивших недавно подготовку ко Всесоюзной переписи населения, с татарами произошли неприятности. На вопрос переписчика «Национальность» татары отвечали: «Крымский татарин». Переписчик говорил: «Такой национальности нет, есть просто татарин». Возникали ненужные споры. Уже после возвращения из командировки я позвонил начальнику Статуправления по Крымской области И.Н. Витвицкому и спросил, как быть. Он ответил, что войдет в Совет Министров СССР с ходатайством о выделении для переписи графы «крымский татарин», чтобы знать, сколько же в действительности в стране людей этой национальности. Если же в выделении графы будет отказано, то, по-видимому, ее при переписи населения все же следует сохранить, чтобы не возникали конфликты, а в Москву сообщить так, как требуют условия переписи.

Татары чрезвычайно болезненно воспринимают малейшее к ним неуважение. 13-летняя Лутфие Подош рассказывала, как неуважительно разговаривал с ней директор школы села Ровное З.М. Ямпольский. Восприимчивая девочка может, если уже не попала, под влияние чуждой нам идеологии. А ученица 8-го класса Айше Мамутова уже сейчас явно враждебно настроена.

Татары очень переживают, когда говорят: «Татарам дома не продаем». После этого они забывают обо всем, что дала им советская власть, и только на неуважении к ним на местах акцентируют свое внимание. Они говорят: «С народом мы живем хорошо, а с властями плохо».

В докладной Шантыря зафиксировано и множество актуальных проблем и претензий крымских татар к местным властям:

«а) в Воинке Красноперекопского района четыре татарских семьи живут без прописки. Мы собираем по пять рублей и помогаем им целый год. 9 июня их должны были выселить на Кубань или в Узбекистан.

б) в Белогорске Эльдар Шабанов и другие ребята купили дома, а их не прописывают и обвиняют в нарушении паспортного режима.

в) не прописывают шесть татарских семей в Новожиловке Белогорского района.

г) в Симферополе, на улице Поточная 9, корпус 1, кв.7 живет мастер по холодильным установкам Фикрет Халилов (он пишет в газету «Ленин Байрагъы»), мать которого держат в подвале.

д) Только на втором отделении совхоза имеется 22 продажных дома, а нам не разрешают их покупать.

Истощив запас своих претензий, Бекиров позвал 19-летнего Халила Табаха.

– Мы, – сказал этот юноша, – живем в Воинке на улице Ленина 7, без прописки 11 месяцев. Местные власти хотят выселить. Дали срок освободить дом, который мы купили за 2400 рублей. Три семьи вызвали в суд. Кроме того, меня не берут в армию: не прописан.

– А я, – добавил Рефат Аблаев, – здесь живу 10 дней с семьей в пять человек. Хочу остаться, но доброго отношения не встретил.

– Конечно, и в хорошем стаде есть плохие овцы, и среди наших есть подлецы, – заявил Усеин Муединов, – но ни одна татарская семья из Крыма не уедет. Мы можем дать вам пленку с записью выселения».

Докладная Шантыря в главный партийный орган Крыма заканчивается выводом, что при разговоре с крымскими татарами «надо сдерживаться, чтобы личные качества характера не воспринимались как оскорбление».

Суд был скорый. Лютфи Бекирова осудили на 4 года лагерей строгого режима, срок он отсидел полностью

Совет этот не пригодился властям. В Крыму они проявляли к крымским татарам враждебность, бесчеловечность, жестокость. Семью Сыддыха Уста, приехавшего к родному брату Иззету в село Некрасово и занявшего пустующую квартиру, выселяли правоохранители с автоматами и собаками. Из вступившихся в защиту выселяемого только в селе Некрасово арестовали более 20 крымских татар.

Суд был скорый. Лютфи Бекирова осудили на 4 года лагерей строгого режима, срок он отсидел полностью в Виннице; Иззета Усту – на 3 года, Сейрана Хырхару – на 3 года. Произошло это в 1979 году, а несколькими годами раньше, в 1972-м, Лютфи Бекирова осудили на 2,5 года за то, что дал сдачи пьяному негодяю, зашедшему к нему во двор и ни с того ни с сего ударившему в лицо. Это была спланированная провокация. Лютфи отбывал наказание в Черновцах.

Несмотря на все испытания и трудности, уже многие годы Лютфи Бекиров живет в Крыму. А 5 декабря нынешнего года Лютфи агъа исполнилось 88 лет. Он живет воспоминаниями о своей жене – Гульнар, с которой прожил более 60 лет. Вместе они вырастили троих детей, у них 8 внуков и 9 правнуков.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG