Доступность ссылки

Письма из оккупированного Донбасса. Покупки в Луганске


Иллюстрационное фото. Луганск, 2014 год

Который раз я уже сталкиваюсь с тем, что ситуация с наличием в Луганске товаров промышленной и продовольственной группы довольно неоднозначная.

Если вы зададите прямой вопрос: «У вас есть в магазинах электрочайники?» Вам совершенно искренне ответят, что, конечно, есть и не обманут. Чайники (или что-то еще) есть. Но если вы требовательный клиент, которому не нужен чайник торговый марки «Эльбрус» или «Сентек», а вы ищите что-то с претензией на известную торговую марку, то здесь, увольте, такого можно и не найти. Или найти одну-две позиции ТМ «Филипс» и услышать, что единственный на весь магазин чайник «Тефаль» забрали буквально накануне. И дальше идут десятки неизвестных торговых марок, о которых продавец отвечает или туманно, или уклончиво.

Или нужно брать то, что есть и не крутить носом, или окольными путями заказывать тот товар, качеству которого веришь, а потом искать возможность ввезти это в Луганск

Ведь, вспомните, как говорили раньше: «Советую, у меня лично такой же уже пять лет служит». И мы верили этому и брали, потому что такая вложенная оценка продавца вкупе с известной торговой маркой делали свое дело – домой мы стремились купить хороший товар. Сейчас все несколько странно. Или нужно брать то, что есть и не крутить носом, или окольными путями заказывать тот товар, качеству которого веришь, а потом искать возможность ввезти это в Луганск.

Я покупал комнатные тапки жене на Новый год. Есть у нас такая традиция – на Новый год к основному подарку дарить друг другу комнатные тапочки. Я побежал вчера на рынок, знаю точку, где этих самых тапочек пруд пруди. Товар в основном российский, о котором продавец не говорит ничего («себе я еще такие не покупала»). Если оценивать визуально, останавливаюсь на одной понравившейся мне модели – 420 рублей. Словесные излияния продавца особо не слушаю, потому что понимаю, по такой цене ей очень нужно их мне продать, и говорит она как-то ну очень неубедительно.

«Здесь только написано, что это Беларусь, на самом деле мы это из Закарпатья привезли. А написали специально – сами понимаете, война…

Рядом совершенно изумительный сувенирный вариант подарочных тапочек – овчина, кожа, вышивка. Раньше мы такие везли из отпуска откуда-то из Трускавца или Львова… На тапочках прикреплена самодельная рекламка: «Натуральный материал! Беларусь!» Видя мое внимание, продавец доверительно шепчет мне почти в ухо: «Здесь только написано, что это Беларусь, на самом деле мы это из Закарпатья привезли. А написали специально – сами понимаете, война… А вообще везли это контрабандой через три границы, поэтому и цена – 500 рублей».

Недешево. Но я беру, хотя понимаю, что цена почти космическая – тот самый чайник «Эльбрус» стоит всего на две сотни дороже. Я когда-то в юности читал Агату Кристи. И мне сейчас так отчетливо вспоминаются все те извинительно-вежливые фразы главных героинь, когда они поили друг друга чаем: «Простите, но в связи с этой войной ничего не достать – ни масло, ни сахар, ни джем…». Я помню свои юношески-романтичные ощущения тогда – мне казалось, что это как-то даже необычно, стоять в очередях, искать, договариваться, чтобы найти что-то качественное или просто что-то найти…

Оказавшись в этой же ситуации, как-то все совсем иначе и даже немного навыворот. Ничего романтичного или привлекательного в этом нет. Я не нахожу ничего такого, чем мне могло бы это понравиться.

Он хорошо понимает, что выбора у меня как у покупателя нет никакого, и, покрутившись, я всё равно вернусь к нему

Да, неплохо было бы купить жене в подарок электроприбор. Она говорила что-то о том, что хорошо бы иметь такую вещь дома. Но на рынке цыганистого вида парнишка («Я – хозяин этой точки!») торгует только изделиями торговых марок «Сентек» и «Аленка», о которых ни он, ни я не знаем ничего. Он говорит мне, что изделия российские и пожимает плечами. Я думаю, он хорошо понимает, что выбора у меня как у покупателя нет никакого, и, покрутившись, я все равно вернусь к нему.

Хотя у меня есть коллега, которая перед покупкой проводит настоящее маркетинговое исследование – сравнивает цены, смотрит в интернет-магазинах, заказывает товар в подконтрольной Украине, напрягает всех, чтобы ей это привезли сюда, бежит встречать заказ и испытывает едва ли не оргазм, от того, что все это сложилось.

Просить, волноваться, потом быть обязанным кому-то…. Ради чего? Новогоднего подарка жене? Я вообще пришёл последнее время к одному странному наблюдению, что попадая в ситуацию выбора, я скорее откажусь от покупки, если это доставит какие-то трудности

Мне же просить-напрягать кого-то вообще не с руки. Ради чего? Ради чайника или блендера? Понятно, что лекарства мне привезут, но такие далеко не первой необходимости вещи? И если моя коллега испытывает особый трепет от своих сверхлогистических способностей, то мне это радости не доставит никакой ровным счетом. Просить, волноваться, потом быть обязанным кому-то…. Ради чего? Новогоднего подарка жене? Я вообще пришел последнее время к одному странному наблюдению, что попадая в ситуацию выбора, я скорее откажусь от покупки, если это доставит какие-то трудности. Раньше я не наблюдал за собой ничего такого. Было нужно что-то – покупал или брал в кредит. Сейчас я скорее откажусь от приобретения, если это доставит какие-то трудности хотя бы кому-то.

И, кроме того, я начал гордиться своей новой черте – аскетизму, которого у меня раньше не было и в помине. То ли раньше в моем коллективе больше говорили о приобретениях и гордились ими, то ли я сам меняюсь. Вчера услышал оправдательную фразу о какой-то странности поведения: «Она пережила войну здесь, сами понимаете». Вроде того, что на тот стресс можно списать все…

Мне радушно ответили, что есть всё ну просто в изобилии, приезжайте! Мы едем. На деле я вижу еще довоенные остатки

Сегодня мы искали новые карнизы домой. В старых от времени рассыпались крепежи. На улице грязь и мокрая каша. Поэтому я позвонил в большой строительный магазин, чтобы не ехать напрасно. Мне радушно ответили, что есть все ну просто в изобилии, приезжайте! Мы едем. На деле я вижу еще довоенные остатки. Не то, чтобы я кручу носом, но того цвета, который нам бы подошел, в принципе нет – закончился. Есть два других, но модель нужно проверять по базе. То есть на запрос «карниз для штор» карнизы действительно есть, но не того цвета и не той модели. И мы останавливаемся на покупке комплектующих вместо сломанных – другого цвета, нашего нет в наличие. И как в этой ситуации мне понимать этот рейд в магазин – как удачный или нет? То есть мы ушли с покупкой – но другого цвета и не совсем того, что искали. Хотя в нашем случае речь не шла о чем-то сверхизысканном или особенном.

И так сейчас почти всегда. Если ищешь что-то, будь готов, что найдешь то, что соответствует ключевому слову запроса, но в деталях будет совсем другим. Особенности новой жизни сейчас. Можно привыкнуть к ней, можно бороться – искать, ввозить, договариваться, а можно просто уехать туда, где всё есть. Но меня отчего-то всегда радует та энергия, с которой мои знакомые преодолевают трудности, чтобы приобрести то, что очень хочется. Радуются покупкам, радуются планам, радуются самому процессу преодоления трудностей.

Виталий Коршунов, преподаватель, город Луганск

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Перепечатка из рубрики «Листи з окупованого Донбасу» Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG