Доступность ссылки

Беларусь может потерять статус переговорной площадки, если продолжит блокировать крымскую резолюцию в ООН


Месяц назад в Третьем комитете Генассамблеи ООН рассматривалась резолюция Украины о нарушении прав человека в оккупированном Россией Крыму и Севастополе. Против проголосовали 23 страны, которые сами имеют большие проблемы с обеспечением элементарных свобод для своих граждан –​ Ангола, Куба, КНДР, Иран, Россия, Никарагуа, Судан, Сирия, Узбекистан, Венесуэла, Эритрея и другие.

В их числе оказалась и Беларусь – пока что основная переговорная площадка для урегулирования конфликта на востоке Украины. Белорусская делегация даже попыталась заблокировать проект, заявив о «чрезмерной политизации» вопроса. Правда, против инициативы выступила 101 страна, 37 воздержались, сторону Беларуси заняли 32 единомышленника.

Узнаваемый стиль: декларировать одно, делать другое

По мнению руководителя Комитета иностранных дел Верховной Рады Украины Ганны Гопко, Минск при своем статусе должен придерживаться как минимум нейтралитета, а не безвольно плыть в фарватере политики Кремля. Напомним, что 15 ноября представитель России в ООН выступил резко против проекта украинской резолюции, утверждая, что «Крым извечно был российской территорией», а права человека нарушала как раз Украина, навязывая свои стандарты.

Заседание Генеральной Ассамблеи ООН, иллюстрационное фото
Заседание Генеральной Ассамблеи ООН, иллюстрационное фото

По ее словам, когда представитель Беларуси и на этот раз займет пророссийскую позицию, последствия не заставят ждать: «Первоначально резолюция рассматривалась в Третьем комитете ООН, где, собственно говоря, поднимаются темы, связанные с соблюдением прав человека. Ее поддержали 73 государства, 23 были против, 76 воздержались. Сейчас подтвердить документ общим голосованием должна на своем пленарном заседании Генеральная Ассамблея. Как правило, если в ходе Третьего комитета какие страны проголосовали «за», они просто подтверждают свою позицию. За прошедший месяц у нас был шанс увеличить количество тех, кто поддержит Украину, мы в эту паузу активно вели переговоры с разными странами, которые, скажем так, колебались».

По словам депутата, велась такая работа и с официальным Минском. Но с учетом позиции, которую страна демонстрирует, начиная с 2014 года, когда вслед за российской аннексией Крыма началась фактическая оккупация части Донбасса, надежда на цивилизационный разворот мизерный.

Впрочем, это подтверждает и последний случай, когда 9 декабря Беларусь проголосовала против резолюции ООН о прекращении боев в Сирии. Предложение поддержали 122 государства, 36 воздержались, 13 выступили против, в том числе, Россия, Беларусь, Иран, Сирия и другие. «26 марта 2014 года, после того, как случилась первая российская агрессия с вторжением в Крым и последующей незаконной его аннексией, в ООН рассматривалась резолюция о территориальной целостности и суверенитете Украины, – говорит Ганна Гопко. – В ней было четко сказано, Крым – это Украина, никаких других прочтений быть не может. Тогда 100 государств однозначно поддержали нашу резолюцию, против выступили 11, в том числе и Беларусь. Так что тенденции очевидны...».

Как заявляет Ганна Гопко, если 15 декабря Беларусь вновь выполнит волю Москвы, украинской стороне ничего не останется, как вместо Минска искать другую платформу для мирных переговоров: «Мы не можем быть там, где государство не занимает нейтральную позицию», – говорит она и аргументирует: одно дело – воздержаться, но совсем другой расклад, когда речь идет о попытке блокирования резолюции.

Депутат признается, что перспектива замены Минска на другое место начала обсуждаться в дипломатических кругах сразу после 15 ноября. Активность этого процесса будет зависеть от итогов сегодняшнего голосования: «Мы понимаем, что Лукашенко сейчас пытается выстраивать отношения и с Соединенными Штатами, и с Евросоюзом, и в двусторонних соглашениях, например с поляками, китайцами и т. д. Прилагаются усилия, движение идет в разные стороны. Конечно, оно было бы куда более активное, если бы не московское давление. Очевидно, что это прессинг и политический, и экономический, и военный. Беларусь входит в ОДКБ, соответственно, должна участвовать в совместных учениях. Это уже историческая связь, от которой избавиться достаточно сложно. Плюс российская пропаганда, которая сейчас прилагает много усилий, чтобы поссорить соседей – украинцев, белорусов, поляков, много вбрасывается фейков на этот счет. С этим надо считаться, мы все прекрасно понимаем».

Дипломатический торг: продать голос за нужный результат

Тем не менее, говорит Ганна Гопко, даже с учетом того, что белорусское руководство вынуждено лавировать между различными политическими системами, это не значит, что можно и дальше безнаказанно «продавать» голос, нужный России. А в том, что Беларусь находится в зоне внешнего воздействия, украинский политик не сомневается: «Нельзя так резко изменить позицию после того, как белорусский посол заявляет, что его страна уважает целостность и суверенитет Украины; как на высшем уровне проходят переговоры между президентами; как Беларусь подчеркнуто позиционирует себя гарантом региональной безопасности», – отмечает собеседник.

Франсуа Олланд, Ангела Меркель и Александр Лукашенко
Франсуа Олланд, Ангела Меркель и Александр Лукашенко

В отличие от Беларуси, которая пытается вести двойную игру в расчете угодить Москве и понравиться Западу, для Украины возвращение в лоно Кремля уже невозможно, – констатирует Ганна Гопко: «Для нас сейчас нет разницы между сталинским режимом, который уничтожал украинцев как нацию (сейчас мы как раз боремся за то, чтобы Голодомор был признан геноцидом; более 20 стран уже выразили с нами солидарность), и режимом путинским, который с помощью российской агрессии, с помощью экономического давления, пытается дестабилизировать Украину и уничтожить ее как государство. Впрочем, не только Украину: цель Кремля – расшатать всю Европу, взяв континент под свой геополитический контроль».

Ганна Гопко убеждена: какими бы рычагами Россия не пыталась вовлечь на свою сторону сторонников (экономическим шантажом, запугиванием или информационными вбросами), цивилизованный мир все равно будет на стороне Украины: «Важно через культурную дипломатию доносить, что такое Украина, а что такое идея «русского мира», в которую вложена куча денег. Даже то, что Путин поставил в Москве памятник нашему князю Владимиру Великому, никак не поможет ему «прихватизировать» нашу часть истории. Была Киевская Русь, есть храм Святой Софии, построенный в начале XI века, когда Москвы не существовало даже в проекте. Пока там стояло болото, князь Ярослав Мудрый выдавал своих дочерей замуж в Норвегию, во Францию, Анна Ярославна была королевой Франции. Все попытки что-то загрести – тоже война: гибридная, историческая. Но план Путина и его друга-фээсбэшника Кирилла на установление «русского мира» провалился: сколько бы они не ездили и с православным не колдовали, не нагнетали эмоции, все кануло в Лету».

Примечательно, что в этот же день 15 декабря, но уже не в Нью-Йорке, а в Брюсселе, будет решаться судьба экономических и политических санкций против России за агрессию в Украине. Как считает украинская депутат Ганна Гопко, у Москвы нет никаких шансов, чтобы дождаться «амнистии»: «Важно, чтобы международное сообщество различными способами продолжало давление на страну-агрессора. В конце ноября на саммите «Украина-ЕС» предварительно было подтверждено, что санкции будут продолжены. Это прозвучало в виде политических заявлений, но мы ожидаем, что 15 декабря во время встречи глав стран ЕС в Брюсселе, намерения продолжить санкции против России будут подкреплены документом. Я думаю, что в русле других историй – ситуации в Сирии и обстрела мирных жителей Алеппо, расследования авиакатастрофы малазийского аэробуса MH17 – все эти факты усиливают доказательную базу для привлечения России как государства и его руководителей к международному суду».

Россия в компании мировых изгоев

Одно из достижений резолюции, инициированной Украиной, в том, что впервые в документах ООН Россия просто называется государством-оккупантом, а Крым и Севастополь – временно оккупированными территориями. Прежде всего, осуждаются ограничения прав человека и дискриминационные меры со стороны российских оккупационных властей в отношении крымских татар, украинцев, а также лиц, принадлежащих к другим этническим и религиозным группам.

«Зеленые человечки» в Крыму, 2014 год
«Зеленые человечки» в Крыму, 2014 год

Сама же Украина постепенно будет двигаться в сторону Европы; следующим шагом, судя по всему, станет безвизовый въезд для украинцев на территорию Евросоюза. Не планируется ли из-за этого более жесткий режим в отношении не только России, но и Беларуси, вплоть до введения виз?

«Могу сказать, что в Верховной Раде были разговоры о введении визового режима с Россией, – уточняет Ганна Гопко. – Депутаты называли разные причины, но прежде всего причиной этого послужила эскалация напряженности на востоке Украины. Ввести визовый режим, чтобы, в том числе, уменьшить количество представителей различных российских спецслужб, военных и т. д. О Беларуси никогда таких разговоров не было – чтобы отгородиться визовом барьером. Честно скажу, сегодня я не вижу каких-то весомых причин, чтобы об этом начинать говорить. Нам нужно завершить демаркацию границы с Беларусью – вот это действительно актуально. Мы в комитете ратифицировали соглашение, чтобы при помощи Евросоюза, наконец, закончить процесс. Это одна из важных задач».

Потеря международного доверия в статусе миротворческой площадки может иметь для высшего руководства Беларуси масштабные последствия – от политических до экономических. Однако наиболее позорно потерять государственный авторитет – нельзя одновременно уверять весь мир в искренности своих намерений и при этом вести закулисные переговоры с одной из заинтересованных сторон.

Поэтому, как говорит депутат Верховной Рады Ганна Гопко, декабрьское голосование на пленарном заседании ООН в Нью-Йорке станет для Беларуси, без преувеличения, тестовым. В ином случае Украина немедленно может поставить вопрос перед Нормандской четверкой о другой, действительно неангажированной площадке для встреч трехсторонней контактной группы. «Какое это может быть государство, сказать трудно, необходимо, чтобы согласилась и Россия, – говорит Ганна Гопко. – Но, по крайней мере, понятно, что Беларусь в предложенной роли себя не оправдала».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG