Доступность ссылки

«Демонтаж украинского государства»: как готовили «закон Кивалова-Колесниченко»


Пикет Конституционного суда Украины. Киев, 13 декабря 2016 год

13 декабря Конституционный суд Украины продолжил рассмотрение дела о конституционности печально известного закона «Об основах государственной языковой политики». Устное слушание, в форме которого разбирательство длилось целый день, «вместило» выступления судьи-докладчика Игоря Слиденко, субъектов права на конституционное представление Олега Бондарчука и Ирины Фарион, экспертов Павла Гриценко, Сергея Головатого и Тараса Марусика. Ниже ‒ выступление Тараса Марусика на заседании КСУ.

Авторы закона «Об основах государственной языковой политики» ставили перед собой конкретные политические цели, но отнюдь не защиту прав национальных меньшинств и не укрепление единства украинского общества, как это задекларировано в статье 2 закона. Их настоящая цель ‒ это, как указано в заключении более 20 общественных организаций на тогда еще законопроект Кивалова-Колесниченко, обнародованный 22 сентября 2011 года, «подрыв статуса украинского языка как государственного и его вытеснение из обихода во всех сферах публичной жизни в большинстве областей Украины» , «легитимизация русификации Украины, которая осуществляется» украинской «властью по требованию России». То есть речь идет о попытке системного влияния, через закон как инструмент, направленного в перспективе на демонтаж украинского государства как такового.

Пикет Конституционного суда Украины. Киев, 13 декабря 2016 год
Пикет Конституционного суда Украины. Киев, 13 декабря 2016 год

Стоит отметить, что авторы закона частично достигли поставленной цели.

Почти сразу после подписания закона были попытки остановить действие отдельных его частей. Уже 3 августа 2012 года украинская компания по производству пива, безалкогольных напитков и минеральных вод «Укрпиво» заявила об убытках производителей из-за необходимости сменить упаковку, поскольку, согласно закону «Об основах государственной языковой политики», предусмотрено, что маркировка товаров, инструкции об их применения и т. п. выполняются на государственном языке и на региональном языке или языке меньшинства.

Тогдашний президент России Дмитрий Медведев вручает российский орден Дружбы главе комитета Верховной Рады Украины по вопросам правосудия Сергею Кивалову за вклад в укрепление дружбы. Москва, 2009 год
Тогдашний президент России Дмитрий Медведев вручает российский орден Дружбы главе комитета Верховной Рады Украины по вопросам правосудия Сергею Кивалову за вклад в укрепление дружбы. Москва, 2009 год

Даже сам Вадим Колесниченко 27 сентября 2012 года обратился к премьер-министру Николаю Азарову с просьбой «рассмотреть возможность принятия поручения Кабинета министров Украины для центральных органов исполнительной власти относительно неприменения штрафных санкций к производителям товаров, вытекающие из положений статьи 26 Закона Украины «О основах государственной языковой политики», до времени приведения в соответствие с Законом подзаконных нормативно-правовых актов или внесения изменений в Закон».

Депутаты Вадим Колесниченко (слева) и Сергей Кивалов на внеочередном заседании Верховной Рады Украины. Киев, 30 июля 2012 год
Депутаты Вадим Колесниченко (слева) и Сергей Кивалов на внеочередном заседании Верховной Рады Украины. Киев, 30 июля 2012 год

Тогда же, 26 сентября 2012 года, Государственная судебная администрация сообщила, что только на переводчиков в судах необходимо около 16 миллионов гривен, а Центр политических студий и аналитики считал, что финансово обеспечить выполнение закона «Об основах государственной языковой политики», на выполнение которого необходимо ежегодно направлять 12-17 миллиардов гривен, невозможно.

Народный депутат из фракции Партии регионов Вадим Колесниченко в зале заседаний Верховной Рады Украины, 25 мая 2012 год
Народный депутат из фракции Партии регионов Вадим Колесниченко в зале заседаний Верховной Рады Украины, 25 мая 2012 год

Зато положения закона очень быстро начали выполняться в сфере телевидения, радио и рекламы ‒ там, где дополнительных бюджетных средств не требуется. Это была, очевидно, главная цель авторов закона. В течение нескольких месяцев увеличилось количество рекламы на русском языке.

20 августа 2012 года вышел приказ председателя Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Владимира Манжосова об изъятии графы «Язык (и), которым (и) будут вестись передачи (%)». Поэтому говорящие вполне официально изъяли из своих лицензионных документов ранее взятые обязательства о 75% украинского языка в телеэфире, и через несколько месяцев объемы ведения, например, радиопрограмм на украинском языке уменьшились в 2 раза и более в эфире трех общенациональных радиокомпаний.

Другой государственный чиновник высокого ранга, председатель Госкомтелерадио Александр Курдинович 12 октября на заседании рабочей группы сказал: «...с точки зрения рыночных принципов формирования контента 75% ‒ это завышенная норма. Телеканалам и радиостанциям проще формировать языковую пропорцию, исходя из бизнес-интересов».

Оппозиционные депутаты блокируют трибуну Верховной Рады Украины, чтобы не допустить принятия так называемого «языкового закона» Кивалова-Колесниченко. Киев, 25 мая 2012 год
Оппозиционные депутаты блокируют трибуну Верховной Рады Украины, чтобы не допустить принятия так называемого «языкового закона» Кивалова-Колесниченко. Киев, 25 мая 2012 год

Закон «Об основах государственной языковой политики» не возник на пустом месте. К его принятию главные инициаторы из Партии регионов и их попутчики шли лет шесть, сделав предварительно три законодательные попытки. Так называемый законопроект «Базовый Закон Украины «О языках Украины» в декабре 2006 года зарегистрировали представители тогдашней антикризисной коалиции Евгений Кушнарев от Партии регионов, Василий Волга от Социалистической партии и Леонид Грач ‒ от Коммунистической. Проект был отклонен в ноябре 2007 года.

Одним из самых активных лоббистов «базового законодательства» был Вадим Колесниченко, который после провала первой попытки обратился в январе 2008 года с открытым письмом к президенту Виктору Ющенко, уполномоченному по правам человека Нине Карпачевой, генпрокурору Александру Медведько, министру образования Ивану Вакарчуку. В первом абзаце этого насквозь манипулятивного письма он обвинил украинское государство в необъявленной циничной войне против своих граждан ‒ этнических украинцев, русских, поляков, венгров, молдаван, румын ‒ представителей этносов и народов, для которых «единственно возможным языком общения» является русский, таким образом засветив свою цель ‒ борьбу за один язык, русский.

С избранием Виктора Януковича президентом Украины деятельность лоббистов резко активизировалась, начиная с мая-июня 2010 года, и имела явно выраженный характер координации всех действий. В моем распоряжении есть ряд документов в подтверждение этого, в частности, представленный в мае 2010 года представителем президента Украины в Верховной Раде Юрием Мирошниченко главе Администрации президента Сергею Левочкину как неотложный тот же законопроект «Базовый закон Украины «О языках в Украине», который «отвечает политическому курсу Партии регионов и положениям Конституции Украины». Законопроект даже не был зарегистрирован. Очевидно, руководство Партии регионов решило, что, наконец имея своего президента, можно сделать «черное» дело его руками.

Народные депутаты Сергей Гриневецкий (слева) и Сергей Кивалов на заседании Верховной Рады Украины (архивное фото)
Народные депутаты Сергей Гриневецкий (слева) и Сергей Кивалов на заседании Верховной Рады Украины (архивное фото)

Следующей попыткой стал законопроект №1015-3 «О языках в Украине» Александра Ефремова от Партии регионов, Петра Симоненко от Компартии и Сергея Гриневецкого ‒ от Народной партии. Практически тот же законопроект, но со статьей, которую позже Вадим Колесниченко и Сергей Кивалов изымут из своего законопроекта, а именно статьей 7 «Русский язык в Украине. Украинско-русское двуязычие». Этот законопроект также был отклонен после многочисленных протестов.

18 мая 2010 года уполномоченный по правам человека Нина Карпачева направила письмо Виктору Януковичу «О защите прав жителей Закарпатья на восстановление национальности «русин», в котором она просит дать поручение Кабинету министров дополнить Перечень национальностей и бланков переписных листов к очередной всеукраинской переписи населения Украины национальностью «русин». А теперь читаем статью 7 закона: в перечень региональных языков или языков меньшинств безосновательно добавлен среди других и русинский язык, который филологи считают диалектом украинского языка.

Министр образования, науки, молодежи и спорта Дмитрий Табачник (архивное фото)
Министр образования, науки, молодежи и спорта Дмитрий Табачник (архивное фото)

Принятию будущего закона немного мешала «Концепция государственной языковой политики», утвержденная указом президента Виктора Ющенко 15 февраля 2010 года. Чтобы расчистить дорогу, 28 мая 2010 года министр образования и науки Дмитрий Табачник обратился к президенту Виктору Януковичу: «Вношу предложение об отмене указа президента Украины от 15 февраля 2010 №161/2010 «О Концепции государственной языковой политики» в связи с необходимостью продолжения разработки проекта Концепции с целью полного учета требований Конституции Украины и международно-правовых документов, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины».

После того, как в Администрации президента не смогли дать ход этой инициативе, Концепцию решили просто игнорировать. Кстати, практику игнорирования этого нормативно-правового акта продолжили последующие руководители Украины.

В первой половине июня 2010 года в Администрации президента Украины обрабатывали анонимный документ, название которого подано в переводе с русского языка: «Измерение языковой ситуации в Всеукраинской переписи 2011 года: политический и содержательный аспекты». И в названии, и в тексте ‒ политика, несмотря на то, что перепись по определению не может быть политическим мероприятием. «Данные о степени распространенности языков в Украине, ‒ говорится в этой записке, ‒ будут оказывать существенное влияние на политическую и гуманитарную ситуацию в стране в течение как минимум следующих десяти лет», а к результатам переписи «будут апеллировать представители разных политических сил при обсуждении таких резонансных вопросов, как, например, вопрос о статусе русского языка, с целью мобилизации своих сторонников».

Авторы (или автор) «языкового измерения» не считают Всеукраинскую перепись населения 2001 года объективной. По их мнению, данные той переписи «не отражают реальной языковой ситуации как относительно использования языков, так и по мнениям граждан о желаемых статусах украинского и русского языков..., они легитимизировали дискриминационную по отношению к русскому языку и культуре Украины политику, которую проводили Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко». Они ставят под сомнение, что «67,5% украинцев назвали своим родным языком украинский», и противопоставляют это волеизъявление данным социологического опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии в 2009 году, согласно которому 42,5% украинцев назвали удобным для себя русский язык, а 39,7% ‒ украинский. Такой подход отразится позже в законе «Об основах государственной языковой политики», например, в статье 5 о языковых предпочтениях каждого человека.

Вывод этого документа написан в стиле теории и практики Партии регионов: «Надо определиться, что мы хотим измерить в переписи (кстати, мы коснулись только языка, а там еще есть вопросы этничности), и как мы будем интерпретировать и выполнять полученные данные, политические последствия могут быть в зависимости от поставленных нами вопросов. Именно это в ближайшее время должно стать предметом дискуссии в закрытом режиме... Это как раз тот случай, когда стоит потратить немного времени и денег, но не пускать в поле к 47 миллионам бессмысленный (и политически вредный) вопрос».

А теперь сравним с частью пятой статьи 7: «При проведении Всеукраинской переписи населения для выявления принадлежности физических лиц к конкретным языковым группам в переписном листе должен быть использован вопрос о языке, который бы идентифицировал родной язык лица по принадлежности к той или иной языковой группе».

В июне 2010 года тогдашний председатель Верховной Рады Автономной Республики Крым Владимир Константинов направил Виктору Януковичу законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно соблюдения статьи 10 Конституции Украины)», которым предлагается внести изменения в 21 закон, добавляя везде русский и другие языки ‒ что вскоре будет использовано в законе, который мы сегодня рассматриваем.

Много разных инициатив, которые прокладывали путь для будущего закона, было в 2011 году. В начале года министр образования и науки попытался вместо «Концепции государственной языковой политики», которую не удалось отменить, попроводить «Концепцию языкового образования» снова с акцентом на русский язык: «Для значительного количества граждан Украины, ‒ говорится в ней, ‒ родным является русский язык, которым свободно владеет большинство жителей нашей страны. Это язык межнационального общения, один из распространенных международных языков, близко родственный украинскому». Идеологической сутью этого проекта можно считать положение о свободном выборе языка обучения, который является «важной характеристикой демократического общества и концепции языкового образования в Украине».

Премьер Николай Азаров (справа) и президент Виктор Янукович (архивное фото)
Премьер Николай Азаров (справа) и президент Виктор Янукович (архивное фото)

Для развития этой концепции в ноябре 2011 года премьер-министр Николай Азаров внес в Верховную Раду законопроект «О внесении изменений в Закон Украины «О дошкольном образовании», которым предусмотрено «обеспечение права свободного выбора родителями языка воспитания их ребенка». Кроме того, в подготовленном документе говорится: «Для удовлетворения национальных, культурно-образовательных и языковых потребностей граждан могут создаваться дошкольные учебные заведения, в которых воспитание детей осуществляется на их национальном или другом языке. Право выбора языка воспитания предоставляется родителям. В случае необходимости в дошкольных учебных заведениях могут создаваться отдельные группы, в которых воспитание осуществляется на другом языке, чем в учреждении в целом».​

2011 год ‒ это год регистрации законопроекта «Об основах государственной языковой политики» и его настойчивого продвижения по пути нагибания ряда ректоров, когда народный депутат Вадим Колесниченко присылал письма с просьбой подписать экспертное заключение в поддержку законопроекта. Таким способом была получена «экспертная поддержка» ректора Национального педагогического университета имени Николая Драгоманова Виктора Андрущенко, ректор Киевского национального лингвистического университета Романа Васько, Одесского национального университета имени Ильи Мечникова и даже отдельный собственный вывод профессора Тернопольского национального педагогического университета имени Владимира Гнатюка Людмилы Вознюк.

Кстати, в тот же день, 26 августа 2011 года, когда авторы зарегистрировали законопроект «Об основах государственной языковой политики», один из них, Вадим Колесниченко, поспешил зарегистрировать еще один законопроект ‒ «О запрете сужения сферы применения региональных языков или языков меньшинств Украины».

Пикет Конституционного суда Украины. Киев, 13 декабря 2016 год
Пикет Конституционного суда Украины. Киев, 13 декабря 2016 год

13 декабря 2011 года Конституционный суд Украины допустил использование в судах, наряду с государственным, региональных языков или языков меньшинств, приняв поправки в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей», представленные Виктором Януковичем в мае 2010 года.

В 2011 году были и «мелкие» инициативы. Перечислю некоторые из них: попытки народного депутата от Партии регионов Елены Бондаренко отменить норму о 50-процентной квоте на музыкальные произведения украинских авторов или исполнителей; ликвидацию мэром Одессы от Партии регионов Александром Костусевым украинских школ в Одессе в связи с принятием программы развития русского языка, согласно которой все школы города стали двуязычными; попытки министра образования и науки заблокировать выполнение трех президентских указов о поддержке Международного конкурса украинского языка имени Петра Яцика путем отмены выплаты президентских стипендий победителям этого конкурса и начало нового Международного литературного конкурса ученической и студенческой молодежи имени Тараса Шевченко, цель которого ‒ «повышение уровня знаний по украинскому языку и литературе, родных языков и литератур...».

Президент России Владимир Путин (слева) и народный депутат Украины Сергей Кивалов, награжден российской медалью имени Пушкина. Москва, Кремль, 22 февраля 2013 год
Президент России Владимир Путин (слева) и народный депутат Украины Сергей Кивалов, награжден российской медалью имени Пушкина. Москва, Кремль, 22 февраля 2013 год

Вся кампания, инициированная упомянутыми (и не упомянутыми здесь) политиками, имела изначально явный политический характер и следы многократного вмешательства российских политиков и политтехнологов во весь этот процесс. В качестве примера приведу слова из интервью главного соавтора закона «Об основах государственной языковой политики», помощника Колесниченко Руслана Бортника, которые тот сказал в марте 2011 года во время «круглого стола» в Государственной думе России «О русском и русскоязычном движении Украины». В частности, он заявил, что русское движение может выжить в Украине только благодаря великой русской партии, которую, типа партии Олега Тягнибока ВО «Свобода», должны поддерживать 3-5% населения, чтобы она прошла в парламент. Для этого нужно достаточное финансирование, которое получить в Украине, от украинских бизнесменов, практически невозможно.

Тарас Марусикзаместитель председателя Координационного совета по вопросам применения украинского языка во всех сферах общественной жизни при Министерстве культуры Украины

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG