Доступность ссылки

Олег Панфилов: Абхазские поминки по послу Карлову


Андрей Карлов

Специально для Крым.Реалии

Российская власть похожа на Тома из диснеевского мультика, который несся во весь опор за Джерри, но пришлось резко тормозить и с разбегу грохнуться головой в стену. Российско-турецкие отношения за последние полтора года претерпели такие скачки напряжения, что любой электромонтер выключил бы рубильник и сказал бы: «Все –​ иначе трансформатор сгорит». Но Кремль по-прежнему что-то пытается говорить о будущем российско-турецких отношений и даже после нападения на российского посла не запрещает своим туристам посещать Турцию.

В другом случае, Кремль бы поднял истерику до небес, как после сбитого в Сирии российского самолета. Тут не просто какой-то пилот, которых Россия теряет и в мирное время десятками, а целый посол, большой специалист по диктаторским странам и оккупированным территориям. Но раз Анкара приняла агреман, значит ее вполне устраивал Андрей Карлов, до того служивший послом в Пхеньяне, а за три года работы в Турции успевший склонить часть турецкого истеблишмента к сотрудничеству с оккупированной Абхазией.

В Сухуми сейчас тоже большое горе – прервалась нить, связывающая официально непризнанную Турцией Абхазию и сухумских марионеток

В Сухуми сейчас тоже большое горе – прервалась нить, связывающая официально непризнанную Турцией Абхазию и сухумских марионеток, так надеявшихся на то, что несколько сот тысяч абхазских мухаджиров дадут денег и построят рай. Эти надежды теплились всегда, даже когда мухаджиры отказывались возвращаться на историческую родину, сколько бы «президенты» Абхазии не старались привлечь их внимание разными льготами и сказками о будущем процветании.

Абхазские мухаджиры, в отличие от советского народа, всегда помнили, как с ними поступила Российская империя, изгнав в 19 веке около 80 процентов всех абхазов с родной земли только потому, что те были мусульманами. Империя подбиралась к Турции с другого берега Черного моря и ей нужна была Абхазия как промежуточная территория для укрепления плацдарма в Западной Грузии, окончательно захваченной в начале 19 века. В декабре-январе 1840-1841 годов карательный отряд полковника Николая Муравьева огнем и мечом прошел по Дальскому ущелью – к верховью реки Кодор. Оттуда было выселено все население в числе 500 семейств, около 6000 человек. И это было только начало.

Первое массовое переселение абхазов в Турцию было проведено в 1867 году – как результат окончания Кавказской войны и полного захвата Кавказа Российской империей. Русская администрация упразднила Абхазское княжество, создала собственное управление территории в наказание за антирусское восстание 1866 года. Второе переселение произошло в 1877 году, в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

Таким образом, как пишет исследователь Абхазии Бежан Хорава, «в 1877 году в мухаджирство ушли приблизительно 31 964 жителя Абхазии. Если в 1867 году в результате мухаджирства полностью опустела верхняя часть Кодорского ущелья – Цебели и Дали, то в 1877 году такая же участь постигла прибрежную часть Абхазии». После Константинопольского договора 1879 года русская администрация допустила возможность частичной репатриации абхазов в течение трех лет со дня подписания договора и к 1881 году на родину возвратились до 15 тысяч абхазов. До сих пор, согласно данным турецких этнологов, в Турции проживает от 300 до 500 тысяч этнических абхазов.

Сейчас, после этнической чистки от неугодных грузин в 1993 году в Абхазии, «титульная нация» находится в плачевном состоянии. Официально – «все хорошо, прекрасная маркиза», но в реальности – все печально: этнических абхазов на оккупированной территории меньше в три раза, чем армян и грузин-мегрелов, хотя последние и проживают исключительно в одном, Гальском районе на административной границе с регионом Грузии – Самегрело. Поэтому все «президенты» Абхазии были озабочены переселением мухаджиров. Наиболее активно за это дело взялся Сергей Багапш, который несколько раз ездил в Турцию и страны Передней Азии, чтобы встретиться с общинами мухаджиров и склонить их к возвращению.

В 2007 году турецкая газета Radikal писала, что сейчас в Абхазии проживает около четырехсот приехавших из Турции этнических абхазов. Они получили «гражданство» и даже имеют в местном парламенте своего представителя – Раджи Авидзбу. Для укрепления абхазской части населения, как писала газета, в Абхазию необходимо переселить до 50 тысяч мухаджиров. Однако и тогда, и сейчас желание переселить турецких мухаджиров вызывает недовольство армянской общины Абхазии.

Назначение в 2013 году новым послом России в Турции Андрея Карлова было не только обычной процедурой ротации дипломатического корпуса – он был непосредственно связан с абхазской диаспорой

Назначение в 2013 году новым послом России в Турции Андрея Карлова было не только обычной процедурой ротации дипломатического корпуса, судя по происходящим с того времени событиям, он был непосредственно связан с абхазской диаспорой. Еще будучи с 2007 года заместителем директора консульского департамента МИД России, а с 2009 года – директором, по свидетельству «представителя Абхазии в Турции» Инара Гицба, Андрей Карлов «оказал неоценимое содействие в своевременной выдаче виз соотечественникам во время гуманитарной акции абхазского правительства, организовавшего переезд в Абхазию более пятисот наших соотечественников из объятой войной Сирии».

Бывший «глава МИД» Абхазии Вячеслав Чирикба тоже высказался: «Храню самые лучшие воспоминания о встрече с Андреем Геннадиевичем, состоявшейся в феврале 2013 года в Посольстве Российской Федерации в Анкаре, которое я посетил вместе с Полномочным представителем Абхазии в Турции Инаром Гицба… Состоялся достаточно обстоятельный дружеский разговор с послом и его коллегами о состоянии абхазо-российских отношений, о взаимодействии офиса Полномочного представителя и Посольства, о контактах с абхазской диаспорой Турции. Андрей Геннадиевич высоко оценил конструктивную позицию абхазской диаспоры Турции во время подготовки и проведения зимних Олимпийских игр в Сочи». Непонятны, правда, слова Чирикба об аналогии с убийством Александра Грибоедова в Тегеране и Вацлава Воровского в Варшаве, но, скорее всего, смерть Карлова действительно потрясла чиновников из оккупированной Абхазии, которые связывали с Карловым надежды на обещанное когда-то Кремлем «светлое будущее».

Российской дипломатии было всегда наплевать на законы страны пребывания

На турецких сайтах можно найти фотографии Андрея Карлова с представителями абхазской диаспоры в Турции, а также общение с Инаром Гицба, который называет себя «представителем Абхазии» незаконно, поскольку Анкара не признала «независимость» оккупированной Россией части Грузии. Российской дипломатии было всегда наплевать на законы страны пребывания, и они занимались поддержкой сепаратизма, несмотря на декларирование уважения к законам Турецкой республики.

Конечно, вряд ли Анкара будет сейчас акцентировать внимание на деталях деятельности Андрея Карлова в Турции, но Москве еще надо найти человека, который бы так упорно отстаивал имперские интересы России не только в Турции, но и в оккупированной Абхазии. В самой Абхазии демографическая ситуация не улучшится сама по себе, но и потомки мухаджиров не стремятся к возвращению туда, где их ждут, но никаких условий не создают. В Абхазии сложная криминогенная обстановка, нет свободного рынка, а все политические потрясения непосредственно связаны с Москвой, откуда постоянно окрикивают зарвавшихся чиновников, но ничего поделать не могут – в Абхазии так и не создана собственная элита, а большинство чиновников – из советской номенклатуры.

Российская дипломатия – часть советской системы, которая не только отстаивала, как ей положено, интересы государства, но часто занималась не ей свойственным делом. Посол России в Армении в 1992-1994 годах Владимир Ступишин не скрывал своей позиции по Карабаху и всячески способствовал поддержке сепаратизма. Посол РФ в Таджикистане Мечислав Сенкевич способствовал смене власти в Таджикистане в 1992 году на пророссийского Эмомали Рахмонова и ничего не сделал для прекращения гражданской войны. Посол России в Грузии Вячеслав Коваленко не только оправдывал войну в августе 2008 года, но и был награжден в феврале 2009 года Орденом Почета – «за большой вклад в реализацию внешнеполитического курса Российской Федерации, многолетнюю безупречную дипломатическую службу».

Поддержка абхазского сепаратизма – по всей видимости только часть ответственности Андрея Карлова на посту посла. Наверняка турецкие спецслужбы знают и о других его «подвигах», но так или иначе ирония судьбы возвращается к российской дипломатии бумерангом – поддерживая сепаратизм и терроризм они вынуждены в ответ получать то же самое. Как в том же мультике, когда Том наконец ловит Джерри, но получает в ответ хлопушкой по носу. И кроме поддержки абхазского сепаратизма пока только немного известно о том, как Андрей Карлов подбивал турецких бизнесменов на работу в Крыму. Как свидетельствует журналист Осман Пашаев, «одним из его первых дипломатических успехов был недопуск фильма «Хайтарма» о депортации крымских татар к участию в кинофестивале «Золотой апельсин» в Анталье в сентябре 2013 года».

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG