Доступность ссылки

Российская запуганность. Как сделать Крым похожим на Чечню


Иван Ампилогов

«У меня есть друг, который получил политическое убежище в Штатах. Его мать живет в Чечне, и когда он с ней говорит по телефону, она рассказывает, какая у них отличная жизнь и какой замечательный человек Кадыров. А когда приезжает в Штаты, в разговоре вдруг выясняется, что все совсем не отлично, а Кадыров – это просто катастрофа». Это говорит писатель Энтони Марре, написавший книгу о Чечне «Созвездие жизненных явлений». В Америке она имеет ошеломляющий успех, видимо, чеченская реальность американцев очень удивляет и потому интересует.

Но когда прочитал это я, то удивился другому – удивился совпадениям, говоря филологически, текстуальным. Сколько раз мои симферопольские знакомые, оказавшись в Киеве, словно давно сдерживаемой рекой выплескивали проклятия о новых хозяевах Крыма, тогда как в разговорах оттуда по телефону резких слов избегали. Обходились общими фразами. Встретившись со мной уже на свободной земле и вдали от, по их мнению, вездесущей прослушки, они могли бы назвать Аксенова катастрофой, но чаще применяли более энергичные и презрительные термины.

Россия сделала из купавшегося в свободах полуострова подобие утопленной в крови бунтующей провинции

Но как похоже! Мать, которая со своим сыном-политэмигрантом не может свободно говорить по телефону. Россия приравняла Чечню и Крым, вернее, сделала из купавшегося в свободах бестолкового полуострова что-то наподобие утопленной в крови бунтующей провинции. Чеченские и крымские матери, их сыновья-политэмигранты и политзеки это новое тождество диагностируют, выражаясь медицински.

Что и говорить, общего между Крымом и Чечней сейчас очень много. Среди российских провинций это сейчас два брата, более схожие между собой, чем с другими областями. Появились крымские политэмигранты и политзеки, обвиняемые в терроризме, арестованные за слишком уж усердное чтение Корана или дружбу с западными фондами. Неместные правозащитники лишь с ужасом догадываются, что же в Крыму и в Чечне происходит на самом деле, а местные ведут свою деятелность под постоянной личной угрозой – это стало неким опасным служением. Москва заваливает и Крым, и Чечню деньгами, обирая глубинные российские районы, но деньги эти впрок не идут, ни чечецы, ни крымчане прокормить себя не могут. А еще все чувствуют, какие это России чуждые места – и Крым, и Чечня, – и понимают, что когда начнут остатки империи шататься, то первые они из России уйдут.

Иван Ампилогов, русский писатель, крымчанин, участник АТО

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG