Доступность ссылки

«Обязательства оккупирующей державы». Крымский вопрос в ООН


Генеральная Ассамблея ООН на 71-й сессии приняла резолюцию «О правах человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе (Украина)». Текст документа внесла украинская делегация, на пленарном заседании о нем высказался заместитель министра иностранных дел Украины Сергей Кислица. С протестом выступил представитель Москвы. За принятие резолюции проголосовали 70 стран, еще 77 воздержалось, а против выступили 26 делегаций, в том числе от России, Армении, Белоруссии, Китая, Индии, Сербии, Узбекистана и других стран.

За неделю до голосования в ООН постоянный представитель Крыма при президенте России Георгий Мурадов высказывал сомнение относительно возможности принятия резолюции. «Я сомневаюсь, во-первых, что она будет принята. Во-вторых, сомневаюсь, что ее можно сохранить в том виде, в котором она есть, потому что здесь много вещей абсурдных и не подтвержденных ничем, в том числе в отношении нарушений прав крымскотатарского населения», – заявил Мурадов. Чиновник ошибся, Третий профильный комитет ООН принял украинский проект резолюции, а Генассамблея решение подтвердила.

Георгий Мурадов
Георгий Мурадов

Украина внесла текст резолюции о правах человека в Крыму на рассмотрение профильного комитета ООН еще в первой половине ноября, заявив, что соавторами текста являются 38 делегаций. Через несколько дней комитет резолюцию одобрил, и большинство СМИ ошибочно написали, что ее приняла ООН, хотя это не совсем корректно: голосования на Генассамблее не было. Впрочем, обычно, результаты голосований в обеих структурах редко отличаются. Так произошло и в этот раз.

Текст резолюции начинается с напоминания о принятом в марте 2014 года решении ООН, которое подтверждало принадлежность Крыма Украине, а референдум, который на полуострове провела Россия, называло не имеющим силы. Здесь же «вновь подтверждается непризнание аннексии». Эта преамбула вызвала достаточно распространенную критику у целого ряда делегаций, принимавших участие в голосовании. Речь шла о том, что в резолюцию о правах человека были включены такие политические понятия, как «аннексия», «территориальная целостность».

Некоторые страны посчитали, что это политизирует разговор о правах человека. Делегация Казахстана, проголосовавшая против резолюции, объяснила свое решение таким образом: «Казахстан не возражал против резолюции, мы возражаем против политизации вопроса о правах человека в общем. Казахстан против избирательности в оценке ситуации с правами человека и использования прав человека в качестве инструмента для оказания давления на государства-члены в политических целях. Поэтому позиция Казахстана отражена в голосовании по резолюции о территориальной целостности Украины (27 марта 2014 года – прим. РС). Наше голосование по резолюции о правах человека в Крыму не отражает нашей позиции о его статусе».

Такое же объяснение еще раньше дал представитель МИД Беларуси Дмитрий Мирончик, заявивший, что резолюция о ситуации с правами человека в Крыму не имеет отношения к вопросу об украинских территориях, по которым позиция Беларуси не изменилась. Понятно, что украинская сторона не могла не упомянуть об аннексии в тексте резолюции, но часть стран это явно отпугнуло.

Дмитрий Мирончик
Дмитрий Мирончик

Среди примеров ухудшения ситуации с правами человека на полуострове в резолюции указан конкретно лишь запрет Меджлиса крымскотатарского народа, который был признан экстремистской организацией решением Верховного суда Крыма в апреле 2016 года. Еще указывается факт призыва крымчан в армию. Без конкретики перечисляются внесудебные убийства, похищения, насильственные исчезновения, политически мотивированные преследования, дискриминация, притеснения, запугивание, насилие, произвольные задержания, пытки и жестокое обращение с задержанными, их перевод из Крыма в Россию, а также пренебрежение свободой выражения мнений, религии или убеждений и правом на мирные собрания. Отдельным пунктом резолюции приветствуются усилия ООН по обеспечению доступа в Крым независимых наблюдателей.

Заседание районного суда в Симферополе, за решеткой крымские татары, которых обвиняют в участии в Хизб ут-Тахрир
Заседание районного суда в Симферополе, за решеткой крымские татары, которых обвиняют в участии в Хизб ут-Тахрир

От России авторы резолюции потребовали «соблюдать все свои обязательства в соответствии с действующим международным правом в качестве оккупирующей державы», «освободить украинских граждан, которые были незаконно задержаны и судимы без учета элементарных норм справедливости», создать условия для работы правозащитников и журналистов на полуострове, отменить решение о признании Меджлиса экстремистской организацией и вообще соблюдать права человека. Управление Верховного комиссара ООН, приняв резолюцию, взяло на себя обязательства составить подробный доклад о нарушениях прав человека в Крыму. Других конкретных итогов резолюция не предполагает.

– С момента оккупации Автономной Республики Крым и города Севастополь ситуация с правами человека на полуострове резко ухудшилась, продолжают поступать многочисленные сообщения о серьезных нарушениях и злоупотреблениях, совершаемых в отношении жителей Крыма, – заявил во время Генассамблеи замминистра иностранных дел Украины Сергей Кислица. – Те, кто страдает от рук оккупационного режима в Крыму, напуганы и беспомощны. Они живут без каких-либо шансов защитить свои права, протестовать или быть услышанными.

Ответ России был традиционным. Еще раньше, во время обсуждения резолюции в Комитете, представитель Москвы Евгений Загайнов назвал текст необъективным и предвзятым. «Проект полностью игнорирует односторонние последствия для жителей Крыма от действий украинских властей», – заявил Загайнов, подразумевая гражданские акции по блокаде полуострова, в том числе энергоблокаду – после разрушения линии электропередач осенью 2015 года. Перед голосованием на Генассамблее представитель России ни слова не сказала о правах человека на полуострове, и много говорила о нарушениях прав человека на материковой части Украины. Название документа она не назвала полностью ни разу.

– Внутриукраинский конфликт продолжает отбирать человеческие жизни, принося смерть и разрушение в некогда мирные и цветущие районы, – вспомнила российский делегат о войне на Донбассе. – Когда повсеместно на территории Украины массово и систематически нарушаются основополагающие права человека, множатся случаи пыток и насилия со стороны государственных органов Украины, здесь принимается резолюция о правах человека в Крыму. Очевидно, что Киеву политически не выгодно урегулирование конфликта на юго-востоке Украины. С тем, чтобы отвлечь внимание международной ответственности от своего нежелания выполнять политическую часть Минских договоренностей, киевские власти продолжают раз за разом эксплуатировать образ внешнего врага и агрессора. Только для этого им и нужна была эта резолюция. Она также крайне выгодна группе спонсоров, выступившей кукловодом данной затеи. Уж больно хорошо эта инициатива вписывается в общую схему информационной войны против нашей страны.

Понятие «спонсор» в отношении ряда стран, которых не называют, но, очевидно, считают враждебными, прочно вошло в обиход российского дипломатического корпуса. «Политический, заказной и оторванный от реалий характер рассматриваемого проекта для нас очевиден. Не секрет, что на государства оказывается беспрецедентное давление со стороны спонсоров Украины», – заявил директор департамента по гуманитарному сотрудничеству и правам человека Анатолий Викторов.

В Украине резолюцию также не все встретили однозначно благожелательно. О нарушениях прав человека на полуострове в последнее время в Киеве говорят много, особенно после свидетельств о жестоких пытках, которым подвергались захваченные в августе «диверсанты» Евгений Панов и Андрей Захтей, у которых российские силовики выбивали признания в подготовке терактов на полуострове.

Андрей Захтей
Андрей Захтей

Постоянные обыски и аресты среди крымских татар также регулярно становятся предметом обсуждения среди украинских правозащитников. Тем не менее, кажется, никто из них не принимал участия в подготовке проекта резолюции. Сразу после его принятия в Комитете с критикой высказались Татьяна Печончик из киевского Центра информации о правах человека и Флориан Ирмингер из женевского Human Rights House Network. Две главных претензии правозащитников в том, что среди ответственных за ухудшение ситуации с правами человека на полуострове в резолюции не названы еще два фигуранта: «те, кто исполняет приказы системы, агенты де-факто власти Крыма» и, собственно, сама Украина.

«Объективная резолюция должна была бы осудить гражданскую блокаду Крыма и любые будущие попытки подобных акций. Также в документе должна быть упомянута ответственность Украины за усложнение доступа в Крым для иностранных журналистов, правозащитников, адвокатов»,– называют недостатки резолюции правозащитники.

Последнее действительно странно, учитывая, что в резолюции особенное место уделяют просьбам к международному сообществу и требование к России обеспечить работу наблюдателей и журналистов в Крыму. Отношение к крымчанам в украинских банках правозащитники называют дискриминацией, и указывают, что из-за постановления о запрете ввоза в Украину целого списка вещей, переселенцы вынуждены переезжать, оставляя в Крыму буквально все, что у них было. Было бы странно ожидать, что государственный аппарат, подготовивший резолюцию, вдруг укажет и на собственные недостатки, но киевские правозащитники посчитали, что принятие документа, – это «также возможность призвать страну к соблюдению ее собственных обязательств перед своими гражданами, а также ее настоящего, неподдельного желания реагировать на нарушения прав человека и последствия оккупации Крыма».

В голосовании Генассамблеи ООН голоса воздержавшихся, а таких было больше одобривших, не считаются. Необходимо лишь, чтобы число «за» было больше чем «против». Принятие резолюции, которая фиксирует нарушения прав человека в Крыму, это, конечно, победа украинской дипломатии. При этом вряд ли она принесет какой-то результат, кроме декларации, с которой и так все согласны.

Россия не желает даже обсуждать свои обязательства, как государства-оккупанта, не считая себя таковым. После того, как Международный уголовный суд в Гааге признал действия России в Крыму оккупацией, в ответ Россия заявила о том, что выходит из-под его юрисдикции. Фокус внимания российской дипломатии явно сместился в сторону Ближнего Востока. За весь день заседания Генеральной Ассамблеи ООН 19 декабря официальный ответ внешнеполитического ведомства России последовал только по одной принятой резолюции – по ситуации в Сирии.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG