Доступность ссылки

Украина перевооружается в условиях агрессии России


Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов осматривает технику перед испытанием
Елена Литвинова

На прошлой неделе Украина за 134 километра от Беларуси провела испытания новой военной техники, которую разрабатывала с начала военной агрессии России.

Только в 2016 году украинская военная промышленность продемонстрировала пять новинок: новые боевые модули «Тайпан» и «Вий», автомат «Малюк», обновленную немецким двигателем машину пехоты БМП-1УМД «Мисливець» (она ранее оснащалась российским двигателем) и беспилотный БТР «Фантом».

Испытания последних двух новинок в конце прошлой недели прошли за 134 километра от границы с Беларусью ‒ на полигоне «Гончаровское» в Черниговской области.

«В Советском Союзе не было таких понятий, как боевой модуль или беспилотная бронетехника. Другое дело, насколько они будут эффективными на поле боя ‒ это должно быть еще установлено во время испытаний и боевого применения. Боевой модуль ‒ это уже отработанная система, в Украине используется очень активно более 15 лет. И украинские бронетранспортеры, и БМП уже достаточно давно оснащаются боевыми модулями. Это же не просто башня, как ранее на бронетехнике, это дистанционно управляемое вооружение, которое расположено над броней, а личный состав находится в закрытой капсуле, чем обеспечивается автономность экипажа. Это действительно новые разработки», ‒ рассказал Михаил Самусь, заместитель директора в международных вопросах Центра исследований армии, конверсии и разоружения.

Михаил Самусь
Михаил Самусь

Беспилотный тактический минибронетранспортер «Фантом» оборудован такими комплексами прицеливания, которые позволяют вести огонь в любое время суток на расстояние больше одного километра. Управление им осуществляется через защищенный радиоканал или кабель. Предусмотрена также и возможность оборудовать этот беспилотник высокоточным противотанковым ракетным вооружением.

«Возможности «Фантома» трудно переоценить, они позволяют ему взять на себя большой спектр задач. Такая техника может доставлять боекомплект и грузы через зоны, находящиеся под угрозой обстрела противника или в зоне минного риска, безопасно и быстро эвакуировать раненых с поля боя. На «Фантом» можно устанавливать различные виды вооружения для осуществления огневой поддержки. Если, например, оборудовать его противотанковым ракетным комплексом, то армия получит малозаметный, мобильный и эффективный способ уничтожения бронетехники противника», ‒ убеждает руководитель государственного предприятия «Спецтехноэкспорт» Павел Барбул.

БМП-1УМД «Мисливець» не только укомплектовали немецким двигателем, но и усилили огневую мощь и систему управления огнем. Работая над этой техникой, особое внимание украинские конструкторы сосредоточили на средствах маскировки в видимом и инфракрасном диапазоне.

Новая огневая мощь БМП-1УМД
Новая огневая мощь БМП-1УМД

«Эта система способна в автоматическом режиме распознавать и отслеживать цели и является одним из элементов создания роботизированных боевых модулей. Благодаря ей БМП-1УМД «Мисливець» может использоваться не только как средство транспортировки и огневой поддержки подразделений, но и как автономная боевая единица с дистанционным управлением», ‒ говорят в государственном концерне «Укроборонпром», который координирует деятельность 134-х государственных предприятий и конструкторских бюро военно-промышленного комплекса Украины.

Что сделало армию сильной

В то же время, как утверждают эксперты, большая часть нынешнего вооружения украинской армии ‒ это отремонтированная и модернизированная советская техника.

«Бронетехника, авиация, система противовоздушной обороны, те же танки, бронетранспортеры ‒ это остатки арсеналов советской армии, которые оставались на территории Украины. Но есть часть, например, БТР-4 ‒ это украинская разработка, которая никоим образом не связана с советскими, и их уже около 100 единиц в составе Вооруженных сил Украины. Они как раз используют боевые модули. В принципе, это значительное количество, если говорить в контексте такого же вооружения любой европейской армии. Например, в немецкой армии, которая считается одной из самых мощных, ‒ всего лишь 200 танков, а в украинской ‒ 2000 танков. И эти танки модернизированы и являются одними из лучших в Европе. Даже Т-64, которые якобы и достаточно старые, но есть же и новейшие танки «Оплот», ‒ отмечает Михаил Самусь.

По мнению эксперта, вооружение и его количество стали главными предпосылками того, что с точки зрения опыта и ведения современных боевых действий украинская армия буквально за два года стала одной из сильнейших в Европе.

«Когда в марте-апреле 2014 года началась агрессия, то украинское государство не смогло выполнить свои функции, и их начало выполнять гражданское общество. То есть именно волонтерские батальоны, приподнятый дух людей противодействовали российской агрессии, когда государство провалилось в выполнении своих функций. В дальнейшем, начиная с июня 2014 года, украинская армия начала адаптироваться к новым условиям ‒ усиливаться, развиваться и вести современные боевые действия. Многие иностранные эксперты говорят, что ни одна западная армия не смогла бы выдержать психологическое давление, если бы по ним так отрабатывали «Грады», как это происходило против украинской армии», ‒ говорит Самусь.

Украинская армия действительно может считаться одной из сильнейших в Европе
Михаил Самусь

До агрессии России против Украины современная война ассоциировалась с определенными дистанционными действиями, с использованием высокотехнологичных и высокоточных вооружений, которые исключают массовую гибель людей.

«А Россия использовала методы Второй мировой войны и использовала оружие с целью массового уничтожения как живой силы украинской армии, так и гражданского населения, чтобы посеять панику, страх, ужас и деморализовать не только армию, но и все общество. Украинская нация вместе с армией это выдержали, и после этого украинская армия действительно может считаться одной из сильнейших в Европе», ‒ убежден эксперт.

От тяжелого вооружения к оружию запада

В этом году Украина дважды провела испытания ракетного щита, несмотря на угрозы России сбивать ракеты в районе аннексированного Крыма.

«На ракетостроение возлагается очень большая надежда, поэтому эта отрасль позволит создать не только ракетный щит, но и оружие сдерживания, это значит такое оружие, которое будет способно нанести достаточный ущерб агрессору, причем на его территории, чтобы тот остановился и несколько раз подумал, следует ли продолжать свою агрессию против Украины. Об оружии сдерживания говорится все 25 лет независимости страны. В результате Будапештского меморандума мы отказались от ядерного оружия и сейчас делаем неядерное оружие сдерживания, в которое, кроме ракетных систем, входят и силы специальных операций, которые также на территории противника могут нанести ощутимый вред, который будет иметь стратегическое значение для противника и сделает агрессию против Украины невыгодной», ‒ рассказывает Самусь.

Мы сейчас делаем неядерное оружие сдерживания, которое может нанести ощутимый вред противнику
Михаил Самусь

В создании сил оперативного реагирования Украине помогают США, Великобритания, Канада.

«Это наши союзники из блока НATO, ведь сама организация ‒ оборонительный блок, а не бюро добрых услуг, как это часто используется, в том числе и российской пропагандой, что вот «НАТО сейчас придет и всем поможет». У НATO нет такой функции. Главная ее функция ‒ статья 5: защита друзей НATO. Защищать Украину НATO не будет никогда, если Украина не станет ее членом. НАТО не может нам поставлять оружие, не может непосредственно поставлять помощь. Только через двусторонние отношения с нашими союзниками», ‒ отметил эксперт.

В то же время, по его словам, сегодня Украина не имеет критической потребности в получении иностранной военной помощи.

«Украинская оборонная промышленность смогла отремонтировать, восстановить, модернизировать и использовать старые наработки и сделать из, в принципе, устаревших образцов вооружений такую систему, которая теперь может достаточно эффективно противодействовать российской агрессии. Что касается поставок западных вооружений, то они были актуальны именно в первый период агрессии, где-то в период с 2014 года до подписания минских договоренностей. Если бы в то время было предоставлено летальная оружие, то не было бы «Дебальцевского котла» и, наверное, не было бы никаких оккупированных территорий. Тогда оружия не дали, а сейчас уже это не критический вопрос. Украина постепенно наращивает свой потенциал отечественными разработками и продукцией, в том числе и теми же противотанковыми системами, хотя, конечно же, любая помощь ‒ это хорошо. Особенно критическими или ключевыми на этом этапе являются высокотехнологичные системы ‒ системы управления, связи, в том числе и беспилотные системы», ‒ считает Самусь.

ВПК адаптировался к нуждам армии, но остается нереформированным

Эксперты считают, что украинский военно-промышленный комплекс адаптировался к работе в условиях украинского-российского вооруженного конфликта и обеспечивает все необходимые циклы ‒ от модернизации до ремонта военной техники.

В Украине пока нет правительственного органа, который бы координировал украинскую оборонную промышленность
Михаил Самусь

«Украинская оборонная промышленность полностью выполняет свою функцию. Что касается реформирования, здесь есть проблемы, потому что до сих пор существует такая структура, как государственный концерн «Укроборонпром», который пока не стал эффективной моделью управления оборонной промышленностью. Нужно радикальное реформирование. Мы предлагаем создать небольшое агентство как орган центральной исполнительной власти, который бы полностью координировал управления предприятиями, независимо от их формы собственности ‒ и государственными, и частными. Этот орган также должен был бы управлять военно-техническим сотрудничеством с другими странами, координировать все контакты, зарубежные проекты и проекты национального уровня, например, создание военных самолетов типа Ан-70 или Ан-178 или системы ПВО. Пока нет правительственного органа, который бы координировал украинскую оборонную промышленность. Именно по этой причине часто возникают как условия для коррупции, так и провалы в реализации проектов», ‒ объясняет Михаил Самусь.

По данным Центра исследований армии, конверсии и разоружения, за годы войны частный сектор ВПК по количеству игроков существенно вырос и по количеству разработок даже опережает государственный сектор. На нынешней выставке «Оружие и безопасность 2016» в Киеве только одна частная компания (НПО «Практика») представила 11 бронемашин, а весь государственный концерн «Укроборонпром» ‒ всего два аналогичных образца. Частные украинские компании успешно освоили не только разработку, производство и модернизацию бронетехники, но и такие достаточно специфические сегменты, как модернизация боевых вертолетов, производство систем радиолокации, мобильных комплексов наземной разведки и радиоэлектронной борьбы, комплексов глушения сигналов управления и телеметрии беспилотных летательных аппаратов и т.д.

«Укроборонпром» занимается управлением только государственными предприятиями, а частные находятся, так сказать, вне зоны государственных интересов. Они развиваются в таких диких условиях: если кто-то прорывается на какой-то тендер, то ему повезло, а если нет ‒ так сложились обстоятельства, ведь «Укроборонпром» решает вопрос, кого и каким образом допустить к этому тендеру», ‒ говорит Самусь.

Совместные проекты с Беларусью в обмен на ракетную технику

Некоторые украинские источники утверждают, что Минск предлагал Украине несколько совместных проектов в производстве военной техники в обмен на ракетную. Согласно им, только в 2014 году эту тему трижды поднимали на переговорах. Но, вероятно, что-то пошло не так, и Беларусь договорилась с Китаем, если вспоминать нынешние испытания реактивной системы залпового огня «Полонез».

До сих пор Беларусь и Украина имели соответствующий опыт ‒ в 2011 году был представлен противотанковый ракетный комплекс «Скиф-10», разработанный киевским конструкторским бюро «Луч» и минской компанией «Пеленг», а также автоматизированный зенитно-ракетный комплекс Т38 «Стилет».

«Совместные белорусско-украинские разработки были, но их главной целью был экспорт в третьи страны. Пока, кроме проекта и разработки, они не экспортировались», ‒ говорит Самусь.

Потенциальной площадкой для совместных разработок с 2012 года стал Оршанский авиаремонтный завод ‒ более 50 процентов его акций выкупило запорожское объединение ОАО «Мотор-Сич». Предприятие может как ремонтировать боевые вертолеты Ми-24, так и создавать новые машины Ми-8МСБ.

Украинские СМИ в этом году в июне распространили информацию о транспортировке через украинскую железную дорогу шасси белорусского производства МЗКТ-6922, предназначенные для зенитно-ракетных комплексов. Но так до конца и не выяснили, были ли они предназначены именно украинскому ВПК, или шли транзитом в другую страну.

Белорусские шасси на украинской железной дороге
Белорусские шасси на украинской железной дороге

Военная торговая статистика традиционно закрыта ‒ и в этом Украина не является исключением среди других стран. В то же время, общие показатели внешней торговли, публикует Государственная служба статистики Украины, позволяют обратить внимание на некоторые особенности украинско-белорусской торговли. Согласно официальным данным, в январе-сентябре Украина фактически вдвое по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, увеличила поставки из Беларуси средств наземного транспорта (часть которого может определяться как продукция двойного назначения), более чем на 60 процентов ‒ электрических машин, в четыре раза ‒ железнодорожных локомотивов, на 20 процентов ‒ оптического оборудования, а доля белорусского топлива и нефтепродуктов достигла почти 70 процентов в общем импорте Украины.

Против коррупции в оборонном секторе

Месяц назад в Украине при поддержке Министерства иностранных дел Нидерландов и Программы противодействия коррупции в сфере безопасности и защиты Тrаnsраrеnсу Intеrnаtiоnаl (TI-DSP) создали Независимый антикоррупционный комитет по вопросам обороны, который уже пообещал отстаивать открытость и прозрачность работы концерна «Укроборонпром».

«В Украине закрытость (сферы защиты и безопасности ‒ ред.) слишком велика. Вы знаете, что мы не можем открыто посмотреть оборонный бюджет. Мы не можем увидеть годовой план закупок вооружений и военной техники. Мы не знаем, кто участвует в обеспечении, сколько поставляется, какая номенклатура, стоимость и так далее. Это ненормально, надо имплементировать лучшие мировые практики. Можем взять за образец Соединенные Штаты, где эта информация до определенного уровня открыта. И мы должны это внедрять. Что касается доступа, я думаю, что мы найдем алгоритм сотрудничества. Будем сотрудничать с депутатами Верховной Рады, с профильным комитетом по вопросам предотвращения и противодействия коррупции. Попробуем наладить нормальные отношения, насколько это будет возможно, с комитетом по вопросам национальной безопасности и обороны», ‒ сказал секретарь Независимого антикоррупционного комитета по вопросам обороны Виктор Плахута.

***

Согласно докладу Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), Украина в 2011-2015 годах вошла в десятку крупнейших экспортеров вооружений. Доля Украины в мировом экспорте оружия за эти годы достигла 2,6%.

Оригинал публикации ‒ на сайте Радыё Свабода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG