Доступность ссылки

В камере с больными туберкулезом: как живут крымские политзаключенные


Здание СИЗО в Симферополе

Некоторых политзаключенных в Крыму плохо кормят, некоторых ‒ держат в камере с больными туберкулезом. Об этом рассказывают в офисе Уполномоченного Верховной Рады по правам человека. Накануне украинский омбудсмен Валерия Лутковская посетила оккупированный Россией Крым. Этому событию предшествовала многомесячная подготовка, рассказал в интервью Радiо Свобода Богдан Крикливенко, руководитель секретариата офиса омбудсмена. Сам Крикливенко также посетил полуостров. По его словам, украинская сторона просила о посещении 42 заключенных, но российские власти оккупированного Крыма позволили встречу только с тремя. Глобально же целью офиса украинского омбудсмена является возвращение всех заключенных украинцев на материковую часть.

‒ Впервые за три года конфликта состоялся официальный визит уполномоченного в Крым, в Симферополь. Этому предшествовала трехмесячная подготовка, но вчера удалось, по результатам долгих переговоров, встретиться с тремя фигурантами так называемого «дела 26 февраля» ‒ Ахтемом Чийгозом, Али Асановым и Мустафой Дегерменджи.

Они находятся под стражей, под следствием, в СИЗО Симферополя. Во время встречи с Ахтемом Чийгозом присутствовали его жена и адвокат, поэтому удалось обсудить и более тонкие юридические вопросы, касающиеся самого дела, и вообще обсудить бытовые вещи, доступ, общение. Конечно, основная проблема ‒ это сам факт их преследования, который является абсолютно надуманным, политическим и ангажированным, поскольку события этого дела касаются 26 февраля 2014 года, то есть даже де-факто оккупационной власти в Крыму не было. Речь идет об участии этих лиц в проукраинском митинге, целью которого было не допустить захвата зданий органов государственной власти, уже тогда начинавшегося. То есть абсолютно четкий политический подтекст дела ‒ за участие в мирных собраниях.

‒ Каковы условия их пребывания за решеткой?

Одного из задержанных держат в камере вместе с больными туберкулезом

‒ Всегда симферопольский СИЗО имел кучу проблем. Например, одного из задержанных держат в камере вместе с больными туберкулезом. Это, к счастью, лица, у которых не открытая форма туберкулеза, но любые нормативные акты, в том числе и практика Европейского суда (по правам человека ‒ КР), запрещает такие вещи. Люди должны быть разделены, их нельзя держать в одной камере. Есть и другие бытовые проблемы: у одного задержанного осталась жена с четырьмя детьми, он был единственным кормильцем, и нет возможности, конечно, помогать. То есть семьи в чрезвычайно уязвимом положении находятся. Это, конечно, удручает и наносит моральный ущерб человеку.

‒ Вы отмечали, что просили о встрече с 42 украинцами. Будет ли возможность вернуться с визитом в Крым для реализации этих планов?

‒ Есть такая договоренность. Есть обещание со стороны коллег из России, что они предоставят нам возможность посетить и других лиц, и мы надеемся, что в ближайшее время после праздников. Перечень постоянно пополняется, потому что люди к нам обращаются. Там есть как политические заключенные, в отношении которых продолжается производство, так и люди, которые уже имеют приговор. Мы планируем посетить максимальное количество людей, которое нам только позволят.

‒ Как офис уполномоченного может помочь заключенным украинцам? Возможны ли договоренности по дальнейшему освобождению или облегчению условий пребывания украинских граждан там?

Одного человека, с которым мы встречались, по состоянию на 15 часов даже не кормили утром

‒ Есть очень большое количество вещей, о которых мы с вами не задумываемся. Например, мы вчера идентифицировали, что одного человека, с которым мы встречались, по состоянию на 15 часов даже не кормили утром. То, что нам кажется простым, там может быть невозможным, если у тебя нет передач, или администрация таким образом давит на тебя ‒ даже элементарные бытовые вещи могут стать невозможными. Поскольку визит проходил совместный ‒ обоих омбудсменов (украинского и российского ‒ КР), то Валерия Лутковская сразу же все эти факты фиксировала, обращала внимание российского уполномоченного, просила немедленно принимать срочные меры для того, чтобы такого не повторялось. Даже по самому факту визита идентифицированные проблемы на месте были замечены, и мы надеемся, что их не будут игнорировать. Как показывает практика, такие посещения в регионах, в частности в Крыму, имеют действенный эффект, когда приезжают люди «из столицы». Поэтому сам факт посещения даст положительные изменения, мы убеждены.

‒ То есть речь идет об условиях содержания под стражей? О перевозке заключенных на контролируемую Украиной территорию идет речь?

Глобально мы ставим вопрос о передаче украинцев на материковую территорию Украины

‒ Давайте будем реалистами. Когда мы говорим о тех, кто имеет приговор, там мы можем говорить о возможности передачи на контролируемую Украиной территорию. Но, опять же, там есть большое количество юридических нюансов. Есть приговоры, вынесенные во времена, когда власть в Крыму была украинская: люди там продолжают находиться под стражей и просятся быть переданными, поскольку их никто не эвакуировал в марте 2014 года. Есть люди, которые попали под политическое преследование и находятся там по политическим мотивам. Есть люди, которые по политическим мотивациям уже имеют приговоры. Огромное количество вопросов, которые надо обрабатывать очень детально. Глобально мы ставим вопрос о передаче украинцев на материковую территорию Украины. Как это быстро удастся, нам пока прогнозировать очень тяжело, но сам факт официального допуска нас к нашим согражданам уже является серьезным шагом вперед и прогрессом. Надеемся, что мы и более ощутимых результатов достигнем.

‒ Офис российского уполномоченного, в свою очередь, посетил в СИЗО в Николаеве Максима Одинцова и Александра Баранова, которых в Украине обвиняют в дезертирстве и государственной измене, а в России считают своими гражданами. Есть ли у российского омбудсмена желание посетить еще кого-то на территории Украины?

‒ Да есть. Если говорить о военных, которых посетила российский омбудсмен, то российская сторона считает их гражданами России, но для нас они по факту являются украинцами. Они были украинскими военнослужащими и являются гражданами Украины. Но есть еще граждане России, которые никогда не имели украинского гражданства, а всегда были гражданами России, но осуждены и отбывают наказание на территории Украины. Российского уполномоченного это тоже интересует и это ‒ один из вопросов для сотрудничества и их посещения в Украине.

‒ Кто эти заключенные лица, можете назвать?

‒ Нет пока что. Этот вопрос конфиденциальный, и он еще дополнительно обрабатывается.

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова посетила задержанных Максима Одинцова и Александра Баранова в Николаеве 27 декабря. Как говорится на официальном сайте ведомства, нареканий на условия содержания Одинцова и Баранова нет. Больше всего их беспокоит предъявленное обвинение ‒ его они опровергают, подчеркнула Татьяна Москалькова. Российская сторона намерена просить Валерию Лутковскую помочь с лечением Максима Одинцова, которому незадолго до задержания была сделана операция на плечевом суставе.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG